Текст книги

Владимир Викторович Кунин
Технарь

– Поэтому и заплатили. Если не догадался, то попозже объясню. А сейчас давай найдём приличное казино, надо отыграть непредвиденные расходы. Кстати, ты тоже будешь играть?

– Если ты мне поможешь выигрывать.

– Тогда твой выигрыш пополам.

– Если будет проигрыш, то платишь ты.

– Хорошо. Тогда, пока ищем, расскажу, как будем играть, чтобы привлекать к себе как можно меньшее внимание. Сначала ставлю я, за мной – ты. Значения ставок: один кит – средний выигрыш, полкита – сильный выигрыш, полтора-два кита – проигрыш.

– А зачем проигрывать?

– Чтобы они ничего не заподозрили. Нормальные люди должны проигрывать, и ты тоже, так что постарайся не увлечься выигрышами.

– Понял.

– Если у кого будут к нам вопросы, посылай ко мне. На все вопросы окружающих буду отвечать я, ты – только мой охранник, и нежелательно вмешиваться в мои разговоры. Если что, всё обсудим после.

– А вот и казино, я тут был прошлый раз.

– Пошли поиграем, у меня должен был остаться один кит, купи мне на него две фишки по полкита.

Казино было похоже на предыдущее, видно, типовой проект. Попробовав снова мысленно сделать ставки, я понял, что тут с выигрышами не мухлюют. Решил играть с выражением, то есть выражая эмоции радости и огорчения, чтобы сильно не выделяться своим контролем за ситуацией.

Итого я смог выиграть 180 китов, пока меня не заметили, вернее, заметили Винка, тот всё-таки не удержался и решил выигрывать по-крупному, но меня вычислили как главного. Я почувствовал, что за мной наблюдают, и вычислил, что это неприметный мужик слева сзади от меня. Его серьёзное выражение лица выдавало в нём работника казино. Я поинтересовался, в чём дело, и получил ответ, что мне часто везёт, я сказал, что так и есть, поэтому я и играю. Он не сразу понял, что я ответил, а когда дошло, решил наехать.

– А ты в курсе, что псионам играть запрещено?

– Конечно, на фиг им нам игру портить, этим читерам нехорошим.

– Хочешь сказать, ты не псион.

– Конечно, просто я новичок, и мне сегодня везёт.

– Складно брешешь, только наш искин выдаёт 67-процентную вероятность нечестной игры, вот я и пытаюсь понять, как ты химичишь.

– Тебе известна теория вероятности?

– Не надо мне тут втирать, у тебя выигрышей на пятнадцать процентов выше, чем если бы ты пользовался этой теорией.

– Ну, у меня просто модифицированная методика, основанная на этой теории.

– Хочешь сказать, умеешь считать лучше, чем кластер искинов? Не парь мне мозги, давай так: ты честно рассказываешь, как выигрываешь, а мы не будем у вас забирать выигрыш, я знаю, что ты не один играешь.

– Честно, я не псион, видно, свойство организма у меня такое, – решил я частично сознаться. – Поэтому очень везёт.

– Верю, тем более искин подтвердил, что ты не врёшь. Хорошо, можешь идти, только больше играть не приходи, и в другие казино тоже, у нас с ними договор, мы сообщаем друг другу о таких игроках.

– Спасибо. Приятно было у вас поиграть…

– Ты сколько выиграл? – спросил у меня Винк, когда мы поменяли фишки обратно на кредиты и я свои поместил на одну из незапароленных карт и вышли.

– Если бы ты не стал наглеть, то было бы больше.

– Блин, ну извини, реально не удержался. Триста китов за день – это очень круто. Больше так не буду.

– А больше и не дадут. Нам теперь в казино дороги нет. Я ведь предупреждал.

– Как же так! Ну и ладно, ещё есть ставки на арене, там можно и больше выиграть.

– Ага, и нас потом выпотрошат. Нет, будем играть на моих условиях. Я говорю ставки за меня и за тебя, ты ставишь, как я сказал. Иначе опять спалимся. Но это завтра, а сейчас – в банк, я там зарегистрируюсь, и отдыхать. Хватит на сегодня, что-то голова заболела, не перестараться бы, а то везение закончится.

– Хорошо, пошли в банк. Он вон в том здании.

