Текст книги

Владимир Викторович Кунин
Технарь

– Ты смотри какие мы культурные, – поморщившись, сказал уже на лингве Гена. – Ты же в курсе, кто они.

– На себя посмотри, – поспешил ответить я, увидев что Винк собирается с ним поспорить. – Насколько я понял, ты теперь один из них.

– А сам-то кто? – ухмыльнулся он. – Тоже ведь на них работаешь.

– Я вольнонаёмный техник, – объяснил я. – Мне нельзя официально работать, так как из-за повреждения мозга, которое обеспечил один нехороший земляк, мне невозможно установить нейросеть.

– Э-э-э… кто старое помянет… Ну что ты в самом-то деле, – заюлил Гена. – Мы в космосе! У нас теперь такие возможности! Зачем вспоминать прошлую жизнь?

– Это у тебя возможности, а я инвалид, – решил я бить ему на совесть. – И долгов у меня больше шестисот китов.

– И чего теперь, мстить мне будешь? – с усмешкой спросил он. – Я теперь абордажник и скоро по уровню бойцовских навыков буду не слабее земного спецназа.

– Действительно, не с моим здоровьем мечтать о мести, – вздохнул я и, заметив нахмурившегося Винка и ухмыльнувшегося Гену, решил припугнуть: – Хотя а кто мне мешает нанять специалиста по устранению неугодных?

– А я ведь пришёл помириться, – уже серьёзно сказал Гена. – Ты ведь единственный мой земляк из свободных. Да и нанять специалиста ты можешь не успеть.

– Успокойся, это шутки у меня такие дурацкие, – почувствовав угрозу со стороны Гены и Винка, срочно стал я разряжать обстановку. – Здесь капитализм, а месть – штука невыгодная. Поэтому я вполне могу принять твои извинения в виде половины моего долга.

– Да ты охренел! – возмутился Гена. – На меня тоже навесили долги за обучение и экипировку. Давай хотя бы десять китов.

– Сто китов, – стал я торговаться. – У тебя больше возможностей отдать долги в отличие от меня, ты не инвалид.

– Пятьдесят китов, – начал успокаиваться он. – Больше не смогу.

– Хорошо, – согласился я остановиться на этой сумме. – Винк, перепиши на него пятьдесят китов с моего долга. И останемся если не друзьями, то хотя бы хорошими знакомыми.

– Всё, готово, оставшийся долг – 575 китов, – сообщил мне Винк и спросил Гену: – Ты всё тут или ещё чего хотел?

– Да вроде всё, – ответил он и кивнул мне: – Ну, до встречи. Как-нибудь поболтаем, как будет свободное время. Я пойду, скоро тренировки.

– Пока, – бросил я в спину удаляющемуся Гене и вдруг почувствовал от него небольшую угрозу. Интересно почему, вроде всё разрулили. Ладно, буду настороже и попробую разобраться, что не так.

– С ним всё ясно, а как насчёт нас? – спросил у меня Винк.

– Ты о чём? – не понял я.

– Я о мести, – напомнил он. – Мне тоже хотелось бы прояснить ситуацию.

– А-а-а… Ты думаешь, я буду вам мстить за похищение и рабство? – усмехнулся я и, дождавшись утвердительного кивка, ответил: – Как я уже говорил Гене, месть не выгодна. Отношение к вам, конечно, невысокое, но и зла на вас я не держу. Ты, наверное, хочешь повысить моё отношение к тебе?

– Хотелось бы, но пятьдесят китов – очень дорого, – сознался тот. – И как ты относишься к остальным? Мне нужно знать, где ждать проблемы.

– От тебя я хочу бесплатную охрану на станции, пока не смогу отдать долги, – попробовал я поторговаться и с Винком.

– Идёт, – как-то быстро согласился тот. – Как насчёт Гурона?

– От него я хочу узнать координаты моей планеты, – наглел я дальше.

– Даже и не знаю, – удивлённо развёл руками Винк. – Я, конечно, передам ему твою просьбу, но не факт, что он согласится. А Док?

– А что Док? Он сделал всё, что мог. К нему и остальным я отношусь вполне нейтрально.

– Ну хорошо, пойду тогда поговорю с Гуроном, – сказал Винк.

– Давай, а я – на очередной осмотр энерговодов. – И пошёл тестировать свою пайку.

Проверив в очередной раз качество изоляции и убедившись, что всё в порядке, я пошёл к завалу у технарей. Орихалк, поковырявшись с час, не нашёл ничего из нужных ему металлов. Я не расстроился, буду откармливать его электричеством, хоть и медленно, но верно. По пути к себе в каюту придумал, как использовать подпространственный карман в качестве оружия. Если он опасен для живых организмов, то можно помещать туда кого-либо, и тут же быстро вытаскивать обратно. Осталось уточнить, как именно он вредит, и потренироваться в скорости работы с ним.

В своей каюте я начал тренироваться доводить до автоматизма работу с карманом, а также делать его незаметным. Для этого сначала протестировал мелкие предметы, которые там хранились, чтобы узнать, какой из них медленнее всех будет перемещаться. Оказалось, это одна из непонятных фигурок в виде пятиугольной призмы, похожая на стрелку указателя (<=). Если не вынимать её из кармана костюма, то можно незаметно тренироваться в перемещении её в подпространственный карман и обратно. Пока не найду никому не нужную живность. Есть шанс, что при тренировках не только скорость перемещения прокачается, но и сам размер кармана.

