Сергей Садов
Дело о неприкаянной душе


– Вот и отлично. – Представив, что сейчас творится у администратора, я захихикал. Нет, после архива надо обязательно будет к нему зайти.

Все еще смеясь, я плюхнулся в ближайшее крутящееся кресло и оттолкнулся от пола ногой. Стул раскрутился. Все-таки что ни делается – все к лучшему. Не проспи я сегодня – не увидел бы такого захватывающего зрелища. Да и вернуть папку на место было бы проблематично под пристальным вниманием архивариуса. Да и Ксефон при виде меня воздержался бы от разных глупостей. Но что же мне делать с моей практикой?

Вскоре вернулся архивариус. Он каким-то образом умудрился пребывать в сердитом и веселом настроении.

– Все, – сообщил он. – Больше этот идиот нас не потревожит. Я сразу предупредил администратора, что если этот тип еще раз попадется мне на глаза, то я просто вышвырну его из здания, а на администратора напишу жалобу, что он выдает пропуска разным хулиганам, которые даже не понимают важность того, что здесь хранится.

– Боюсь, вам придется привести свою угрозу в исполнение, – заметил я. – Намеков Ксефон не понимает.

– Каких намеков?! – удивился архивариус.

– Ну, вот вы его за ухо – и в коридор. А надо было прямо сказать: «Больше, мол, не приходи сюда».

– Такой тупой?

– Ну-у-у… Обычно ему приходится все повторять дважды. – Чем хуже, тем лучше. Все-таки Ксефон был не таким тупицей, но… чего не сделаешь ради друга. Если друг тебя не похвалит, то кто это сделает?

– Понятно. Ладно, пусть отправляется куда подальше. А тебе что надо?

Я на миг задумался. Судя по тому, что я видел, вряд ли архивариус горит желанием помогать Ксефону. Думаю, он откажется это делать даже за деньги. Я решил честно все рассказать. Архивариус выслушал меня самым внимательным образом.

– Значит, твой дядя ангел? – фыркнул он. – Что ж, бывает и хуже. Однако работку он тебе подкинул.

– Вот-вот. Я-то думал, поговорю с этой душой, и все. Быстренько все сделаю.

– О-о, мальчик, поверь моему опыту, все окажется гораздо сложнее, чем видно на первый взгляд.

Хм-м! Я подозрительно покосился на архивариуса. Вроде как мыслей он не читает. Про то, что я забирал из архива личное дело Ненашевой, я благоразумно умолчал. А значит, я ничего не рассказывал из того, что узнал из папки. Следовательно, архивариус просто не мог знать всего того, что знаю я. Однако он сразу сказал, что дело сложное.

– Ладно, пойдем искать твою Зою. Скорее всего она еще в отделе живых.

Мы проделали ту же процедуру, что вчера я проделывал вместе с администратором. Но на этот раз я ничего не скрывал и сразу направился к нужной папке.

– Вякнешь, что я тебя уже брал, отправлю в камин, – шепотом пригрозил я ей.

– Мы же друзья, как ты мог во мне усомниться?! – испуганно отозвалась та.

Я принес папку к столу и водрузил ее перед архивариусом. Тот нацепил очки и раскрыл ее.

– Ну-с, посмотрим, что тут у нас.

Вместе с архивариусом я читал и смотрел все то, что уже видел вчера вечером. Тот листал папку неторопливо. Иногда просил показать какой-нибудь эпизод из жизни Зои подробнее. Разглядывал фотографии. Вот он дошел до настоящих дней. Посмотрел кое-что из сегодняшней жизни семьи Ненашевых.

– Ясненько, – проговорил он. – Да, печально-печально. – Он задумчиво подпер подбородок кулаком и уставился в одну точку. Я не мешал ему. Наконец архивариус очнулся. – Почему-то люди думают, что черти лишены жалости. Да ничего подобного. Например, мне искренне жаль этого мальчика. Пропадет ведь. И с очень большой вероятностью он окажется в конце концов нашим клиентом.

– Но тем не менее это работа не для чертей! Она для ангелов. Это их работа – помогать и спасать.

