Дженнифер Ли Арментроут
Лунное искушение

– Нет, – отрезала Сабрина, ее бледные щеки вспыхнули румянцем.

– Как скажете.

Быстрый взгляд на ту сторону стола подсказал Никки, что братья на самом деле поняли: произошедшее неслучайно.

Еще раз извинившись, Никки осторожно отошла от стола, пытаясь скрыть смех, что клокотал у нее в горле. Выходя из комнаты, она не могла не заметить, что Гейб, наблюдая за ней из-под густых ресниц, улыбался той самой улыбкой, которая много лет назад втянула девушку в неприятности, и ее глупое, глупое безрассудное сердце подпрыгнуло в груди.

* * *

После худшего дня на работе Никки дождаться не могла, когда уже уедет из поместья де Винсентов. Выскользнув с заднего хода, она поспешила туда, где рядом с забитым машинами гаражом был припаркован ее почти десятилетний «форд-фокус».

Заводя машину, она тут же включила музыку, и из колонок понеслись песни поздних восьмидесятых. Она сразу же узнала мелодию. Jessie’s Girl.

Боже, она любила эту песню.

Почему-то ей нравились песни тех лет. Может, потому что их слушали родители, но она не переваривала большую часть современной музыки, предпочитая подпевать Дэвиду Боуи или Talking Heads, чем любой популярной современной мелодии.

Хотя в какой-то момент своей юности она увлекалась One Direction.

Как всегда, когда ей не сиделось на месте, она начала подпевать, покачивая головой.

– Где мне найти женщину… ла-ла… девушку Джесси!

Боже. Пела она отвратительно, но продолжала, руля по извилистой подъездной дорожке, обсаженной деревьями, стараясь не думать об этом дерьмовом дне и о том, что ей придется снова и снова встречаться с Гейбом.

Добравшись до выезда на шоссе, Никки замедлила ход и наклонилась вперед. Никаких машин. Она повернула направо, выжав педаль газа, устремляясь туда, где люди не зацикливаются на пустых бокалах или…

Яркий свет вдруг полился через окно «форда». Бросив взгляд в зеркало заднего вида, она нахмурилась, потому что фары приближались. Странно. Она крепче сжала руль. Девушка точно помнила, что, когда выезжала, на дороге никого не было. Никто не смог бы появиться сзади так быстро, только если он не вывернул от де Винсентов.

Внутри у нее все оборвалось.

Это невозможно! Кто поедет по этой дороге? Ее взгляд снова метнулся к зеркалу заднего вида. Машина все еще ехала за ней, не вплотную, но достаточно близко. Скорее всего, авто было припарковано где-то между деревьями на одной из боковых дорожек, которыми пользовались садовники.

Но кто бы стал парковаться там?

Никто не посмеет слоняться по владениям де Винсентов. Тревога росла, пока она ехала дальше по шоссе, замедляясь по мере того, как движение вокруг становилось интенсивнее. Никки все так же поглядывала в зеркало заднего вида и всякий раз видела машину прямо за собой. Насколько она могла различить в закатном свете, это был темный седан. Когда она повернула на улицу, ведущую к дому родителей, машина – матерь божья – свернула туда же.

Сердце Никки подскочило, и она нажала кнопку на руле, выключив радио. Ей нужно было сосредоточиться.

За ней что, следят?

Это нелепо. Девушка подняла взгляд. Машина была все еще там. Дыхание перехватило, когда она подумала о телефоне. Он лежал в сумочке. Никки принялась нащупывать его, но потом остановилась. Кому она собиралась звонить? В полицию? И что она им скажет? «Возможно, меня преследует какая-то машина»? Глупости.

Сжав губы, Никки сосредоточилась на оживленной улице, где дома буквально наползали один на другой. Дом родителей располагался в двух кварталах. Если машина повернет…

Никки вызовет полицию. Пусть это будет выглядеть глупо, но она позвонит им.

Едва дыша, она повернула и набрала скорость, поглядывая в зеркало заднего вида. Машина притормозила на перекрестке, заставив ее судорожно вздохнуть. Она ошиблась. Это был похожий, но другой автомобиль.

Машина ускорилась, пересекая перекресток, но за ней не повернула.

Никки вздохнула с облегчением, подъезжая к дому родителей: с губ сорвался смешок, но напряжение никуда не исчезло.

Глава 5

– Каково это – снова вернуться туда? – спросила Ливи Бессон, прошаркав к кухонному столу. Несмотря на то что снаружи было тепло и старый кондиционер едва справлялся с жарой, она была закутана в халат, в котором утопало ее худое тело.

Потягивая кофе, Никки смотрела, как мама пытается устроиться поудобнее. Лечение было довольно агрессивным, от него выпадали волосы и уходили силы. Даже в те дни, когда ее мать не проводила по восемь часов под капельницей, получая очередную дозу химиотерапии, она все равно выглядела изможденной. В кресле ей было бы удобнее, но мать предпочитала придерживаться старых привычек, хотя кофе она заменила каким-то чаем, который должен был ей помочь справляться с последствиями терапии.

– Странно, – ответила Никки, отбрасывая прочь беспокойство и страх, упорно растущие внутри при мысли, поправится ли мама. – Кое-что не меняется, например Девлин, а что-то кажется иным. Не знаю, как и объяснить.

– Как поживает Девлин?

– Полагаю, нормально. Ему не понравилась дыра на моих джинсах.

Нежная улыбка тронула губы матери.

– Девлин любит, чтобы все выглядело определенным образом.

Никки закатила глаза. Только ее мать могла испытывать к этому мужчине нежность.

– Пока еще не видела Люциана, но Гейб вернулся вчера.

Ее мать глотнула еще чая.

– Он был в Батон Руж?

– Да. – Ее наполнило любопытство. – Что он там делал?

– Полагаю, улаживал кое-какие личные дела, – ответила мать таким тоном, что Никки не смогла понять, знает ли она больше, чем говорит.

Тем не менее у нее возникло неприятное чувство. У него что, там подружка? А может, и не одна. Он немного слетел с катушек после того, как разошелся со своей девушкой из колледжа. Эмма. Боже, даже думать о ее имени неприятно. Никки едва знала эту женщину и безумно завидовала ей.

Раньше завидовала.

Потому что Ник больше не существовало.

Девушка провела пальцами вдоль глубоких царапин на кухонном столе.

– Что случилось со всей прислугой?

Ее мать бросила взгляд на часы, потом поправила цветастый платок на голове.

– В доме произошел инцидент, в результате которого персонал почувствовал себя очень неуютно.

В устах Бев это прозвучало как нечто гораздо более значительное, чем то, что случилось со старшим де Винсентом. Хотя на самом деле произошедшее было ужасным: хозяина особняка нашли повешенным в собственном кабинете. Она и представить себе не могла, что чувствовали братья.

– Произошло что-то еще? Это как-то связано с возвращением их сестры?