Мы вошли в здание банка. К нам тут же подскочила девушка и стала тараторить, как здорово пользоваться услугами их банка. Я её остановил и объяснил, что мне нужно открыть и зарегистрировать счёт. Причём нейросети у меня нет, поэтому надо сделать как-то без неё. Это её не смутило, она сказала, что регистрация привязывается к генетической карте, по которой я смогу в любом банке Содружества работать со счётом. Но только в банке, вне банка – только через нейросеть. На счёт нужно сразу положить не меньше 500 кредитов. Что я и проделал, заодно под её руководством зарегистрировался в инфонете и оплатил его за 10 дней, заплатив за это ещё 500 кредитов. 75 китов я перевёл Винку, 25 в счёт долга, 50, что брал на игру, – Гурону. Счёт довёл до пятидесяти, остальное (4500 кредитов) перевёл на карточку. Половина выигрыша Винка (150 китов) тоже пошла на списание долгов, итого на сегодня осталось 350 китов долга.

Когда вернулись на корабль, меня сразу вызвал Гурон. Сначала похвалил за большую скорость возврата долгов, на что я ответил, что это разовый результат, дальше будет медленнее. Затем он меня удивил, сказав, что моим способом ремонта энерговодов заинтересовались местные технари и посоветовали запатентовать метод, кредиты будут капать, скорее всего, по чуть-чуть, но стабильно. Я решил на себя не патентовать и попросил скинуть протоколы и записи моего ремонта (для патента) на мой планшет. Он был не против, так как с оформлением та ещё морока, да ещё и в Содружестве надо регистрировать, а ему туда пути нет. Пока копировал, предупредил, что ремонт продлится примерно неделю и они потом полетят к себе на базу, а она во фронтире на другой стороне Содружества. И если я успею вернуть долг, то должен буду определиться, лететь с ними или оставаться. Я сказал, что подумаю, и пошёл к себе в каюту.

Перед сном поработал с инфонетом. Морока оказалась ещё та. Где мой любимый Яндекс? Общего поисковика нет. Есть куча специализированных, и те, судя по результатам поисков, скорее рекламные. Зарегистрировав почту, совсем не удивился потоку спама. Не стал заморачиваться с настройкой чёрного списка[9 - Чёрный список – список абонентов, с которыми связь отключена.], включил сразу белый[10 - Белый список – список абонентов, с которыми связь включена, остальные отключены.], естественно, пока пустой. Информации по Содружеству было немного: или я не там искал, или считается, что это всем известно. Нашёл немного сведений по таким устройствам, как нейроком. Его разработки забросили с появлением нейросетей. Заводы по изготовлению не стали уничтожать, просто законсервировали. Сам нейроком представлял собой внешний аналог первой нейросети. Он цеплялся около уха, типа блютуз-гарнитуры, и выращивал у места присоединения к коже увеличенный по пропускной способности нейроканал (нерв). Базы данных принимал беспроводным способом с устройства – аналога современного планшета, совмещённого с ридером. Несколько устройств можно найти в музеях. Для массового производства нужно искать заводы, не думаю, что эти устройства дорого стоят.

Для начала информации достаточно, остальное поищу, когда буду в Содружестве. На сегодня хватит работы, завтра дел много, пора баиньки. Пока укладывался спать, вспомнил, что на моей голове до сих пор сидит орихалк. Поинтересовался, не скучал ли он? Оказалось, нет, ему тоже интересно было гулять со мной. Тогда я договорился с ним, что как только я соберусь куда идти, то он распределяется вокруг головы для моей защиты, а когда я сплю, он превращается в браслет телесного цвета на правой руке. Пообещав ещё поиграть с ним, когда будет свободное время, я вырубился.

Утром, когда меня разбудил Винк, я почувствовал себя неважно. Мысленно напомнил орихалку, чтобы начинал перебираться с руки на голову. А Винку высказал, что вчера, видимо, перестарался и сегодня не буду играть, но, чтобы не терять время, сходим на экскурсию на арену, чтобы знать, как там и что. Это на пару часов, потом у меня встреча в кафешке, затем ещё часов пять на арене – и хватит. Играть начну послезавтра, чтоб не сдохнуть от перенапряжения. А сам подумал, что это часть правды, просто способность не прокачана, нужно придумать упражнение для постоянной прокачки.

