Текст книги

Владимир Викторович Кунин
Технарь

– Странно. По внешнему виду обычный камень, – всё ещё недоумённо произнёс я. – Ну ладно, буду ковырять эту хреновину.

Начал я, как всегда, с осмотра. Ну… блин… камень, и всё тут. Решил продолжить на ощупь – тоже тишина. Тогда, продолжая ощупывание, попробовал мысленно проникнуть внутрь устройства и также мысленно приказал включиться, открыться, показаться. И вдруг верх артефакта засветился, и там я увидел ряды каких-то символов. Я пригляделся к ним и сразу стал понимать их значение. Это оказалась обычная консоль. Артефакт активирован – полдела сделано.

– Осталось найти карту и всё про дверь у ентого компа – и домой, – заявил я уверенно.

– Ага! А скинешь это всё на флешку, или думаешь, эта штука ещё и как принтер работает? – обломала Ленка мою уверенность.

– Твою дивизию… Не подумал. – И я задумался. – Так, щас прикинем. Распараллелим работу. Не факт, что получится распечатать. Нужна ручка или карандаш и бумага. Я вроде пока в безопасности, буду искать среди мусора нужную информацию, а ты попробуй найти ближайшую деревню или город. Там могут быть письменные принадлежности. Не думаю, что стоит с ними торговаться, язык ты вряд ли знаешь, да и непонятки могут быть. Поэтому нужно стырить и оставить что-то взамен. Есть какие монетки?

– Есть, – кивнула она. – Оставлю им несколько серебрушек, должно хватить.

Пока она отсутствовала, я решил разобраться, как вводить команды. На нажатие на экран, как на сенсорную панель, он не реагировал. Тогда я стал пробовать снова мысленно проникнуть внутрь артефакта и произнести стандартную команду любого компьютера: «Помощь». И что неудивительно, она сработала, показав список доступных команд. Я принялся применять необходимые команды из списка для работы с файлами, перебирая названия на нахождение слов «Мезия» и «Сырт».

Найдя несколько нужных файлов, стал среди них искать карту и текст про дверь. Их я нашёл сразу, но просмотреть легко оказалось только текст. Тогда я начал искать программы для работы с картами и картинками, нашёл только редактор картинок и, открыв в нём карту, предположил, что он пойдёт. Функции печати я так и не нашёл, и, хотя и были команды копирования, куда тыкать и как это происходит, я так и не разобрался.

Пока Ленка отсутствовала, я решил ещё посмотреть, вдруг чего ценного найду. Попадались описания каких-то ритуалов, отчёты финансовых операций и договоры. Ещё несколько карт показывали неизвестную местность, и я забил на них. Тут вдруг раздался шорох из прохода. Я обернулся, но успокоился, увидев знакомый светляк и Ленку.

– Я немного пошумела, чтобы не пугать тебя, – объяснила она. – Вот бумага, чернильница и перья. Технологии до ручек и карандашей у местных ещё не доросли.

– Зашибись! Хорошо, что бумаги много, есть на чём тренироваться. За ночь нужно успеть и выйти с рассветом, чтобы был запас времени на обратный путь, на всякий пожарный. Люди хоть?

– Люди, – успокоила она. – В ближайшей деревне у старосты нужного не оказалось, хорошо хоть, в местной церквушке были грамотные. У старосты я взяла немного еды, а в церкви всё остальное. Кстати, хочешь есть?

– Не, что-то не очень голоден, – мотнул я головой. – Сама перекуси. Вон сколько бегала, да и в лесу круги нарезала. Да и поспи, пока я буду работать принтером. Если почувствую опасность, разбужу тебя.

– Хорошо. Смотри, какой свежий и вкусный пирог. М-м-м… Объедение. А овощи… – стала Ленка дразнить мой аппетит. – Может, всё-таки поешь?

– Нет. Ты же знаешь моё отношение к еде, – ответил я. – К тому же, насытившись, в сон клонит, голодному лучше работается с информацией.

И я занялся процессом бумагомарания, по-другому его назвать трудно. Для начала я переписывал процесс открытия двери на русском до тех пор, пока не получилось почти без помарок, затем сделал копию на языке оригинала. А далее стал прикидывать, как срисовывать карту, художник из меня никакой, а листки толстые, не просвечивают. Решил разбудить Ленку и спросить совета у неё. Она, вскочив, вынула кинжал и стала быстро озираться по сторонам. Я, успокоив её, объяснил проблему. Эльфийка на пальцах рассказала метод копирования для чайников: разбиваешь изображение и бумагу на мелкие квадратики и перерисовываешь их по очереди. Я поинтересовался, как у неё с рисованием, и получил в ответ, что тоже не очень. Тогда, загнав её досыпать, я приступил к черчению, решив сделать столько копий, сколько успею за ночь, а там выберу пару самых удачных.

