Текст книги

Владимир Викторович Кунин
Технарь

– Почему?

– Нужно устранять причину, а не следствие.

– А попроще объяснить можешь?

– Если я стану уничтожать работорговцев, то это не уменьшит спрос на рабов, а увеличит их цену. Поэтому правильнее будет зачистка рабовладельцев. Не будет спроса – не будет и предложения. А так как самым крупным рабовладельцем является государство Арвар, то воевать я с ними буду лет эдак через тыщу.

Винк решил отвлечь меня от неприятной темы и принялся агитировать смотаться по бабам, мол, здесь много борделей. Я стал объяснять ему, что пользоваться борделями мне не позволяет воспитание, это приравнивает меня к животным: «сунул, вынул и бежать» – это не по мне. Я контролирую свои инстинкты, мне не беспорядочные связи нужны, а жена, причем единственная, которую я пока не нашёл. Тогда он поинтересовался, а как тогда стресс снимать и инстинкты усмирять не по-животному? Я ответил, что тут надо как на охоте или рыбалке: найти достойную цель, минимум равную по статусу, и начать процесс охоты, в смысле соблазнения. Это как с мясом или рыбой – не умеешь охотиться или рыбачить или нет времени – иди в магазин, так и тут нужно пробовать поохотиться, а уж если очень хочется, а не получается, или некогда, или вообще бестолковый – тогда в бордель.

– У вас есть охота или рыбалка? – поинтересовался я у Винка.

– А как же! И то и другое на планетах есть на любой вкус, вплоть до экстремальных видов.

– А у нас, когда самых красивых и сильных зверей почти перевели, придумали новый вид охоты: фото и видео. Процесс похож, а зверушка целая.

– Ты меня убедил, – сказал мне Винк. – Попробую эту твою охоту на женщин.

В это время Винк заметил вывеску, цветастую и непонятно что изображающую, сказал, что это казино и прошлый раз его здесь не было, значит, новое. Я по привычке возразил, что лучше проверенное старое, чем непонятное новое, но заглянуть согласился. Внутри было малолюдно, но это и понятно, утро ведь, многие уже угомонились. Знакомых игр не оказалось ни одной, даже карты и кости неправильные. Атмосфера была какая-то угрюмая и безрадостная, чувствовалась безысходность. Я не понял, в чём дело, но спросил у Винка правила игр, и тот скинул их мне на планшет. Я уточнил, можно ли здесь пользоваться планшетом, ведь его могут причислить к устройству для взлома? Винк меня успокоил, мол, тут кругом камеры и следят крутые спецы, не позволяющие взламывать игровые автоматы. Я, усевшись в сторонке, уткнулся в планшет и в течение получаса смог изучить правила большинства перспективных, на мой взгляд, игр.

Увидев, что Винк поглядывает на меня с надеждой, я решил не разочаровывать его и прошёл к ближайшему столу. Не успел усесться за стол, как почувствовал дискомфорт. Попробовал проанализировать вектор угрозы и понял, что угроза идёт от самой игры. Прикинул, что игроманией я переболел ещё в юности и крышу мне снести от игры не должно, хотя кто их знает, эти инопланетянские игры? Просто стоя рядом, попробовал мысленно поиграть и почувствовал, что проиграю в любом случае. Охренел от такой новости: что за игры такие безвыигрышные? Я попробовал представить, как я играю, доверившись провидению, как тогда на корабле, и с удивлением понял, что даже так выиграть не получится.

– Уходим, поищем другое казино, – сказал я Винку. – Мне здесь не нравится, да и не проработают они тут долго.

– Ты уверен? – прищурился он.

– Абсолютно, – уверил я его и, почувствовав приближающиеся неприятности, намекнул: – Пошли и не забудь, для чего ты нанят.

– Понял, – ответил враз посерьёзневший и сосредоточенный Винк.

Не успев дойти до выхода, услышали слащавый голос вдогонку:

– По правилам нашего заведения те, кто сюда вошёл, обязаны хотя бы раз сыграть.

Винк сразу заозирался, ожидая немедленного нападения, а я, как обычно, решил попробовать всё разрулить своей любимой риторикой.

– Снаружи это не написано, да и пробные партии обычно бесплатные.

