Дмитрий Геннадьевич Сафонов
Клиника Икс-1


Это она тоже знала.

Анна встала. Голова немного кружилась.

– Она добрая, – Рафаэль показал на Эю.

Анна кивнула.

– Я уже поняла.

– А вы кто? – спросил Рафаэль.

Анна огляделась. Отца в холле не было.

– Где мой отец?

– Вы приехали сюда с отцом? – участливо спросил Рафаэль.

– Да. Сергей Николаевич Крылов – мой отец.

Рафаэль и Эя переглянулись. Рафаэль эмоционально всплеснул руками. Эя флегматично пожала плечами.

– На ней же не написано, – сказала Эя. – Я защищала профессора.

– Где он? – спросила Анна.

– Наверное, у себя в кабинете, – предположил Рафаэль.

11

Профессор Крылов окинул взглядом кабинет. Все здесь было свое, родное. Профессор ласково потрепал книжный шкаф с медицинской литературой, с любовью огладил письменный стол.

Ему стало немного легче. Не зря говорят: «Если больному не становится легче при виде врача, значит, это – не врач». Так же и с больницей: если стены не помогают, значит, нужно строить новую.

С этой – все было в порядке. Стены помогали. Профессору стало лучше. А вскоре, когда прибудут по вызову – Анна вызвала их, он сам слышал звонок – его друзья, станет совсем хорошо. Надо только дождаться.

Только бы дождаться, – твердил он про себя, но – вновь послышался тот самый звук. Тихий, еле уловимый, звенящий.

Тело снова стало медленно стекленеть – по-другому он это назвать не мог. Не только тело, но и слова, мысли, чувства. Все терялось и путалось, будто в бесконечном зеркальном лабиринте. Переливалось – из одного отражения в другое. Ускользало. Уходило вглубь, в темноту, в неизвестность, чтобы никогда больше не выйти на поверхность.

Это пугало. Но он ничего не мог поделать. Звук нарастал. Приближался. Звал, манил, приказывал следовать за собой.

Профессор огляделся. Он, наконец, смог установить источник. Звук исходил от зеркала, висевшего над раковиной.

Профессор, будучи не в силах устоять, пошел на зов. Поначалу он пробовал сопротивляться, и первые шаги давались нелегко. Но, по мере приближения, стало проще. Его словно засасывало – в бесконечную зеркальную воронку.

Оказавшись перед раковиной, профессор заглянул: туда, куда манил его этот звенящий звук. На мгновение ему удалось увидеть, что там. Что его ждет. И ему стало невыносимо страшно.

Профессор поднял руку, пытаясь закрыть ею лицо. В первую очередь – глаза, но почувствовал, что это не помогает. Неужели нет спасения? Неужели это все?

Нет! Профессор собрал последние силы в кулак. В кулак – в самом, что ни на есть, буквальном смысле. А затем – ударил им в зеркало.

12

Из кабинета донесся звон разбитого стекла. Анна ринулась вперед, распахнула дверь и – увидела отца, лежащего на полу. Рядом валялись осколки зеркала. Правая рука отца была в крови.

– Папа! Папа!

Анна бросилась к отцу. Профессор не отвечал. Его затуманенный взор был устремлен в потолок.

Анна встала на колени, помогла отцу сесть, обняла. Профессор никак не отреагировал.

В дверях показались Эя и Рафаэль.

– Что происходит? – воскликнула Анна.

Но они и сами не знали.

– Извините! Я опоздал, – послышался бодрый голос.

Эя и Рафаэль расступились, и в кабинет вошел мужчина лет тридцати пяти. Высокий, мускулистый, пышноволосый, – он выглядел живым воплощением красоты и здоровья, будто только что спрыгнул с рекламного плаката.

Он присел рядом с профессором, пощелкал пальцами перед его лицом.

– Сергей Николаевич! Вы меня слышите?

Отец едва заметно наклонил голову. Красавец взял в руки его правую кисть и внимательно осмотрел.

– Я перевяжу.

Он быстро вышел и еще быстрее вернулся, прижимая к груди все необходимое: перекись водорода, хлоргексидин, стерильные марлевые салфетки и бинт. А затем – не более, чем за минуту, обработал и перевязал разбитые костяшки пальцев. Анна поневоле залюбовалась.

Рафаэль тем временем собрал щеткой осколки зеркала на совок и выбросил в пластиковое мусорное ведро под раковиной. Самый крупный осколок не поместился, поэтому торчал, приподнимая крышку ведра.

– Вот и все.

Красавец завязал бинт красивым узлом, взял профессора под руку и помог прилечь на диванчик. Анна села в ногах.

– Спасибо! – сказала она.

– Не стоит, – отозвался красавец. – Меня зовут Денис.

– Анна. Вы – очень ловко, – она показала на забинтованную руку отца.

– Я – хирург.

Анна насторожилась.

– Так это – ваша операционная в конце коридора?
Новости
Библиотека
Обратная связь
Поиск