Сергей Садов
Дело о неприкаянной душе


– Хм. Ты еще очень молод. Если хочешь, я тебя научу. Хочешь научиться ненавидеть по-настоящему? А потом заставить своего отца приползти к тебе на коленях?

– Я… я не хочу…

– А почему? Он же ведь убил твою мать.

– Откуда ты знаешь?!!

– Я же черт. Я знаю все. Хочешь, я расскажу, как все случилось? Однажды твой отец…

– Не надо!!!

– Ну, вот видишь. Ты и сам все понимаешь. Так неужели ты простишь его?

Алеша крепко задумался. Эх, молодость, молодость! Как все предсказуемо. И как давно он взращивал свою ненависть. Неудивительно, что его мать никак не хочет покидать Землю. В своем теперешнем состоянии она прекрасно понимает, чем все может обернуться для сына. Но отец… Неужели он не понимает, чем все закончится? Или уже за бутылкой он ничего не видит? Все-таки во всем этом есть что-то странное. А вот мне даже интересно, устоит он против соблазна или нет. А ведь хочется, чтоб устоял. Чертовски хочется. Недаром же я прямо сказал, что я черт. Может, вспомнит разные сказки?

– А ты не похож на черта, – неожиданно заметил Алеша.

– Интересно. А многих чертей ты видел?

– Нет… но… все равно не похож.

– Ясно, – хмыкнул я. – Не знаю, как правильно, но это точно неправильно. А вот так?

Я преобразился. Теперь я выглядел как козел, стоящий на задних ногах и с руками вместо передних копыт. Рога, хвост, все как положено. Короткая черная шерсть по всему телу. Кошмар, короче. Встретишься с таким ночью – заикой на всю жизнь останешься. По крайней мере я бы точно остался. У людей определенно чрезмерно богатое воображение. Как они представляли себе такое страшилище, втирающееся в доверие к людям ради покупки их душ? Нет, в таком виде можно вызвать у человека полное доверие только при условии, что этот человек будет слеп на оба глаза и глуп как карась.

– Или так? – Я снова изменил облик, представ в виде высокого дяди с козлиной бородкой и длинным худым лицом.

– Так ты действительно…

– Действительно. Самый натуральный черт. Что мне еще сделать, чтобы ты поверил?

– Не знаю.

– В таком случае почему бы нам не поговорить о твоих проблемах? Если я черт, то я помогу тебе их решить. Если нет… ну что ты теряешь? Итак. – Я достал блокнот и ручку и приготовился писать. – Что ты хочешь?

– Ну… – Алеша задумался, наморщив лоб. Ох, ребенок. Для него все это игра. Но ненависть у него настоящая. Здесь уж я ошибиться не мог. Смесь взрывоопасная. – Хочу, чтобы у меня было много денег. Хочу машину. – Я старательно писал. А мальчишка разошелся не на шутку. Хм, далеко пойдет парень. Интересно, а пароход с большой трубой ему зачем? По местному ручью, ошибочно именуемому рекой, плавать?

– Все? – поинтересовался я, когда мальчик выдохся.

– И еще радиоуправляемую модель танка, какую видел в магазине.

Я покосился на солидный список в блокноте. Потом на мальчика.

– А настоящий танк тебе не нужен? Чего уж мелочиться? Ладно, шутки закончились. Теперь давай поговорим серьезно…

– Я думал, ты выполнишь все мои желания.

Я вздохнул. Потом сел рядом с мальчиком.

– Выполнить твои глупые желания я могу. Ну и что? Давай разберем их. Пункт первый: много денег. Выполнить его проще всего. – Я кивнул на стопку золота. – Я могу сделать, чтобы у тебя каждый день под кроватью появлялось по золотой монете. А ты подумал, что будет дальше? Были миллионеры подпольные, а ты первым в истории будешь миллионером подкроватным. Как ты собираешься тратить эти деньги? Как объяснишь их появление отцу? Большие покупки заинтересуют власти – ребенок тратит большие деньги, а где он их берет? Что ответишь?

– Тогда еще один пункт – защищай меня.

– Ну нет. Я не ангел-хранитель. Кстати, твои остальные пожелания не лучше. Я уже молчу о том, что если у тебя будет много денег, то большинство из них ты можешь выполнить и без моего участия.

– Тогда какая мне от тебя польза?! Денег не даешь. Остальное выполнять отказываешься.

– Деньги, деньги, дребеденьги. Ты всерьез полагаешь, что деньги принесут тебе счастье?

– Меня будут уважать и бояться! Как дядю Василия из третьего подъезда.

Дядю Василия? Я заглянул в подаренный блокнот, быстро вписав адрес и имя.

«Из какого архива желаете получить сведения: адского или райского?» – появился вопрос вместо вписанного мной.

«Обоих!» – сердито написал я. Через секунду в блокноте появилось два текста – ответ на мой запрос. Причем ответ из Рая был написан какими-то сверкающими чернилами, которые, казалось, даже переливались всеми цветами радуги. Ответ из Ада был небрежно накарябан тушью. С первых же слов стало ясно, кто и как уважает дядю Васю. А вот с боязнью – да. Такого стоит бояться. Н-да. Чистилищем тут даже и не пахнет. Вопрос, как говорится, ясен.

– Значит, как дядю Васю? Что ж… Ты не передумал?

– Нет!

– Ты хочешь много денег?

– Хочу. Я тогда покажу отцу…

– Покажешь, покажешь. Только уточни, пожалуйста, что значит для тебя «много». Много – это слишком расплывчато.

– Ну… много. Миллион.

– Рублей, лир, фунтов, долларов?

– Долларов.

– Отлично. – Я быстро сотворил пергамент с договором. – Прочитай и распишись.

Алеша недоуменно взял пергамент и попытался зажечь свет. Но сам пергамент светился так ярко, что читать на нем можно было и в темноте. Мальчик перечитал договор несколько раз, но было ясно, что он мало что там понял.

– Говорю коротко, – вздохнул я. – Я обещаю в течение недели снабдить тебя миллионом долларов. Причем так, что это ни у кого не вызовет подозрения. Также в течение этой недели я обещаю взять тебя под свою защиту до выполнения мной пункта договора. В обмен ты отдаешь мне свою душу. Вопросы?

– Фигня все это, – буркнул Алеша. – Я тебе все равно не верю. Кто-то шутит глупо.

– Почему бы не проверить? – Я молча протянул ручку. Особую ручку. Подпись кровью – полная чушь. Кстати, как и сам договор с дьяволом. Пожалуй, за всю историю я был первым чертом, который заключил договор с человеком. Но людские суеверия порой бывают такой полезной вещью… И ведь никому в голову не приходит, что ни черту, ни дьяволу вовсе нет нужды покупать душу у человека. Люди сами их отдают нам. Бесплатно. Да еще и радуются при этом. Эх, наивная молодость.

Алеша, хмуро поглядывая на меня, подписал. Хм, а ведь, похоже, он просто не понимает ничего. Думает, что просто спит, а все это ему только снится.

Я аккуратно свернул пергамент с договором и посмотрел на мальчика.

– До утра, будущий миллионер.