– Это внутренние распорядки.

– А что ещё у вас там есть в этих самых распорядках? – стал я докапываться дальше и сказал уже громко: – А то вдруг указано, что любой посетитель, вошедший сюда, автоматически становится вашим рабом?

На нас сразу обратили внимание все ближайшие посетители и нехорошо так глянули на моего собеседника. Тот, почувствовав недоброе, заюлил:

– Ну что ты, разве так можно? Посетитель просто должен попробовать хотя бы одну игру, чтобы понять, нравится или нет, и всё.

– Даже псион? – решил я поблефовать, и на меня взглянули Винк с удивлением, а собеседник с испугом.

– Погоди! – вскрикнул тот и смылся в глубину залов.

– Ты не псион, – сказал подошедший откуда-то сбоку щупленький парень. – Хотя защита стоит у тебя хорошая.

– Я этого и не говорил. Я просто спросил, нужно ли псиону здесь играть. А ты кто?

– Я работаю в местной охране, я псион-ментал.

– Слушай сюда, псион, есть ведь кое-кто и пострашнее псионов, – стал я давить на мнимую угрозу, а какую, он сам себе придумает. – Ты ведь не хочешь, чтобы я тут всё разнёс?

– Хорошо, я понял тебя, – испуганно отозвался он. – Давай провожу до выхода.

Пройдя немного подальше от треклятого казино, Винк поинтересовался:

– Это что там такое было?

– Всё элементарно, обычный лохотрон. Безвыигрышное казино, такие долго не работают, но кредиты свои имеют.

– А о псионах зачем наплёл и кто такие «пострашнее псионов»? Я о таких не слышал.

– Я тоже, но псион, похоже, в курсе о таких и принял нас за них, иначе мы оттуда не вышли бы.

– Но если нас поймают на вранье – а выдача себя за другого ещё хуже, – то за слова придётся ответить. Ведь там всё протоколируется, – предупредил Винк.

– Не учи учёного, я, чай, не первый раз по ушам езжу. Есть особый тип вранья – правдой, является особым видом информационного оружия, использовался у нас в холодных войнах. У тебя ведь всё тоже протоколировалось нейросетью?

– Да.

– Вот и просмотри ещё раз то, что я там ему наговорил, если же не поймёшь, я потом тебе объясню, если интересно. А сейчас давай заскочим куда-нибудь пожрать, а то я на нервах весь и проголодался.

– Странно, а по тебе и не скажешь. Хорошо, вон то здание вроде кафешка.

Внутри действительно оказалась кафешка, только Винк почему-то занервничал. Я ничего такого не ощущал и спросил его, в чём проблема. Он ответил, что это база наёмников и чужих здесь не любят. Ты либо наёмник, либо наниматель. Я успокоил его, пояснив, что я его наниматель и вообще мне здесь нравится. И тут я увидел в глубине зала одинокую красивую женщину, по лицу которой было видно, что она скучает. А свободные столики вокруг неё наводили на мысли о её опасности. Мысленно представив, что я с ней беседую, опасности я не чувствовал и решил ещё раз подколоть Винка.

– Вон, смотри, и объект охоты есть, – мотнул я головой Винку направление.

– Даже и не думай, – враз побледнел он. – Особо наглых она прямо здесь нашинкует.

– А кто сказал о наглости? Тут вежливость нужна. Займи соседний с ней столик и смотри.

– Стой…

Олия сидела и скучала. Нормальных заказов давно нет, а на левые соваться – большой риск, кредиты пока есть. У Мита после последней заварушки вылетела нейросеть, и невозможно её переставить. Даже злость не на ком сорвать, никого рядом нет.

– Позвольте представиться: Владимир Викторович Кунин. Можно вам составить компанию и присесть за ваш столик? Я хотел сказать, что в центре толпы мужчин сидит и скучает такая красивая женщина и ни у кого не хватает смелости или умения её развлечь беседой. А почему бы это не сделать мне?

– Э-э-э… Если только беседой.

– Ни на что больше не претендую. Позволено ли будет мне узнать ваше имя?

– Олия. Сразу видно, что ты из диких миров, в Содружестве на «вы» не разговаривают.