Дмитрий Геннадьевич Сафонов
Клиника Икс-1


Отец издал неопределенный звук, похожий на бульканье. Вряд ли это можно было считать ответом.

– Я разворачиваюсь!

Отец издал другой звук. Погромче. С требовательной интонацией. Правая рука, лежавшая на колене, задрожала. Указательный палец медленно выпрямился и замер: вперед!

Анна кивнула.

– Ладно. Как скажешь.

8

Навигатор привел ее в заброшенную промзону. Анна взглянула через лобовое стекло. Обширная стоянка. На дальнем конце – громадное бетонное здание главного корпуса, безучастно взирающее пустыми глазницами выбитых окон.

– Папа! Это здесь?

Отец с трудом поднял веки и одними глазами, не поворачивая головы, осмотрелся. Потом – уронил подбородок на грудь, что, по всей видимости, должно было означать утвердительный кивок.

Итак, они на месте. Но куда дальше?

В свете фар виднелась массивная железная дверь. Анна вышла из машины и направилась к ней.

Дул ветер. Он доносил откуда-то издалека протяжный вой бродячих собак. Анне стало не по себе, но идти на попятный было поздно.

Анна подошла к двери. На ней висел огромный проржавевший замок, и Анна подумала, что в последний раз его, должно быть, открывали в прошлом веке. Но других способов попасть внутрь не было. Анна принялась внимательно осматривать дверь, как вдруг – за спиной послышались шаги.

Внутри все оборвалось. Вихрем пронеслись недобрые мысли: одна. Женщина. Молодая. Никто не поможет и никто потом не найдет. Анна нащупала в кармане связку ключей от дома, крепко сжала ее и приготовилась подороже продать свою жизнь.

Она резко обернулась. Перед ней стоял отец.

Он прошептал, показывая на крышку распределительного щитка, из-под которой торчали обрывки проводов.

– Ты… родилась…

Что? Анна не понимала, о чем идет речь. Тем не менее, она подошла к щитку и осторожно потрогала его. Ничего интересного. Ничего, что могло бы помочь.

Отец оперся рукой на стену. Анна в недоумении показала на щиток: ничего нет! Отец прикрыл глаза и снова открыл: смотри!

Анна достала мобильный, включила фонарик и принялась тщательно исследовать щиток. Толкала, тыкала, пыталась сдвинуть. Наконец – в ответ на какое-то случайное действие – щиток откинулся, а за ним обнаружилась вполне современная цифровая панель. Нужно было набрать код.

Ты родилась… Кажется, Анна поняла, что имел в виду отец. Одиннадцатое ноября. 11.11. Анна четыре раза нажала «единицу». Внутри стены что-то зажужжало, и дверь отъехала в сторону.

Анна взяла отца под руку, и они вошли.

Куда? – подумала Анна.

9

Они спустились по широким ступеням и оказались в подвальном помещении без окон. В холле, как догадалась Анна. Светильники под потолком включались автоматически, по мере их продвижения. Анна с любопытством оглядывалась.

Стены были отделаны белым кафелем, кое-где, в неброских рамочках, за стеклами висели картины и фотографии. На полу лежал ковер с густым коротким ворсом; поскользнуться на таком было невозможно. В правом углу холла, выстроившись буквой «П», стояли уютные диванчики, обтянутые красной кожей. Отец направился туда и тяжело опустился на мягкие подушки.

Слева Анна увидела невысокую стойку. Ее можно было принять за стандартный «рецепшн» в гостинице, но белый цвет и красный крест на стене позади нее указывали на то, что это – регистратура в медицинском учреждении.

Так и есть, – подумала Анна. – Мы – в больнице. Вот почему отец велел ехать сюда. Но больница – какая-то странная. Секретная?

Анна подошла к стойке, подпрыгнула и легла на нее животом. Перегнулась и заглянула за стойку. Ничего особенного. Стол, на нем – выключенный компьютер. В дальнем углу – принтер, сканер и копир. И все?

Анна подвинулась вперед и увидела в углублении большую красную кнопку. На ней было написано «вызов». Недолго думая, Анна нажала на кнопку. По всему помещению раздался громкий звонок – вроде того, что звенит в школе, отмечая чередование уроков и перемен.

