Сергей Садов
Дело о неприкаянной душе


– Об этом было сложно догадаться, – буркнул я.

– В таком случае весь этот дом в вашем распоряжении на то время, какое вы пожелаете пробыть в Раю. Моя же задача помогать вам во всем, что пожелаете…

– Тогда помоги навести тут такой бардак, что даже ты не смог бы убрать его меньше, чем за неделю.

– В мою задачу входит присматривать за порядком в доме, а вовсе не разрушать дом.

– Разрушить дом? – Я задумчиво поскреб подбородок. – Хм-м. Слушай, а ты мне подал неплохую идею.

Домовой на миг завис в воздухе. Из мохнатого клубка вдруг появились два широких глаза и уставились на меня.

– Мастер Эзергиль, я бы попросил… – испуганно пробормотал домовой.

Я махнул рукой.

– Расслабься. Я пошутил. Сам подумай, если я разрушу дом, то где буду жить?

– Уф. Ну и шуточки у вас, мастер Эзергиль.

– Ты прав, шуточки чертовские. Поверь, я не собираюсь разрушать дом, – пообещал я. – По крайней мере не собираюсь до тех пор, пока не буду съезжать.

Домовой, уже было расслабившийся и вновь превратившийся в мохнатый комок, снова глянул на меня своими большими глазами. Я вежливо улыбнулся ему и закрыл перед его носом дверь в комнату. Прислушался. Домовой что-то бормотал себе под нос. Я кивнул своему отражению в зеркале и прямо в одежде плюхнулся на кровать. Итак, какие наши следующие шаги? А наши следующие шаги – центральный архив. А в отличие от архива Ада, который был всего лишь одним из подразделений министерства наказаний, в Раю архив был отдельной службой. У него было даже собственное отдельное здание. Даже не одно. Итак, если я хочу попасть в архив, то надо договориться заранее.

Я соскочил с кровати и направился в коридор, где видел телефон.

– Эй, лохматый? – позвал я, осматривая стойку телефона. – Где тут у вас телефонный справочник?

– Я не лохматый! – За моей спиной материализовался Профаня. – Меня зовут Профаня.

– Это я слышал. Так где телефонный справочник?

– Черти! – В это восклицание Профаня умудрился вложить такую гамму чувств, что я даже позавидовал. Вот бы мне научиться выражать свои чувства одним словом. И главное – как ярко и талантливо! – Над тобой справочник! – Выдав это сообщение, Профаня снова исчез.

Я поднял голову. Прямо над телефоном на жердочке сидел попугай какаду. Я поднялся на цыпочки, стараясь разглядеть за ним справочник, и… встретился взглядом с попугаем.

– Ну? Что смотришь? – поинтересовался он. – Я справочник. Я. Тебе какой телефон нужен?

– А-а-а. – Я огляделся по сторонам. Попугай-справочник? Да, давненько я не был в Раю. Три десятилетия назад попугаев на эту работу не нанимали. – Мне нужен телефон центрального архива.

– Ада или Рая?

– Да на хрена мне телефон Ада?! – рассердился я. – Его я мог бы узнать, и не приезжая сюда.

– Не знаю, но свое требование необходимо формулировать очень точно во избежание различных недоразумений и жалоб в будущем, – педантично уточнил попугай. Он слетел с жердочки и приземлился перед телефоном. Лапой снял трубку и постукал клювом по рычагу. – Але-е, – томно протянул попугай в трубку. Его голос вдруг стал какой-то нежный и даже слегка приторный. Хохолок на голове расправился. В словах промелькнули нежные нотки. – Девочка, ты как? Не соскучилась по своему попке? А я так скучал, так скучал!

Я ошарашенно уставился на попугая, беседующего по телефону с какой-то девочкой. Та что-то ему отвечала. Судя по всему, нечто такое же глупое и нежное. Та-ак!!! Для полного счастья мне не хватало нарваться на влюбленного попугая.

