Валерий Викторович Бронников
Тихий омут

Тихий омут
Валерий Викторович Бронников

Детектив «Тихий омут» Валерия Бронникова, родившегося в середине прошлого века, детство и юность которого прошли в эпоху строительства коммунизма, написан в начале нынешнего столетия – это далеко не первое произведение. Автором написано много стихов, детективы: «Тихий омут», «Случайный свидетель» и «Гость из Тюмени», рассказы, детские стихи и рассказы, а также романы, повести, басни и сказки. Действие детектива «Тихий омут» разворачивается в небольшом северном городке, где большинство населения знает друг друга и живёт в гармонии с природой, занимаясь, кроме своей работы, охотой, рыбалкой и другими, не чуждыми простому человеку, развлечениями. Молодой преуспевающий детектив, вызванный на место убийства в простое незаурядное заведение общепита, раскручивает сложный клубок событий, связанных с этим загадочным убийством. Автор раскрывает взаимоотношения людей, их характеры. Детектив рассчитан на взрослого читателя. С уважением к читателям: Валерий Бронников

ТИХИЙ ОМУТ

В кафе-баре «Наташа» громко играла музыка. Борис с Ириной сидели в углу за столом и тихонько потягивали коктейль. В зале сидели редкие посетители. В другой стороне помещения кафе за сдвинутыми столами сидела шумная компания, отмечавшая какую-то дату. Компания «варилась в собственном соку», не обращая ни на кого внимания. За соседним столиком справа от Бориса сидел бородатый мужик, одетый несколько странновато для бара, в повседневной полурабочей одежде и, не снимая куртки-пуховки. В центре сидела молодая пара. Эти двое смотрели друг на друга и не обращали никакого внимания на окружающих. За стойкой бара расположились два мужика неопределённого возраста, оба небритые, полупьяные. Они перепирались с барменом довольно громкими фразами вперемежку с бранью. От них доносились только отдельные выкрики. Все остальные звуки заглушала музыка.

У входной двери скучал охранник, здоровенный детина, облачённый в белую рубашку с бабочкой без пиджака. Скучающим взглядом охранник смотрел на окружающих. По его виду заметно, что такая обычная атмосфера ему крайне надоела. Он с нетерпением ждал, когда закончится его смена.

Ирина поднялась со своего места и направилась в дамскую комнату. Борис остался сидеть за столом. В дамской комнате стояла молодая женщина с пышными рыжими волосами, – возможно, это был парик. Лица её Ирина не видела. Дама стояла как-то боком и, подняв и без того короткую юбку, поправляла ажурные чулки, подтягивая их вверх. Такие чулки некоторые мужчины называют бранным словом. Их обычно используют для большей привлекательности и сексуальности.

Ирина прошла в кабинку, а когда выходила, рыжей женщины уже не было. Открыв дверь из дамской комнаты, она увидела Бориса. Он лежал на спине с удивлённым выражением лица. Голова покоилась на ступеньке. Руки раскинуты в стороны, а из груди торчала рукоятка ножа.

У меня, Садчикова Алексея, в этот день был законный выходной. Фамилия у меня известная, но я не родственник знаменитого сыщика. Просто мы однофамильцы, но по профессии я, также, как и он, слыл сыщиком. Повседневная рутина затягивала, приходилось находиться на работе допоздна и вот, в кои веки, я получил законный выходной и сейчас сидел с ребёнком, делали уроки.

– Как ты сидишь? Сядь прямо и не грызи ручку. Поделить двенадцать яблок на четыре части очень просто. Возьми мысленно трёх друзей, дай каждому и себе тоже яблок, чтоб всем досталось поровну. Вот у тебя яблоки и поделятся, а затем посмотри, сколько каждому досталось?

В этот момент раздался телефонный звонок. Я взял трубку, и голос дежурного сообщил:

– Убийство в баре «Наташа». Оперативники все заняты. Начальник просил вызвать тебя с выходного дня, чтобы ты занялся расследованием. Там сейчас находится участковый.

Мой непосредственный начальник майор Гаврилкин – человек непредсказуемый и без чувства юмора. Ослушаться его означало попасть в опалу. Последствия могли быть самыми печальными.

Пришлось идти к соседке и просить, чтобы присмотрела за сыном. Жена находилась на работе, и должна прийти с минуты на минуту. Часы показывали девятнадцать без четверти.

На своей машине я довольно быстро доехал до бара. У входа стоял милицейский УАЗик. Несколько зевак остановились и негромко переговаривались. Подъехала скорая помощь. Невдалеке находились три припаркованные машины. Я обратил внимание на серую «Волгу», ничем не примечательную и не выделявшуюся от двух других, но бросался в глаза её номер «001». Быстро окинув всё это взглядом, я прошёл внутрь. Участковый находился в маленьком коридорчике, никого не впускал и не выпускал. Охранник стоял в проёме двери зала лицом к выходу и молча созерцал на происходящее. Около охранника стояла женщина лет тридцати с тёмными распущенными волосами и всхлипывала. Одета женщина в серую кофту и джинсовые брюки, на ногах обуты бордовые сапоги, – это всё я заметил на ходу. Дальше предстоял кропотливый осмотр места происшествия.

