Текст книги

Владимир Викторович Кунин
Технарь

А я обратился к Гермесу:

– Я тут выяснил, что время в наших мирах течёт по-разному. Как это отразится на нашем отсутствии?

– Это междумирье, – ответил Гермес. – Время тут, как в астрале, многомерно и неоднородно. Поэтому в ваших мирах времени пройдёт столько, сколько мне нужно. В данном случае нисколько.

– А как отсюда назад возвращаться и сюда попадать? – полюбопытствовала Ленка.

– Да тоже, как и в астрале, достаточно искреннего желания, – улыбнулся он. – А вы уже торопитесь домой? А как же заслуженное вознаграждение? Работа выполнена полностью и вовремя, неужели откажетесь?

– Вещи для меня в данный момент бесполезны, если вообще не вредны, – заявил я. – А для способности мелковата работа, я ведь понимаю, что для наделения способностью нужно много энергии. Так что будем считать, что я вроде как отработал аванс.

– Та-а-ак, погоди. Сначала разберёмся с тобой, Эленуэль. – И Гермес протянул Ленке какой-то свёрток. – Это артефакт, плащ-маскхалат. Скрыт, конечно, хорошо, но дополнительная маскировка не помешает. Он принимает цвет окружающей среды.

– Здорово! – обрадовалась она. – То, что нужно для разведки.

– Ты можешь быть свободна, появишься здесь, когда снова понадобишься, – сказал Гермес и, дождавшись, когда Ленка исчезнет, поинтересовался у меня: – А ты поясни, чем тебе может навредить какой-либо предмет.

– Во-первых, я сейчас вроде как в капсуле, раздетый. И появление около меня любого предмета вызовет нездоровый интерес, да и трудно это проделать, – начал я перечислять проблемы. – Во-вторых, я среди жадных до денег работорговцев, которые могут и отобрать вещичку, пытать меня на предмет ещё каких-либо ништяков или вообще прибить, чтобы никто не узнал. В-третьих, могут украсть, да и я ещё тот потеряшка, вполне могу посеять.

– Тяжело с вашими техническими мирами. Всё фиксируется и протоколируется, – пожаловался он. – Я тебе такую классную вещицу приготовил, как ты любишь: универсальную и многофункциональную. Но, видно, не судьба, оставлю для следующего раза. А пока, так и быть, разорюсь для тебя на способность, которая поможет тебе с хранением и транспортировкой ценных вещей. Надо же хоть как-то исправить твоё положение, к тому же оно по нашей вине.

Гермес внимательно смотрел на меня с минуту, я при этом ничего не ощущал. Потом он нахмурился, и взгляд его изменился, а я почувствовал увеличившееся настроение.

– Ну вот! – обрадованно произнёс он наконец. – Подпространственный карман – лучшая нычка для всяческих ништяков, пользуйся на здоровье.

– А как им пользоваться? – поинтересовался я.

– Сними плащ, он тебе уже не нужен, – начал инструктаж Гермес, – возьми его в руку и представь, что он исчезает внутри тебя.

Я сделал, как он говорил, и увидел, что плащ исчез, а также появилось непонятное ощущение присутствия этого плаща. Потом я поднёс руку к лежащему неподалеку валуну и повторил процедуру. Он тоже исчез, и, что интересно, никакой тяжести я не почувствовал, хотя каменюка так же ощущалась. Попробовав представить, как тот снова появляется у меня в руке, я едва успел отскочить, так как тот появился на высоте груди, а весил, наверно, килограммов двести.

– Туда много влезает? – решил узнать я ТТХ такой полезной способности. – И какие есть ограничения? Сомневаюсь, что она безразмерная.

– Соображаешь, – похвалил меня Гермес. – Общий объём – один кубометр, живые существа лучше не совать.

– Слушай, а тебе жрец не нужен? – внезапно сменил я тему. – Ведь ты же бог, а у богов должны быть жрецы. Да и игры я обожаю.

– А ты не обнаглел? Тебе «плюшек», как ты их называешь, мало? – удивлённо спросил он. – У меня верующих и без жрецов хватает. Да и Аресу это не понравится: он ведь как бы мой конкурент, а ты по договору на нас обоих работать должен. И где тогда твой хвалёный нейтралитет?

– Ну, не получилось, и ладно, – отмазался я. – А жаль, «плюшек» много не бывает.

– Помечтали, и будет, – подытожил Гермес. – Проблемы твои с рабством и интеллектом мы с Аресом обсудим и по мере возможности решим. Следующая работа у тебя будет на него. Он тебя так же вызовет через сон. А сейчас ты свободен. – И он исчез.

