Дженнифер Ли Арментроут
Лунное искушение

– Нет, разморожена только курица. Если вы захотите мясо, я не успею его приготовить…

– Тогда я хотела бы куриную грудку, жаренную в масле с травами, – оборвала Сабрина, и Никки вдруг невольно задалась вопросом, не работала ли та в ресторане. – Это не станет слишком сложной задачей, чересчур неподъемной для твоих ограниченных навыков?

Ограниченных навыков? О боже, что за испытание.

– Я могу приготовить ее для вас. Вы будете салат?

Губы Сабрины искривились в усмешке.

– Это следовало бы предложить с самого начала.

Попытавшись сосчитать про себя до десяти и дойдя лишь до пяти, Никки проглотила ругательство.

– Подать вам салат с куриной грудкой?

– Да, мне хотелось бы салат с куриной грудкой.

Никки кивнула и отвернулась, надеясь, что Сабрина поймет намек.

Та не поняла.

– Как ты себя чувствуешь после падения?

По спине пробежал холодок. Ни единой секунды Никки не верила в искреннюю озабоченность ее здоровьем.

– Хорошо, спасибо.

Блондинка кивнула.

– Рада это слышать. – Никки не сомневалась, что это вранье. – Ужасно было бы в столь юном возрасте получить серьезную травму, последствия которой будут с тобой всю жизнь. – Сабрина улыбнулась. – Значит, увидимся за ужином.

Еще одна ледяная волна прокатилась по коже, когда Никки смотрела вслед уходящей Сабрине. Жуткая мысль пришла ей в голову. А не Сабрина ли толкнула ее? Вчера она оставалась у Девлина, а значит, могла улизнуть и сделать это. Тем более Никки пролила на нее шампанское, хотя это казалось слишком жестокой местью даже для такой мелочной особы.

Но что если это все-таки она?

Глава 7

В следующие два дня Никки видела Гейба только за ужином, и, если не считать его бесконечных просьб принести воды, они не разговаривали. Только в среду он спросил, как рука.

Ее это устраивало. Никки не встречала его в течение дня. Насколько она знала, его даже не было дома, а Девлин походил на одного из призраков. Она видела его лишь мельком, а когда хотела поприветствовать его, мужчина уже исчезал.

Жуть.

Возможно, Девлин следил за ее внешним видом и контролировал перемещения, чтобы она снова не скатилась кубарем со ступенек.

Пока ничего такого не случалось, но, оказавшись на лестницах, Никки на всякий случай оглядывалась по сторонам. Невозможно было отделаться от мысли, что Сабрина могла толкнуть ее, но, сколько бы она ни думала, допустить, что эта стервозная блондинка способна на нечто столь безрассудное, казалась безумием.

Сабрина просто неспособна на такое, хотя бы потому, что побоялась бы испортить маникюр.

Поэтому Никки по-прежнему терялась в догадках, кто или что сделало это. Все годы, проведенные в доме, она лишь несколько раз чувствовала дискомфорт, но теперь девушка ходила по тихим комнатам и коридорам, ощущая, будто рядом с ней постоянно кто-то есть, прямо за спиной.

В пятницу днем Никки занималась своими обычными обязанностями, убирая в игровой комнате и по совместительству домашнем баре, когда в заднем кармане джинсов завибрировал телефон. Точнее, это были джегинсы, настолько удобные, что она в них практически жила.

Ставя в бар бутылку скотча, Никки вытащила телефон и увидела, что это было сообщение от Рози. Улыбка тронула ее губы, когда она заправляла за ухо прядь волос.

«Выпивка и плохие жизненные выборы стартуют завтра в восемь вечера!»

Рози слыла бунтаркой. Никки познакомилась с ней в первый год обучения в Университете Алабамы. Крошечная рыжая девушка была на несколько лет старше Никки и прошла в колледже живописный маршрут, изучая по два года те курсы, на которые у обычных студентов уходил год. И то, что Рози меняла свою специализацию трижды с тех пор, как они с Никки познакомились, делу не помогало.

Наконец они одновременно выпустились, получив степень по философии.

Никки навсегда запомнила момент, когда узнала, сколько на самом деле Рози лет. Ты выглядела на двадцать три и вела себя как ровесница-студентка. У Рози была такая жажда жизни, и Никки терялась в догадках, не оттого ли это, что подруга не обременена карьерой или другими обязательствами вроде детей и ипотеки.

Никки отправила ответ.

«Не смогу выбраться на эти выходные, но в следующую субботу свободна».

В ответ пришел хмурый смайлик, а затем Рози повторила первое сообщение, изменив дату на следующую субботу. Никки сунула телефон обратно в карман. Ей и вправду не терпелось увидеть Рози. Перед тем как начать работать тут, она провела пару недель дома, и все это время только и делала, что обедала с друзьями детства или работала в местном приюте для животных. Ей нужно было выбраться из дома, и перспектива оторваться вместе с Рози выглядела соблазнительной, потому что обычно вечер субботы Никки проводила с мамой.

Она приезжала домой, когда мама уже спала, измотанная жестким курсом лечения. Так что Никки начала вставать на час раньше, чтобы перед уходом позавтракать с мамой.

Обливаясь потом, поднимая чертовы бутылки и прыгая все время вверх-вниз по стремянке, она поднялась на цыпочки, чтобы поставить на место последнюю, когда услышала в коридоре шаги.

Никки немного расстроилась, повернувшись на стремянке, потому что знала: это не отец. Он уехал по делам. Держась за верхнюю ступеньку стремянки, девушка потянулась, чтобы заглянуть в коридор, но там никого не было.

Волна мурашек прошла по затылку. Она закусила губу и снова развернулась к полкам. Вероятно, это Девлин крадется где-то там…

Звук стекла, царапнувшего дерево, будто ударил ее в живот, как порыв холодного воздуха. Развернувшись так быстро, что ей лишь чудом удалось не упасть, она посмотрела на дубовую барную стойку цвета вишни.

Вымытые бокалы стояли там, где она их оставила.

Одного не хватало. Она увидела его неподалеку от остальных. Волосы у Никки на затылке встали дыбом.

– Проклятый дом, – прошептала она.

Бокалы были очень тяжелыми. Если бы девушка бросила один кому-нибудь в голову, то вырубила бы его моментально. Они не могли сдвинуться сами по себе.

– Нет. – Она осторожно спустилась со стремянки и помедлила секунду, протянув руку. – Не сегодня, сатана. Отцепись от меня.

Взяв стакан, она быстро убрала его и проделала то же с остальными. Затем вышла из-за барной стойки. Слава богу, она здесь почти закончила: темная, без окон, комната начинала пугать ее.

По дороге к двери она увидела скатанную в шарик салфетку под бильярдным столом и, дрожа, направилась туда. То ли ее знобило, то ли в этой комнате было прохладнее, чем в остальном доме? Возможно, так и есть, потому что отсутствовали окна, через которые в комнату могло бы пробиваться солнце. Или тут точно водились призраки.

Никаких других вариантов.

Она тихо радовалась тому, что поблизости не было лестниц. Нагнувшись, девушка подхватила салфетку с пола.

– Ну, здравствуй.