Фрэнк Герберт
Дюна. Мессия Дюны. Дети Дюны (сборник)

– Следует ли понимать это как вызов? – осведомился он.

Банкир замер. Он сглотнул, помедлил и наконец выговорил:

– Конечно, нет… Я не нанес бы такого оскорбления нашим любезным хозяевам!

Джессика услышала в его голосе страх. Этот страх был и в лице, дыхании, биении жилки на виске. Банкир боялся, панически боялся Кинеса!..

– Наши любезные хозяева сами вполне способны решать, оскорблены они или нет, – сказал Кинес. – Они храбрые и достойные люди, понимающие, что такое защита своей чести. Все мы можем убедиться в их мужестве хотя бы по тому, что они здесь… сейчас… на Арракисе.

Джессика видела, что Лето в восторге от этого разговора. Однако остальные гости – почти все – похоже, не разделяли этот восторг. Гости сидели так, словно были готовы сорваться с места – они опустили руки со стола, напряглись… Исключение составляли Беут, явно наслаждавшийся замешательством банкира, и Туек, который, казалось, ждал, как поведет себя Кинес. Пауль взирал на Кинеса в восхищении.

– Итак?.. – спросил Кинес.

– Я-а… не хотел никого оскорбить. Если вы, однако, чувствуете себя оскорбленным, я прошу принять мои извинения…

– Искренне и свободно принесенное извинение так же искренне принимается, – кивнул Кинес. Улыбнувшись Джессике, он вернулся к еде, словно ничего не произошло.

Контрабандист, отметила Джессика, тоже расслабился. Он выглядел как верный соратник, готовый броситься на помощь Кинесу. Между Кинесом и Туеком явно была некая связь.

Лето поиграл вилкой, с любопытством посмотрел на Кинеса. Поведение эколога говорило об изменении его отношения к Дому Атрейдес. Во время полета в Пустыню он был гораздо холоднее.

Джессика подала знак переменить блюда и напитки. Слуги появились с langues de lapins de garenne под грибным и дрожжевым соусом.

Мало-помалу разговор за столом возобновился. Но теперь Джессика слышала в голосах возбужденные нотки. Банкир же ел в угрюмом молчании. Кинес убил бы его не моргнув глазом, решила она. И поняла, что поведение Кинеса выдавало весьма легкое отношение к убийству. Он был способен убивать – запросто. Это, догадалась она, видимо, общее для всех фрименов качество.

Джессика повернулась налево, к производителю дистикомбов:

– Я не перестаю изумляться значению воды на Арракисе.

– Да, большое значение, – согласился он. – Между прочим, что это за блюдо? На вкус бесподобно.

– Языки диких кроликов в особом соусе, – ответила она. – Это старинный рецепт.

– Я обязательно должен получить его.

– Я прослежу, чтобы его для вас записали, – кивнула Джессика.

Кинес, взглянув на Джессику, произнес:

– Новички на Арракисе часто недооценивают значение воды здесь. Видите ли, нам приходится иметь дело с так называемым Законом Минимума.

В его голосе она услышала особые нотки – словно он как-то испытывал ее. Она ответила:

– Рост ограничивается тем из необходимых условий, которое находится в минимуме. Проще говоря, наименее благоприятное условие определяет скорость роста.

– Нечасто доводится встречать среди представителей Великих Домов людей, сведущих в планетологии, – улыбнулся Кинес. – Так вот, нехватка воды на Арракисе и является этим наименее благоприятным условием для жизни. Кстати, не следует забывать, что и рост сам по себе тоже может создавать неблагоприятные условия – если к нему не относятся с максимальной осторожностью.

Джессика почувствовала в словах Кинеса какое-то замаскированное сообщение, но какое – не поняла.

– Рост… – задумчиво сказала она. – Вы хотите сказать, что Арракис может иметь такой регулярный водообменный цикл, который был бы способен обеспечить и лучшие условия для существования здесь?

– Невозможно! – воскликнул водоторговец.

Джессика повернулась к нему:

– Невозможно?

– Невозможно на Арракисе, – поправился Беут. – Не слушайте этого мечтателя. В конце концов, все лабораторные исследования свидетельствуют против него!

Кинес посмотрел на Беута, и Джессика увидела, как разговоры за столом затихают и внимание гостей обращается к новому разгорающемуся спору.

– Лабораторные исследования закрывают нам глаза на один очень простой факт, – произнес Кинес. – И факт этот следующий: мы сталкиваемся здесь с веществами и явлениями, возникшими и существующими под открытым небом планеты – где растения и животные ведут нормальный образ жизни.

– Нормальный! – фыркнул Беут. – На Арракисе ничто не может быть нормальным!

– Отнюдь, – возразил Кинес. – Вполне возможно установить определенные гармонические экосистемы на основе самоподдерживающегося баланса. Следует лишь правильно оценить пределы возможностей планеты и пределы нагрузки на нее.

– Никто и никогда не сделает всего этого, – отмахнулся Беут.

Внезапно герцог понял, когда именно изменилось отношение Кинеса: в тот самый момент, когда Джессика сказала, что они собираются в качестве опекунов сохранить влаголюбивые растения для Арракиса.

– А что необходимо для установления такой самоподдерживающейся системы, доктор Кинес? – спросил Лето.

– Если удастся заставить три процента зеленых растений на Арракисе вырабатывать углеводы, могущие служить пищей, – циклическая система установлена, – ответил Кинес.

– Следовательно, единственная проблема – это вода? – спросил герцог. Он чувствовал возбуждение Кинеса и сам был захвачен им.

– Вода – это основная проблема, затеняющая все остальные. Вот, например: атмосфера планеты богата кислородом – при том, что отсутствуют обычные сопутствующие явления, как-то: широко распространенная растительность и такие крупные источники углекислого газа, как, например, вулканы. Наконец, на весьма обширных участках территории планеты наблюдаются необычные химические реакции.

– Проводятся ли какие-либо экспериментальные работы? – спросил герцог.

– У нас было достаточно времени, чтобы исследовать эффект Тансли. Небольшие эксперименты на любительской основе, которые дают теперь рабочие данные для моей науки, – сказал Кинес.

– Но воды здесь недостаточно, – настаивал Беут. – Здесь просто недостаточно воды.

– О да, ведь господин Беут – специалист по всему, что связано с водой, – тонко улыбнулся Кинес и вернулся к еде.

Герцог резко махнул рукой:

– Нет! Мне нужен ответ. Доктор Кинес, здесь достаточно воды?

Кинес глядел в свою тарелку.

Джессика следила за эмоциями на его лице. Он хорошо скрывает свои чувства, подумала она. Но теперь, когда она определила Кинеса, ей было ясно, что он жалеет о сказанном.

– Так достаточно ли здесь воды? – настаивал герцог.

– М-мм… возможно, – неуверенно сказал Кинес.