А я сначала хотел поизучать эти места, но потом подумал, что даже в астрале есть опасные сущности, а здесь могут попасться и вообще смертельные, место ведь ничейное. Тогда я сосредоточился на ощущении своего тела и вырубился.

Глава 5

Док, настроив в очередной раз капсулу, уселся рядом ждать результатов. Тут появился Винк.

– Ну как он? – спросил он.

– Жить будет, – рассеянно ответил Док. – В смысле немного снижены жизненные показатели, а так всё в норме.

– Может, не будем его будить, а на станции продадим его в какую-нибудь лабораторию или на арену гладиатором? – предложил Винк. – Зачем отпускать такой товар?

– А если что ещё сломается, ты будешь ремонтировать? – возмутился Док. – Нам ведь ещё три прыжка лететь, а он сразу обо всём догадается, если его долго здесь держать.

– Он ведь может нам потом отомстить за рабство, когда рассчитается за долги и уйдёт от нас.

– Вот и попробуй подружиться с ним, чтоб у него и мыслей таких не возникло, – выдал Док. – Он парень разумный и спокойный, просто так мстить не будет, а мы ему ещё ничего такого не сделали, даже, вон, подлечили немного. В любом случае в деньгах мы ничего не потеряем, а его везучесть может не раз ещё нас спасти.

– Голова! – восхитился Винк. – Очень умный, да? И как мне с ним тогда подружиться, может, подскажешь?

– И подскажу, не только как подружиться, но и заработать на нём. Только мне половина за идею, – предложил Док.

– Если дело стоящее, то по рукам, – согласился тот.

– Я тебе дам обезличенную карточку на сто китов, на мою часть расходов. Мою долю скинешь туда же. А идея заключается в его везении: на станции ведь казино, арена с её ставками и много других способов, где с его помощью можно серьёзно подняться. Только смотри не засветись, подумают, что он псион, могут и убить. Хотя я не уверен, что он псион, но ведь ему везёт по-крупному, хоть и не часто.

– Действительно, дело стоящее. Пойду прикину, чем его заинтересовать. – И Винк ушёл.

Очнулся я, как всегда, внезапно. Увидев через стеклянную крышку капсулы Дока, вспомнил, где нахожусь.

– Как самочувствие? – поинтересовался тот. – Ничего не болит?

– Чувствую себя прекрасно, – отчитался я, – будто заново родился.

– Тогда вылезай и свободен, – мотнул он головой. – И больше себя так не переутомляй, организм у тебя и так слабый, а вылечить из-за сбоев невозможно.

– Так я, когда увлечённо работаю, вроде и не устаю, – пожал я плечами. – Хотя, может, и не замечаю.

– Вот именно, что не замечаешь, так можно себя и до смерти утомить, – пробурчал Док и ткнул меня носом: – Ты как костюм носишь, настроить лень или тебе так удобно?

– Других размеров не было, – сказал я, не поняв, о чём он. – А чего тут настраивать можно?

– Я и забыл, что ты всё ещё дикий, хоть и можешь технику ремонтировать, – вздохнул Док. – Вон, на левом рукаве панель управления.

– Так это не рисунок? – удивился я и начал жать на кнопки, узнавая их значение методом тыка. – У вас что, вся одежда универсальная и автоматизированная?

– Практически вся, кроме самых дорогих, из натуральных материалов, – ответил он. – Вот, уже лучше. Может, ещё чего не знаешь, например, как туалетом пользоваться, ты спрашивай, не стесняйся.

– Туалет и душ мне искин открывает, как использовать их, знаю, не настолько уж я и дикий, – заметил я и спросил: – А почему в планшете почти вся информация в виде графики и видео, текста очень мало? Это у меня так или везде?

– От текста отказались из-за малой информативности. Используют только там, где без него не обойтись. Объёмов памяти техники с большим запасом хватает на видео и фото, какой смысл в морально устаревшем способе передачи информации?

– Объёмы действительно впечатляют: восемьдесят терабайт на дешёвеньком планшете – это очень много по уровню технологии моей планеты, – заявил я и возразил: – Но зря текст признали устаревшим, он не только позволяет компактно хранить информацию, но и при прочтении любого текста тренируется и развивается интеллект.

– Ну, не знаю, таких исследований не проводилось… – задумчиво протянул тот. – Но всё может быть, средний уровень интеллекта по Содружеству хоть и медленно, но снижается.