Анна несколько секунд давила на кнопку. Потом решила, что этого достаточно, и спрыгнула со стойки. Если здесь кто-нибудь есть, и этот кто-нибудь – не глухой, то он наверняка услышит.

Анна постояла несколько секунд, прислушиваясь. Тишина. Никто не спешил к ней навстречу.

Тогда Анна пошла сама – вперед, по коридору. Светильники под потолком услужливо загорались, освещая ей путь.

Справа и слева по ходу располагались одинаковые двери. Анна толкнула ближайшую – она оказалась незаперта – и вошла.

Она очутилась в небольшом, скромно обставленном помещении. Письменный стол и удобный крутящийся стул стояли в дальнем углу. На столе – ноутбук, и больше ничего. Рядом размещался книжный шкаф. Все четыре полки были уставлены медицинской литературой, и Анна поняла, что не ошиблась в догадках. Небольшой диван, платяной шкаф и раковина с зеркалом дополняли обстановку.

Анна подумала, что здесь ей делать больше нечего. Она вышла в коридор и двинулась дальше. Следующая дверь, расположенная на противоположной стороне, также была незаперта. Анна вошла и застыла. Что это?

Центр комнаты занимал большой круглый стол, накрытый скатертью, свисавшей до самого пола. На столе, в широком подсвечнике, стоял оплывший огарок толстой свечи. Огарок отражался в хрустальном шаре, который, в свою очередь, стоял на доске, по всей видимости, предназначенной для спиритических сеансов.

Рядом с доской лежала чуть сдвинутая колода больших карт. Анна взяла колоду и развернула веером. Картинки были незнакомы, колода явно не предназначалась для игры. Анна не сильно разбиралась в предмете, но решила, что это – карты Таро.

Она брезгливо положила колоду обратно на стол, между тонкой проволочной рамкой в виде прямоугольника и металлической остроконечной гирькой с круглой проушиной, к которой был привязан длинный шнурок. Маятник, – определила Анна.

Ее внимание привлек пузатый мешочек из грубого холста. Мешочек был призывно открыт, и Анна, после недолгого колебания, решила проверить, что внутри.

На ощупь это напоминало гречневую крупу, но, вытащив руку, Анна увидела на ладони крупные розоватые кристаллы, переливающиеся нежным светом. Анна ссыпала кристаллы обратно в мешочек и лизнула пальцы.

Соль. От злых духов? Бабкины сказки? Это – очень странная больница.

Анна поспешила покинуть комнату. Вышла в коридор и пару секунд стояла, раздумывая: стоит ли идти дальше? Любопытство пересилило осторожность, и Анна пошла вперед.

Следующая дверь вела в большой вытянутый зал. Вдоль стены, что была слева от двери, тянулись длинным рядом высокие, до потолка, книжные шкафы. Перед ними по специальным салазкам скользила лестница, которая позволяла достать до самых верхних полок. Шкафы были забиты до отказа – в основном старыми, в кожаных переплетах, толстенными фолиантами. Однако же попадались и современные книги и, напротив, совсем древние; Анна увидела несколько прекрасно сохранившихся пергаментов и даже – папирусных свитков.

Библиотека была подобрана великолепно. Анна понимала, что она посвящена какой-то одной теме, но вряд ли этой темой была медицина.

Анна посмотрела на стену справа от двери. На ней висели многочисленные портреты. Под ними стояли подписи: иногда – по-русски, но чаще – по-латыни. Анна прочитала имена Птолемея, Аль-Бируни, Парацельса, Иоганна Кеплера и Алистера Кроули.

Но больше всего ее поразил огромный экран, занимавший почти всю дальнюю стену зала. Он переливался и загадочно мерцал. На темно-синем фоне крутился круг, разделенный на двенадцать равных секторов. Каждый сектор украшал знак Зодиака.

Анна вернулась в коридор, прошла несколько шагов и оказалась перед новой дверью. Эта дверь отличалась от прочих тем, что на ней была нарисована спираль. Анна нажала ручку и вошла.

Она очутилась в необычном зале. Необычным здесь было все, начиная от формы, и заканчивая содержанием.

Зал был круглым и совершенно пустым. Никакой мебели, только на стенах висели головы диких зверей, под ними стояли чучела мелких животных и птиц. Пол покрывали истертые шкуры. В центре, прямо на шкурах, лежали шаманский бубен и колотушка.
Новости
Библиотека
Обратная связь
Поиск