Дженнифер Ли Арментроут
Лунное искушение

– Мне плевать на цветы. Ты в порядке?

Ник с недоверием посмотрела на него своими огромными глазами, будто не ожидала услышать ничего подобного. Теперь забеспокоился Гейб, вспомнив случай, когда Джулия – подружка Люциана – упала в душе и сильно ударилась головой. Она тогда тоже была сильно дезориентирована, как и Ник. Выглядела она неважно.

– Отпусти ты уже эти цветы, – раздраженно сказал он.

– Я не хотела испортить их.

– Ты и не испортила. – Гейб потянулся за ними, и ее хватка тут же стала крепче. Он вскинул бровь. – Можешь отпустить их, Ник. – Девушка еще несколько мгновений держала букет, но в конце концов отпустила. Забрав вазу, мужчина отставил ее в сторону. Постепенно он начал успокаиваться.

– Сесть сможешь?

Никки кивнула, и Гейб аккуратно поддержал ее под руку. Девушка снова дернулась.

– Точно нормально себя чувствуешь?

– Да. – Она выпрямилась, подняла правую руку и тихонько ойкнула – вдоль руки тянулась ярко-красная царапина. – Ой.

– Дай посмотрю.

– Все не так ужасно.

Он проигнорировал последнюю реплику и, придерживая запястье, аккуратно повернул руку. Рубашка Никки порвалась, несколько царапин тянулось от локтя до рукава.

– Не думаю, что понадобятся швы. – Гейб закатал рукав и наклонился ближе. Осматривая ее, он пытался игнорировать, как приятно она пахла. Словно жасмин.

– Но, вероятно, стоит вызвать врача. Чтобы он…

– Я в порядке. Правда, – ответила она, отстраняясь от него. – Не нужно никакого врача.

– Эти лестницы – нешуточное дело. Ты могла повредить себе что-нибудь и просто пока не осознать этого, Ник. Нужно, чтобы тебя осмотрел врач.

– Головой я не ударилась. – Она отбросила волосы с лица. – Я в порядке.

Он не был так уж уверен в этом.

– Ник…

– Серьезно. Я в порядке. Это просто царапина. Не знаю, как, но я и правда не сильно пострадала.

Разочарование росло.

– Ты катилась через весь лестничный пролет, и у тебя кровь. Неужели так сложно признать это?

– Мне не сложно, – огрызнулась девушка, вырывая руку. – С чего тебя это вообще заботит?

Он отшатнулся.

– С чего меня это заботит?

– Я думала, ты закатишь вечеринку, если я сверну себе шею.

Гейб удивленно уставился на нее. Потом вспомнил, что сказал ей позавчера, и понял, что не может винить ее за подобные мысли.

– Я не стану радоваться, если с тобой что-то случится. Боже. – Мужчина уперся руками в колени и начал вставать. – По крайней мере, позволь позвать твоего отца…

– Нет. – Никки схватила его за руку, и его взгляд снова метнулся к ней. Она смотрела на него сверху вниз. – Прошу, не говори ничего отцу. Не хочу, чтобы он переживал и расстраивался по пустякам.

– По пустякам? Ник, ты могла…

– У него сейчас и так полно тревог. Он не должен переживать попусту еще и из-за этого, – ответила девушка, глядя с мольбой. – Прошу, Гейб. Не говори ничего.

Такая забота об отце тронула его. Потянувшись, Гейб взял ее за руку. Несмотря на то что произошло между ними той ночью четыре года назад, он всегда с трудом мог ей отказать.

– Я ничего не скажу, – пообещал он хрипло, отпуская ее руку. – Но только если ты не пострадала. Пойду поищу, чем обработать раны, а потом посижу с тобой несколько минут, чтобы убедиться, что все в порядке.

Она смотрела так, будто собралась спорить, но через мгновение кивнула.

Боясь оставить ее, Гейб немного поколебался, но потом поднялся по ступеням, шагнув на верхний пролет и схватив лозу, за которую она, видимо, зацепилась. Он выдрал ее и перекинул через перила. Затем пошел в свои комнаты, быстро набрал кучу всего и вернулся обратно. Она сидела рядом с вазой на ступеньках. Он вдруг вспомнил маленькую Никки, сидевшую на том же месте в ожидании его возвращения.

Прогнав образ из головы, мужчина обошел ее и сел на ступеньку, на которой покоились ее ноги.

– Дай осмотрю руку.

– Я сама могу обо всем позаботиться. – Она потянулась за влажной тканью, которую он принес.

Гейб вскинул брови.

– Дай мне руку, Ник. – Девушка сперва уставилась на него, а потом закатила глаза.

– Как хочешь.

Он скрыл улыбку, когда она все-таки вытянула руку вперед, затем начал осторожно стирать кровь. Взглянул на ее обувь – балетки на тонкой гладкой подошве.

– Стоит носить обувь на более устойчивой подошве, тогда не будешь спотыкаться о лозу и летать по ступеням.

– Я не спотыкалась и не летала со ступеней, – запротестовала она, а Гейб тем временем кинул полотенце на лестничный пролет и потянулся за антисептиком и ватными дисками, которые захватил с собой. Потом смочил диск в растворе.

– А для меня выглядит именно так. Может, ты не заметила лозу, но она лежала там, прямо на верхней ступени. – Из ранки на локте сочилась сукровица. – Тебе очень повезло, – пробормотал он, качая головой. – Все могло кончиться гораздо хуже. Может немного щипать.

– Знаю, что повезло. – Она резко вздохнула, когда он прижал ватку к царапинам. – Но я не спотыкалась и не поскальзывалась. Кто-то толкнул меня.

Его рука замерла, он поймал ее взгляд.

– Что?

– Кто-то толкнул меня. Выглядело все именно так. – Уголки ее рта дрогнули, когда перекись запенилась на коже. – Я услышала шаги за спиной, а потом почувствовала удар в спину.

Гейб нахмурился, потянувшись за маленьким тюбиком антибактериального крема. Он принес с собой целую аптеку.