Дмитрий Геннадьевич Сафонов
Клиника Икс-1


Анна поняла, что в круглом зале ей делать совершенно нечего, и выскочила в коридор. Впереди оставалось не так много дверей.

За следующей оказалась операционная, и Анна немного успокоилась. Ну, хоть что-то здесь было нормальным.

Однако, присмотревшись повнимательнее, Анна поняла, что операционная нормальной только казалась. А на самом деле – она пугала ничуть не меньше, чем хрустальный шар со спиритической доской или шаманский бубен в круглом зале. А, может, даже и больше.

Операционный стол выглядел вполне традиционно. Но то, что помимо обычных ремней для фиксации пациента были цепи – новые, блестящие, с кольцами наручников, – сильно настораживало. Точно такие же цепи были прикручены к кронштейнам, торчавшим из стен.

Чем тут занимаются? Анна поежилась. В углу стоял маленький стеклянный шкафчик, в нем – четыре пузырька, несколько упаковок шприцов, на нижней полке – фонендоскоп. И больше – ничего.

Не было ни инструментов, ни перевязочных материалов, ни оборудования для наркоза. Только свернутый водопроводный шланг под столом и сток для воды, уходящий прямо в пол.

Анне стало не по себе. Она выбежала в коридор. Ей больше не хотелось здесь оставаться.

Анна вернулась обратно к стойке. Отец, скрючившись, сидел на диванчике.

– Папа! Что это за место? Зачем мы сюда приехали?

Отец тихо застонал, но ничего не ответил. На его лице отразилось страдание. У Анны дрогнуло сердце. Она подошла и погладила его по плечу.

– Зачем я тебя послушала? Ты же – не в себе.

Отец зарычал и замотал головой.

– Поехали в нашу больницу! Нельзя терять время. Вставай! Пошли отсюда!

Анна взяла отца под локоть, чтобы помочь подняться. Но отец – неожиданно резко – вырвал руку.

Анна опешила. Она не была готова к активному сопротивлению. Но она быстро взяла себя в руки. В конце концов, надо просто изменить точку зрения. Забыть, что перед ней – отец. Он – обычный пациент, которому нужна помощь. Анна обеими руками схватила отца за плечо, подняла с дивана и потащила к выходу.

Отец выкрикивал что-то бессвязное и пробовал отбиваться, но Анна была сильнее. Он был болен, а Анна – бегала по утрам и трижды в неделю ходила в спортивный зал.

– Отпусти его! – вдруг раздался низкий, с хрипотцой, женский голос.

Анна обернулась. По ступеням быстро спускалась молодая женщина. Она выглядела странно; впрочем, как и все здесь. На азиатском лице с раскосыми глазами светилась решимость. Густые черные волосы были распущены и торчали в разные стороны, прикрывая грудь и доходя до середины спины. На женщине была юбка, хотя вряд ли это можно было так назвать; скорее, разноцветные лохмотья, которые развевались при каждом шаге, обнажая стройные ноги в черных лосинах.

Незнакомка спустилась и встала напротив Анны. Теперь она выглядела не так грозно: роста в ней оказалось – не более полутора метров.

– Он останется здесь! – заявила азиатка.

Анна посмотрела на нее – сверху вниз.

– Уйди с дороги!

– Или что?

Азиатка стояла, подбоченившись, и это выглядело забавно.

– Увидишь!

– Попробуй!

Анна подумала, что не стоит тратить время на препирательства и пустые угрозы. Она протянула руку, чтобы подвинуть заносчивую коротышку, но – случилось неожиданное.

Азиатка молниеносным движением вцепилась в ее пальцы: крепко, будто клешней. Анна услышала, как хрустнули межфаланговые суставы, почувствовала боль и подалась вперед.

Азиатка тем временем двигалась по спирали: все быстрее и быстрее. Она отпустила пальцы Анны, но легче от этого не стало, поскольку теперь она воздействовала на лучезапястный сустав, и Анне пришлось следовать за ней, ускоряя шаги, чтобы не получить перелом.

Но и это не помогло. Разогнав Анну, коротышка отпустила наконец лучезапястный сустав и резким обратным движением выкрутила руку в локтевом.

Анна не успела понять, как это произошло. Желая погасить вспыхнувшую боль, она резко дернулась вперед. Потолок внезапно оказался под ногами, а пол – поднялся и ударил по затылку. К счастью, ковер смягчил удар.

И все померкло.

10

– Эя! Опять ты перестаралась со своим айкидо!

Это было первое, что услышала Анна. Мужской гортанный голос говорил с певучим акцентом.

– Рафаэль! – отвечала азиатка, которую, по всей видимости, звали Эя. – А что мне оставалось делать? Она хотела утащить профессора.

Анна пришла в себя, но решила глаза пока не открывать. Пусть думают, что она – без сознания. Может, сболтнут что-нибудь лишнее?

– Эя! – сказал Рафаэль. – Но все-таки, надо как-то помягче. Деликатнее. Она ведь женщина.

– И что? А я кто? – возмутилась Эя.

– Ну… Ты тоже… Конечно… – замялся Рафаэль.

– Эй, толстяк! – прикрикнула на него Эя. – Откуда сомнения в голосе?

– Нет никаких сомнений, – поспешил заверить Рафаэль.

Анна подумала, что ничего интересного она больше не услышит. Она открыла глаза и села.

Невдалеке стояла та самая азиатка. Эя, – повторила про себя Анна. Рядом с ней высился жизнерадостный кавказец: с красивыми черными глазами, густыми черными кудрями и объемистым животом. Рафаэль, – отметила Анна.

Он подошел, нагнулся и посмотрел Анне в лицо.

– Успокойтесь! Мы не причиним вам зла.

– Кто вы? – спросила Анна.

– Меня зовут Рафаэль. А это – Эя.

Ну, это она и так знала.

– Будь умницей! – строго сказала Эя. – Или руку сломаю.
Новости
Библиотека
Обратная связь
Поиск