– Верно, но тут дело особое. Видишь ли, мальчик не верит ни во что. А раз так, то он вынужден противостоять всему миру в одиночку. А это ему не по силам. И раз он не верит, то ангелы здесь бессильны. А вот мы, то есть черти…

– То есть мы помочь ему можем?!! Но это не наша работа?!!

– Ну и что? Это не мешает попробовать.

– Вы хотите сказать…

– Ну да. Если ты чего-то не умеешь делать – это не повод, чтобы не попробовать. Ты же ведь хочешь заработать свой зачет по практике?

– Ну конечно!

– Тогда тебе придется эту проблему решать. Сам понимаешь, что этот призрак никуда не пойдет, пока будет волноваться за сына. И единственный способ для тебя заставить призрак определиться – это убедить его, что страхи за сына напрасны.

– Убить ее мужа, и все дела! – буркнул я.

– Но-но! Не разрушай мое хорошее мнение о тебе.

– Да понимаю я, что глупость говорю. Это я так просто.

– Даже так просто не смей такого говорить. Ни мы, ни ангелы не можем вмешиваться прямо в жизнь людей. Это одно из основополагающих правил, установленных Им. Мы можем действовать только через людей. Но вот дам я тебе один совет… – Архивариус задумался. Потом кивнул. – Вот что, мальчик. Тебе надо съездить в Рай. Раз у тебя там дядя, то он тебе поможет. Я же дам тебе записку тамошнему архивариусу. Посмотри еще их архивы. Понимаешь, у нас, конечно, полные архивы, но мы собираем в основном пороки. То есть следим за темной стороной человека. А там смотрят за светлой. Чтобы составить цельную картину, тебе не мешало бы ознакомиться и с теми архивами. Нельзя понять человека по-настоящему, если ты знаешь о нем только с одной стороны.

Я медленно кивнул.

– Спасибо. Пожалуй, так я и сделаю. Сегодня я еще поработаю здесь, а завтра отправлюсь в Рай. Мне бы еще хотелось посмотреть личные дела Алеши Ненашева и мужа Зои Виктора Ненашева.

– Вот это правильно, – одобрительно кивнул архивариус. – Ладно, работай, мешать не буду.

– Ну что вы! Вы так мне помогли.

– Конечно, помог. Ты ко мне по-доброму, и я к тебе со всем почтением.

Архивариус добродушно усмехнулся и отошел. Я же вернул папку Зои на место и отыскал дело Виктора. Ничего нового из нее я так и не узнал. Только понял, как он начал пить с компанией друзей. Но помочь мне это вряд ли могло. И картинки были те еще. Вот он наказывает сына за двойку. Вот бьет жену за то, что она прячет от него деньги, что мешает ему купить бутылку. Короче, точно наш клиент. И папка его была довольно увесистой в отличие от папки Зои, хотя вроде как лет ему столько же. Ну ладно, об этом можно будет потом порассуждать.

Убрав все на место, я тепло попрощался с архивариусом и отправился разыскивать администратора. Нашел я его в комнате отдыха, где тот, похоже, успокаивал нервы. Я вежливо с ним поздоровался. Администратор наградил меня сердитым взглядом.

– Что там у вас произошло с Ксефоном? – хмуро спросил он.

– С Ксефоном? – сделал я круглые глаза. – Честное слово, ничего. Это он за мной следит.

– Почему ты решил, что он следит?! – поинтересовался администратор.

– Ну… догадался. Вот смотрите, я вчера нашел нужную мне папку, а сегодня Ксефон пробрался в архив и попытался ее перепрятать.

– Так ты вчера ее не нашел, – ехидно заметил администратор.

– Нашел, господин администратор, – печально вздохнул я, словно признаваясь в проступке. – Просто не сказал вам. Вы уж извините меня. Я хотел сам эту проблему решить и ни с кем не делиться. А потом все будут хвалить меня. Говорить, что я молодец.

– Тщеславие, – усмехнулся администратор. – Да, истинно чертовское чувство. Я тебя понимаю.

– Ну да. А то, что этот болван Ксефон решил переложить папку в раздел мертвых…