– Где телефон архива, который я просил десять минут назад?!! – заорал я, наслушавшись бесконечных «красотка, милочка, лапочка», когда понял, что если не прервать попугая, то можно ждать номер телефона до вечера. Попугай скосил на меня один глаз.

– Милочка, тут у нас в гостях шумный невоспитанный черт… Да-да, милочка, самый настоящий черт… Да нет же, не шучу. Ты помнишь, я тебе говорил, что у моего хозяина есть племянник в Аду? Так вот, он сейчас гостит у нас…

– Где телефон!!! – опять заорал я. С потолка посыпалась штукатурка.

– Да, – признал попугай в трубку. – Очень шумный молодой человек. И ужасно нетерпеливый… Да, просит телефон архива. Милочка, будь добра, посмотри там. Да-да, я понимаю, но черти такие нетерпеливые.

О нет! Черти очень терпеливы. Но и терпению черта приходит конец. Я молча прошел на кухню и выбрал сковородку побольше. Прикинул на глаз ее размер. Потом из стола достал огромный нож. Покосился на сковородку и отложил ее в сторону. Достал кастрюлю. Надел поварской колпак. Так с ножом в одной руке и кастрюлей в другой я и появился в коридоре. Попугая мой наряд заинтересовал. Он на миг отвлекся от разговора.

– Ты что-то собрался готовить? Правильно. Там у Монтирия есть кое-какие запасы. Я сейчас узнаю нужный тебе телефончик, и мы пообедаем.

Я молча направился к попугаю.

– Кстати, а что ты собрался готовить? – опять отвлекся от разговора попугай. – Учти, манную кашу я не люблю. А гречка должна быть рассыпчатой, а то вкус пропадает.

– Суп, – сообщил я. – Из попугая.

– Суп я тоже люблю, – меланхолично заметил попугай, прислушиваясь к чему-то в трубке. Тут до него дошло. – Что?!! Суп из… из… из… погу… попу… Ты не можешь!!!

Он взмахнул крыльями, но взлететь не успел. Я быстро протянул руку и схватил его за лапы.

– Ты не можешь?!! – в панике вопил попугай. – Профаня!!! Помоги!!! Убивают хозяйское имущество!!!

Тут появился Профаня с большой доской и какой-то большой тканью. Все это он протянул мне.

– Мастер Эзергиль, настоятельно рекомендую постелить вот это на пол, чтобы не забрызгать его кровью. А на доске разделывать этого влюбленного болтуна будет удобней.

– Ах вот ты как?!! Вот, значит, как?!! – возмущенно завопил попугай, тщетно пытаясь вырваться из моих рук. – Вот как ты бережешь хозяйское добро!!! Вот я все расскажу.

– Вынужден заметить, – невозмутимо прервал я его крик, укладывая попугая на доску, – что без головы тебе будет проблематично о чем-либо рассказать.

– Помогите!!! – отчаянно завопил попугай. – Ну пожалуйста! Пожалейте сиротинушку!!! Я больше не буду!!! Честно.

– Мастер Эзергиль, рубите скорее. Я уже печь разжег, – попросил Профаня.

Я занес нож над головой бедной птицы.

– Пожалейте!!! – в отчаянии завопил попугай. Похоже, он и вправду поверил, что я собираюсь приготовить из него суп.

– Ты меня просишь о жалости? – улыбнулся я своей самой чарующей улыбкой. – Черта? Мы ведь, черти, очень милые создания… если нас не доводить. Тебе удалось меня рассердить. Так о чем ты просишь меня теперь? О жалости?

– Я больше не буду!!!!!!

Я почесал кончиком ножа себе щеку.

– Поверить что ли? С одной стороны, ты меня достал. С другой… а кто мне тогда телефон архива скажет?

– Никто!!! Я уникальная птица!!! В моей памяти содержится шестнадцать миллионов сто сорок три тысячи пятьсот семьдесят девять телефонов!!!

Я пожал плечами.