Снарядившись и вооружившись, мы с Винком пошли в зоопарк. В смысле не в зоопарк, конечно, а в зверинец арены, и не пошли, а поехали, пешком туда полчаса топать. Поехали на самом оригинальном виде транспорта, что мне вообще мог прийти в голову, – на лифте. Данное устройство здесь перемещается не только вверх-вниз, но и влево-вправо и вперёд-назад. Натуральная мини-электричка для гигантских зданий. На выходе из лифта первое, что бросается в глаза, – это большое количество дисплеев, показывающих самые зрелищные моменты из разнообразных боёв. Сразу ясно, это – арена.

Действительно, зверинец – это никак не зоопарк. Такого количества монстров ни в одном ужастике не увидишь. Самыми безобидными здесь были, на мой взгляд, крысы, в смысле, они похожи на крыс, только головы крупнее. Я уже хотел было спросить у скучающего недалеко от меня Винка о них, но подумал провести эксперимент. У одной из крыс свисал хвост из клетки, и я решил испробовать на ней «мигание» – так я назвал способ быстрого перемещения в подпространственный карман и обратно. Сначала проверил, как я хватаю её за хвост, и почувствовал средний страх. Неужели она так опасна? Тогда я представил, как применяю на ней «мигание», ухватившись за её хвост, – страха почти нет. То есть «мигание» как-то на неё повлияет, и опасность, исходящая от неё, сильно уменьшится. Можно приступать к эксперименту…

В себя я пришёл, когда отлетел на три метра от клетки. Надо мной ухохатывались все рядом стоящие люди, и Винк в том числе. И я, что удивительно, на них в обиде не был. Такого долбодятла, как я, ещё поискать, аж самому смешно. Зато я понял, что размер не всегда имеет значение, и это, наверное, самая страшная тварь в зверинце. Когда я ухватил крысу за хвост и «мигнул» ею, ей хватило доли секунды, чтобы развернуться и ринуться на меня. Голова и тело крысы через решётку не пролезли бы, но она часть времени пробыла в подпространстве, и этого хватило, чтобы пролезла голова, которая и застряла между прутьев. Но рывок и удар были настолько сильны, что я на адреналине отпрыгнул от клетки и шлёпнулся на задницу. Очухавшись и поднявшись, я почувствовал, что крыса дохлая. Хотя она и вяло дёргалась в своеобразном капкане. Вероятно, душа зверюшки не пережила подпространства, и хотя тело ещё и живо, но это ненадолго.

– А эту тварь вообще реально победить? – спросил я у Винка.

– Тебе точно не реально. А подготовленный боец справится. Но если их выпустить стаей, то не справится никто. По крайней мере, в одиночку.

Больше никаких экспериментов на сегодня. Дальше мы просто бродили среди вольеров и террариумов. Кстати, попадались не только звери, было и несколько растений, видно, тоже хищники. Набравшись впечатлений от зверинца, я засобирался на встречу. Проблема существования без нейросети была Винку неинтересна, поэтому я обменялся с ним почтой и договорился, что он проводит меня до кафешки, а сам пойдёт по своим делам, а как понадобится мне, я напишу ему.

На входе в кафе меня сразу перехватила Олия и повела на второй этаж, как я понял, в кабинет для конфиденциальных переговоров. Там находились двое мужчин. Олия представила меня им и мне их: мой ровесник, судя по внешности, звался Мит, а второй, постарше, Сифт.

– Ничего, что нас на одного больше, чем мы договаривались? – поинтересовалась у меня Олия. – Мы состоим в одной команде наёмников, а у Сифта та же проблема, и я решила его тоже пригласить послушать тебя.

– Наоборот, очень даже неплохо. Чем больше мнений, тем больше ошибок вы сможете найти в моих суждениях. Я всё-таки дикий, многое могу просто не знать.

– Прежде чем обсуждать проблему отсутствия нейросети, хотелось бы узнать, что за плюсы в нашей ситуации ты упомянул во вчерашней беседе с Олией? – поинтересовался Мит. – Мы вчера, сколько ни думали, но так и не смогли придумать хоть один.

– Как минимум работа в местах, где нейросети выходят из строя.

– Ну ты и выдал… – ухмыльнулся Сифт. – В таких местах обычно выходят из строя не только нейросети, но и любая другая техника и даже люди. Мы что, похожи на самоубийц?

– Хорошо, тогда такой вариант: работа на СБ государства в особо секретных разработках или делах, – выдал я главный аргумент.