На мой немой вопрос участковый сообщил, что охранник ничего не видел. Кроме этой пары, по его словам, из бара никто не выходил. Женщина вышла из зала в восемнадцать ноль пять – это он заметил по электрическим часам, которые висели на стене бара. Убитый вышел почти следом за ней после звонка на мобильный телефон. Больше ничего существенного охранник сообщить не мог. Мобильного телефона я при убитом не обнаружил. Все остальные предметы личных вещей остались на месте. По паспорту Борис Семёнович Семёнов тридцати двух лет, местный и проживал на соседней улице.

Прибывшая группа занялась рутинной работой по осмотру места происшествия и сбору свидетельских показаний. К охраннику у меня доверия почему-то не возникало. «Надо проверить алиби всех находящихся в баре и опросить», – подумал я. Внутри дамской комнаты мне бросился в глаза мокрый след от дамской туфли, но огромного, примерно сорок третьего, размера. Кто-то, возможно случайно, наступил на лужу около раковины и на полу остался этот след.

По словам охранника, он выбежал на крик женщины и, увидев лежащего мужчину, проверил дамскую комнату. У охранника на ногах виднелись мужские ботинки. Их размер соответствовал увиденному мною на полу.

Труп Бориса Семёнова вынесли в машину. Рукоятка в груди оказалась от обыкновенного ножа, каких в обиходе много. Удар нанесён профессионально прямо в сердце и с большой силой.

Со слов участкового подруга убитого работала парикмахером в местном салоне. Я обратился к всхлипывающей женщине:

– Назовите, пожалуйста, себя и кем Вы приходитесь убитому?

Женщина, не переставая всхлипывать, сообщила:

– Ирина Аскольдовна Слуцкая. Борис являлся просто моим другом.

– Что вы делали в кафе?

– Мы пришли пообедать.

– Кто из ваших знакомых находился ещё в кафе?

– Наших знакомых здесь не было, но лица некоторых посетителей я видела раньше, так как хожу сюда обедать.

– С кем Борис Семёнович общался с тех пор, как вы сюда пришли?

– Он разговаривал только со мной, ни к кому не подходил и к нам тоже никто не подходил.

– Чем он занимался, где работал?

– Он работал автослесарем. Кроме своей работы больше ничем не занимался и не увлекался.

– Как долго вы его знали?

– Мы встречаемся, – она посмотрела на меня и поправилась, – Встречались уже два года.

– Были ли у него враги?

– Нет, по характеру он спокойный, не вспыльчивый, общительный. Я не замечала, чтобы он с кем-либо ссорился.

– Зачем он пошёл вслед за Вами?

– Когда я выходила, он сидел за столом и уходить никуда не собирался.

– Вы кого-нибудь видели в вестибюле или в туалетной комнате?

– Да, в туалетной комнате находилась женщина высокого роста с рыжими волосами.

– Как Вы думаете, кто мог ему позвонить на мобильный телефон?

– Я в его дела никогда не вмешивалась. Иногда он по телефону разговаривал, но я, как правило, к разговорам не прислушивалась.

– У Вас есть мобильный телефон?

– Да, в сумочке.

Я посмотрел последний звонок с её телефона, он сделан ещё днём её подруге.

Выяснив адрес Слуцкой, Бориса и адрес автомастерской, я закончил опрос.

Из опроса посетителей бара никаких новых сведений не добавилось, – это были стандартные ответы: не видел, не обратил внимания, не знаю, не помню.

Охранник показал, что в его обязанности входит следить за порядком в зале. Туалетные комнаты находятся за дверью в зал, и он их видеть не может, наведывается туда периодически, а также ему не видно, кто входит с улицы в коридорчик, где располагаются туалетные комнаты.

Опросил я всех, кроме рыжей дамы. Её никто не помнил и не видел, кроме Слуцкой.

В туалетные комнаты теоретически из зала попасть можно через кухню, служебный выход и, обогнув здание по улице.

Когда я вышел из «Наташи», серая «Волга» на стоянке отсутствовала.

На квартиру убитого я приехал вместе с опергруппой. Дверь открыла пожилая женщина. Как выяснилось, эта женщина являлась матерью Семёнова. Она открыла дверь сразу, думая, что пришёл сын. Он иногда забывал ключ и звонил в звонок, чтобы открыли изнутри. Отец Семёнова также находился дома. За сына они не беспокоились, так как он позвонил и предупредил, что пойдёт в кафе с подругой. Потом он должен обещал прийти домой, никаких других встреч не планировалось. При беглом осмотре его комнаты особого моего внимания ничего не привлекло. Родители сообщили, что сын ездил в областной центр в командировку, пробыл там неделю. Зачем он ездил, они не знают. На фотографии из альбома Борис стоял в обнимку с двумя парнями. Я обратился к матери: