Фрэнк Герберт
Дюна. Мессия Дюны. Дети Дюны (сборник)

– Прекрасно, милорд. В таком случае вот мой совет: никогда не путешествуйте в одиночку.

Герцог даже оторвался от панели управления.

– И это все?

– Это все. Никогда не путешествуйте в одиночку, на одной машине.

– А если, допустим, машины разбросало бурей и приходится – в одиночку – идти на вынужденную посадку? – спросил Халлек. – Можно что-то предпринять в этом случае?

– «Что-то» – очень широкое понятие, – пожал плечами Кинес.

– А что бы сделали вы? – спросил Пауль.

Кинес бросил жесткий взгляд на подростка, снова повернулся к герцогу.

– Я, прежде всего, заботился бы о целости своего дистикомба. Если бы я оказался вне ареала обитания песчаных червей или на скалах, я остался бы вблизи орнитоптера. В противном же случае постарался бы возможно быстрее уйти от него на максимальное расстояние. Тысячи метров обычно достаточно. Затем я бы укрылся под плащом. Червь уничтожит топтер, но, возможно, не заметит меня.

– И что потом? – спросил Халлек.

Кинес пожал плечами:

– Потом? Остается ждать, когда червь уйдет.

– Это все? – спросил Пауль.

– Когда червь уйдет, можно попытаться выбраться из пустыни, – ответил Кинес. – И если идти тихо, обходить барабанные пески и приливные провалы – пыльные ямы, можно выйти на ближайший скальный участок. Таких участков довольно много, так что какие-то шансы будут.

– Что такое барабанные пески? – встрял Халлек.

– Участки уплотненного песка, – ответил Кинес. – Самый легкий шаг заставляет их греметь, как барабан. А черви всегда приходят на этот звук, – добавил он.

– А приливный провал? – спросил герцог.

– Углубления в почве пустыни, за столетия заполнившиеся пылью. Иногда они так велики, что в них есть течения и приливы. И любой из этих провалов поглотит всякого, кто неосторожно ступит на его поверхность…

Халлек устроился в кресле поудобнее и снова взялся за балисет. Проиграв вступление, он запел:

Здесь в пустыне охотятся дикие звери,
Поджидая беспечных в смертельных песках.
О, не надо гневить, искушать здесь богов, властелинов пустыни,
Коль не ищешь ты гибели в этих страшных краях.
О, опасности…

Внезапно он оборвал песню, подался вперед:

– Сир, пыльное облако прямо по курсу.

– Вижу, Гурни.

– Вот туда нам и надо, – кивнул Кинес.

Пауль приподнялся, вглядываясь. Впереди, километрах в тридцати, по поверхности пустыни катилось пыльное облако.

– Это один из ваших меланжевых комбайнов-подборщиков, – пояснил Кинес. – Он спущен на поверхность – а это значит, что он находится на меланжевой россыпи. Облако – это выбрасываемый комбайном отработанный песок, из которого на гридексе и центрифуге выбрана Пряность. Это облако ни с чем не спутаешь.

– Вижу летательный аппарат над облаком, – объявил герцог.

– Я вижу два… три… четыре топтера-наводчика, – ответил Кинес. – Наблюдают за пустыней – высматривают знак червя.

– Знак червя? – переспросил герцог.

– Он выглядит как песчаная волна, движущаяся к краулеру. Конечно, приходится расставлять и сейсмодатчики на поверхности: червь зачастую идет так глубоко, что волна не образуется. – Кинес обвел взглядом небо. – Странно, что не видно грузолета: он должен бы быть где-то поблизости.

– Так черви, по-вашему, появляются всегда? – спросил Халлек.

– Всегда.

Пауль тронул Кинеса за плечо:

– Какую территорию занимает каждый червь?

Кинес свел брови. Этот ребенок продолжал задавать взрослые вопросы.

– Это зависит от размеров червя.

– Ну а все-таки? – спросил герцог.

– Большие контролируют триста – четыреста квадратных километров. Маленькие… – Он замолк: герцог резко включил реактивные тормоза.

Машина дернулась, словно взбрыкнувший скакун. Кормовые двигатели со свистом отключились: короткие крылья раскрылись, вытянулись во всю длину, захватили воздух широким взмахом. Аппарат стал теперь полностью орнитоптером и летел, плавно взмахивая крыльями. Правая рука герцога лежала на рычаге, левой он показывал на восток, за комбайн.

– Это – знак червя?

Кинес перегнулся через его плечо, всмотрелся в даль.

Пауль и Халлек оказались прижаты друг к другу. Пауль заметил, что сопровождающие орнитоптеры, не сумев повторить неожиданный маневр герцога, залетели вперед и теперь разворачивались. Комбайн был все еще впереди, километрах в трех.

Там, куда показывал герцог, среди тянущейся к горизонту теневой ряби дюнных полумесяцев по прямой линии двигалась песчаная волна – продолговатый песчаный холм. Пауль вспомнил, как тревожит водную гладь плывущая под поверхностью рыба.

– Да, червь, – сказал Кинес, – и большой.

Он повернулся, взял с панели микрофон, переключил частоту. Бросив взгляд на карту, закрепленную над головой на роликах для перемотки, планетолог произнес в микрофон:

– Вызываю краулер на Дельта Аякс Девять. След червя. Внимание, краулер на Дельта Аякс Девять – след червя. Подтвердите прием.

Динамик затрещал помехами, затем послышался ответ:

– Кто вызывает Дельта Аякс Девять? Прием.