Через пару часов, поняв, что включился автопилот и скорость перемещения изменилась с двух секунд до одной, я стал думать об усложнении тренировок. Для начала меняем руку, затем – проба перемещения сразу обеими руками, затем совмещаем с чем-нибудь ещё, например с тренировками с орихалком. Ближе к вечеру я решил завязать с тренировками, опасаясь поместить кого-либо на автопилоте. Скорость перемещения стала такой, что я перестал замечать исчезновение предметов. Обеими руками тоже получалось перемещать без проблем, а вот из руки в руку через карман никак не удавалось: или я чего-то не понимаю, или есть ограничение на это.

Тут на планшет пришло от Гурона приглашение на беседу. Я быстренько всё лишнее убрал и поспешил к капитану. Тот сначала стал выпытывать у меня, зачем мне координаты Земли. Я ответил, что у меня там остались родные, и если я разбогатею, то постараюсь забрать их в Содружество. Он согласился со мной, что родне надо помогать. Но может сообщить мне только координаты и то не под запись. На что я поинтересовался, в чём подвох, ведь это мне и нужно. Тот сказал, что моя система находится очень далеко, примерно десять лет пути на среднескоростном корабле, причём половина пути по территории архов. Я успокоил его, мол, мне не нужна его секретная тропа, по которой он срезает путь. Вернее, нужна, но, понимая, что это очень дорогой секрет, мне достаточно координат системы. Гурон показал мне на большом настенном экране таблицу огромных чисел, но удивился, как я собираюсь работать с ними без знаний навигации и нейросети. Тридцать два числа примерно по сто цифр после запятой, офигеть. Внимательно порассматривав их минут десять, я попросил его показать на звёздной карте Солнечную систему относительно систем Содружества. Тот, одобрительно хмыкнув, отобразил на экране россыпь звёзд, выделив синим Содружество и отметив красной точкой Солнечную систему. Я, поводив рукой по экрану, понял, что он сенсорный. Тогда я стал вращать и менять масштаб изображения, запоминая карту звёзд. Спустя полчаса я попросил убрать цветовое выделение систем и переместить изображение в центр Содружества. Тот, поняв, что я хочу сделать, сбросил настройки карты и стал ждать моих действий. Я кое-как в течение десяти минут, но всё же нашёл Землю и, обернувшись, увидел офонаревшего Гурона. Он поинтересовался, как я смог запомнить всю карту за полчаса. Я успокоил его, сказав, что запомнил только путь до Земли, и поблагодарил его за координаты. Капитан сказал, что они мало чего стоят, так как через архов не пройдёт и сильный флот любого из государств. Я объяснил, что это теперь мои проблемы, и, ещё раз поблагодарив и сославшись на головную боль от обилия информации, отправился ужинать и спать.

Больше до конца пути ничего интересного не происходило. Гену я так и не видел, видно, его загрузили тренировками.

Глава 6

Прибыли мы на станцию незаметно для меня. Я, как обычно после дежурства, размышлял, чем бы заняться: поиграть с орихалком или потренироваться в скорости перепрятывания вещей в подпространственный карман. Тут врывается возбуждённый Винк и сообщает, что мы наконец-то прибыли, и предлагает прогуляться по станции, так сказать, для ознакомления со злачными местами. Я напомнил ему, что мне Гурон обещал пятьдесят китов на расходы. Он ответил, что в курсе, и попросил взять оружие с собой, фронтир всё-таки. Я попросил орихалка медленно и незаметно поместиться вокруг головы и плеч для защиты, на всякий случай, а сам сунул руку в карман и достал из подпространственного кармана игольник и бронебойные патроны, перезарядил и убрал обратно, типа в карман. Затем достал станнер и закрепил на ноге в спецзажим костюма снаружи. С планшетом и сетью я решил разобраться ближе к вечеру, и мы пошли с ним за развлечениями.

Когда вышли из корабля, я ожидал чего-то эдакого, но увидел очередные коридоры и стены из металла, правда потолки высокие, метров пятнадцать. Немного похоже на ночной город. Кругом искусственное освещение иногда лампами, иногда светятся сами стены. Пока мы шли по освещённым улицам, видел несколько верениц рабов, настроение поползло вниз. Чтобы не показывать раздражение, включил режим отморозка.

– Это что за биороботы? – поинтересовался я у Винка.

– Это рабы, – с неохотой ответил он.

– А почему они так странно двигаются и ошейников у них нет?

– У них стоят рабские нейросети, они подавляют волю, через пару лет уже не человек, затем медленно умираешь. – И хмыкнул: – Что, не нравится? Не вздумай кидаться спасать их.

– Надо побольше информации собрать о вашей цивилизации, – прищурился я. – Рано пока уничтожать.

– Не понял, – нахмурился Винк.

– Поброжу посмотрю, может, и дам пожить ещё пару тысяч лет, – бесстрастно ответил я.

– Ты о чём? – остановился вконец охреневший Винк. – Не пугай меня.

– Я думал, у тебя есть чувство юмора, – улыбнулся я.

– Фигасе шуточки… – успокоился он.

– Дурацкий вопрос – дурацкий ответ. Естественно, мне не нравится рабство, но и вмешиваться не собираюсь: во-первых, сила не на моей стороне, а во-вторых, смысла нет.

– То есть?

– Возможностей у меня сейчас нет, а если бы и были, то это не поможет.