– Уже утро, – услышал я голос Ленки.

– А, что? – опешил я. – Ты уверена?

– Абсолютно. – ответила она.

– Тогда подожди, щас выберу самые удачные, – собрался я с мыслями. – Вот, возьми готовые инструкции и карты, а я заберу копии и письменные принадлежности, нефиг им тут валяться.

Я скомандовал артефакту выключиться, и мы пошли назад прежним порядком: я напрямик, она вокруг, в охране. По пути я прикидывал, что работа действительно оказалась лёгкая и чего бы такого попросить в награду. И вдруг почувствовал сильную угрозу. Сглазил, автоматически подумал я и отпрыгнул в сторону, мимо просвистела стрела. Я решил спрятаться за ближайшее толстое дерево.

– Выходи, мы знаем, что ты один, – услышал я басистый голос. – Поделись с нами своим добром и можешь идти куда шёл.

– Мочи их, – тихо сказал я по-русски, поняв, что они всё равно меня убьют.

И тут услышал щелчки от ударов стрел Ленки и офонарел от скорострельности. Прошло всего пара секунд, и всё стихло. Ещё через несколько секунд показалась и она.

– Всё, больше нет никого, – отчиталась она и спросила: – Трофеи берём?

– Если хочешь, можно посмотреть, что у них ценного, время в запасе есть, – ответил я. – Давай, пока обыскиваем их, сожжём рядом ненужные бумаги и перья, а чернильницу сунем к какому-нибудь из тел, чтобы не тащить лишнее. Всё равно выбрасывать.

Ценного оказалось мало. Оружие низкого качества брать смысла никакого. Неизвестный амулет трогать опасно. Но было немного серебряных денег и пара драгоценных камней – синий и красный. Заодно Ленка вытащила свои стрелы из тел и убрала, целые, в колчан. Закончив, мы пошли дальше. Больше на обратном пути нас никто не тревожил.

Выйдя к костру, обнаружили незнакомого человека в сером плаще.

– Давай карту и описание, – спокойно потребовал он, протягивая ко мне руку.

– Ты кто такой? – вскинула лук Ленка и прицелилась в него.

– Карту я должен отдать Гермесу, – так же спокойно ответил я. – А тебя я не знаю.

– Хорошо. Подождём Гермеса, – успокоился тот и уселся на ближайший камень. – Меня звать Пикт, раньше звали Олег. Я геомант, если вам это о чём-то говорит.

– Я Эленуэль, – представилась Ленка и опустила лук. – Разведчик. Раньше звали Леной.

– Я Вова, техник, – сказал я и уточнил: – А геомант – это маг земли или чувствующий суть мироздания?

– Или, – подтвердил Олег. – Я впервые слышу такое определение моей способности, но она очень точно её отражает.

– А что это такое? – заинтересовалась Ленка. – Я никогда не слышала о геомантах.

– Можешь продемонстрировать здесь? – попросил я Олега. – Не каждый поймёт, что это, пока не увидит.

– Ну хорошо, попробую… – задумался он.

Олег встал, достал из кармана брюк какой-то камень и бросил его себе под ноги. Затем подпрыгнул и, пока был в воздухе, плюнул через правое плечо. Потом подобрал камень, сунул его обратно в карман, сел на камень и стал ждать. Тут в метре от его лица загорелся светляк, точно такой же, как у Ленки.

– Вот! Как-то так, – заявил Олег. – Магия и без затрат маны.

– Я всё равно не поняла, – помотала головой Ленка. – Ритуалист, что ли?

– Лучше. Ритуалисты с помощью своих ритуалов уменьшают затраты маны на свою магию, – стал пояснять Олег. – А я, зная суть мироздания, с помощью определённых действий, на первый взгляд никак друг с другом не связанных, могу творить любую магию вообще без затрат маны. Да и не маг я, нет у меня способностей творить магию напрямую.

– Немного непонятно, но вроде поняла, – моргнула Ленка.

– Уже познакомились? – с ходу начал появившийся Гермес и сказал мне: – Карту и описание отдай Пикту, они предназначались ему.

– Лен… Э-э-э-э… Эленуэль, отдай ему бумаги, – распорядился я.

– А это что такое? – просматривая бумаги, показал Олег на оригинал текста описания.

– Это я переписал текст на языке оригинала, – пояснил я. – Я же не знал, кому он предназначается.

– Понятно. Оставлю себе, вдруг куда пригодится, – кивнул тот. – А зачем карты две, да ещё и одинаковые?

– Принтера под рукой не оказалось, а художник из меня никакой, вот и наделал кучу копий, – развёл я руками. – Это две самые удачные.

– Хорошо. Карта вполне читаемая, копия тоже пригодится, – решил Олег. – Всем пока, меня уже ждут. – И скрылся в тумане.