Дмитрий Геннадьевич Сафонов
Клиника Икс-1


– Анамнез можешь не рассказывать. И так знаю. Пятьдесят пять лет. Отличная физическая форма. Прекрасное здоровье. Из детских болезней – только корь.

Отец склонил голову набок.

– Ах, да! Прости! Еще – краснуха. Из операций – аппендэктомия. Восемнадцать лет назад. Я тогда была в пятом классе.

Отец кивнул.

Анна подошла к столу, села напротив.

– Скажи! Как это началось? То, что сейчас происходит? Ты помнишь какой-то момент? Толчок? Причину?

Отец с недобрым прищуром смотрел на Анну.

– Ты можешь говорить? Ты вообще – меня понимаешь?

Отец поджал губы.

– Понимаешь, – отметила Анна. – Не хочешь отвечать?

Отец язвительно улыбнулся.

– Папа! – взмолилась Анна. – Пожалуйста! Если тебе есть что сказать, – скажи! Я не знаю, что делать. Да и кто бы знал на моем месте?

Отец развел руками.

– Ты, – согласилась Анна. – Конечно. Ты бы знал. Но я – не ты. Мне нужна твоя помощь.

Отец покачал головой. Нет.

Марина стиснула зубы.

– Я не злюсь. Я понимаю. Ты болен. Но предупреждаю. Я вытрясу из тебя все. Ради твоего же блага. Так же, как ты сломал пациенту грудину. Я вылечу тебя.

Отец оскалился. Он наклонился к Анне и хрипло прошептал.

– Шинемзи ен ежу огенич! Ондзоп! Анна!

Анна отпрянула.

Отец с размаху ударил кулаками по столу.

Анна встала и вышла из кабинета. В коридоре ее ждали Денис, Ольга, Эя и Рафаэль. Денис вопросительно посмотрел на Анну.

Анна вздохнула.

– Он не говорит. Точнее, сказал. Что-то непонятное.

Анна задумалась. Потом – повернулась к Ольге.

– Вы умеете читать мысли? Верно?

15

В кабинете было темно.

Чиркнула спичка. Ольга зажгла свечу. Ее дрожащее пламя осветило два лица: нервное, настороженное – Ольги и спокойное, непроницаемое – профессора.

Ольга погасила спичку и положила ее в пепельницу. Попыталась поймать взгляд профессора, но тщетно. Он смотрел куда-то в сторону.

Ольга встала и переместилась: так, чтобы его глаза были устремлены на нее. Он – снова отвернулся.

– Сережа!

Ольга с укоризной покачала головой. Она обогнула круглый стол и подошла к профессору. Стала за его спиной и положила руки на плечи.

Профессор вздрогнул.

Ольга мягкими, неторопливыми движениями начала массировать ему воротниковую зону. Легкие поглаживания кожи чередовались с глубоким разминанием мышц.

Профессор сопротивлялся недолго. Он расслабился, лицо приобрело умиротворенное выражение, веки опустились на глаза. Казалось, он заснул.

Ольга этого и добивалась. Она подняла руки, округлила ладони и, держа их на расстоянии десяти-пятнадцати сантиметров от головы профессора, стала совершать легкие движения, словно ощупывала невидимую сферу.

Сначала ее руки скользили свободно. Потом – замедлились, будто натыкались на незримые шероховатости. Затем – что-то произошло, и Ольге приходилось прикладывать немалые усилия, чтобы преодолеть непонятно откуда возникшее сопротивление.

Профессор вдруг открыл глаза. Он смотрел прямо перед собой. Взгляд был злым.

Ольга почувствовала горячий толчок. Она вскрикнула и в ужасе отшатнулась. Руки отяжелели и повисли. Ладони нестерпимо жгло.

Ольга растерялась. Она не понимала, что делать. С ней такое случилось впервые. Когда первый шок прошел, Ольга почувствовала страх. Но она думала, что все еще можно исправить.

Ольга подошла спереди, заглянула профессору в лицо. Он ухмыльнулся.

Ольга встала перед ним на колени, положила руки на плечи, притянула к себе и поцеловала в губы – долгим и нежным поцелуем. Губы профессора оставались жесткими и холодными.

Ольга положила пальцы на его виски, сжала голову и заглянула в глаза.

Послышался звенящий шум. Он быстро нарастал. Ольга что-то увидела в его глазах и испугалась. Она хотела убежать, но было поздно.

Раздался хлопок. Ольгу швырнуло через всю комнату и ударило об стену. Свеча погасла.

Стало темно.

16

Эя, Рафаэль и Денис расположились на красных диванчиках. Анна в нетерпении расхаживала по холлу.

Появилась Ольга. Все повернулись к ней.
Новости
Библиотека
Обратная связь
Поиск