Фрэнк Герберт
Дюна. Мессия Дюны. Дети Дюны (сборник)

– Берешь меня на этих условиях, Стилгар? Учти, тогда мне в случае необходимости придется возвращаться на службу к моему герцогу.

– Ты хорошо сражаешься и сделал все, что сумел, для нашего друга, – проговорил Стилгар и перевел взгляд на Лето. – Пусть будет так: человек Айдахо оставляет у себя этот крис как знак его верности нам. Он, разумеется, должен быть очищен и пройти ритуалы, но это можно сделать. Он будет фрименом и солдатом Атрейдесов. Тому уже есть прецедент: так и Лиет служит двум господам.

– Дункан? – спросил Лето.

– Я понимаю, сир, – кивнул Айдахо.

– Значит, решено, – заключил Лето.

– Твоя вода – наша, Дункан Айдахо, – сказал Стилгар. – Тело нашего друга остается у вашего герцога. Его вода – вода Атрейдесов. Теперь между нами – связь, связь воды.

Лето вздохнул, встретившись взглядом с Хаватом. Старый ментат с довольным выражением лица кивнул.

– Я буду ждать внизу, – сказал Стилгар, – пока Айдахо простится со своими друзьями. Имя нашего погибшего друга было Туро?к. Помните об этом, когда придет время освободить его дух. Вы – друзья Турока.

Стилгар повернулся уходить.

– Может быть, вы задержитесь, хотя бы ненадолго? – спросил Лето.

Фримен снова повернулся к нему, небрежным жестом возвращая покрывало на место и что-то под ним поправляя. Перед тем как покрывало опустилось, Пауль успел заметить что-то вроде тонкой трубки.

– А разве есть причина для задержки? – спросил Стилгар.

– Хотя бы почета ради, – пожал плечами герцог. – Честь…

– Честь велит мне как можно быстрее оказаться в другом месте, – сказал Стилгар, метнул еще один взгляд на Айдахо, круто развернулся и, широко шагая, вышел.

– Если другие фримены похожи на него, мы с ними неплохо сработаемся, – сказал Лето. – Мы можем быть очень полезны друг другу.

Айдахо проговорил сухим тоном:

– Он прекрасный образчик, сир.

– Ты понимаешь, что должен делать, Дункан?

– Я – ваш посол к фрименам, сир.

– От тебя зависит очень многое, Дункан. Мы должны набрать по меньшей мере пять батальонов этих людей – до того как на нас обрушатся сардаукары.

– Эта цель потребует некоторых усилий, сир. Фримены – весьма независимый народ. – Айдахо поколебался, потом сказал: – И еще одно, сир. Один из наемников, которых мы побили, пытался завладеть этим клинком нашего погибшего фрименского друга. Этот наемник говорит, что Харконнены обещают миллион соляриев всякому, кто доставит им хотя бы один-единственный крис.

Подбородок Лето вздернулся: герцог был удивлен.

– Почему же им так сильно хочется заполучить эти клинки?

– Нож изготавливают из зуба песчаного червя; это знак фримена, сир, и никто другой не может иметь его. С ним синеглазый человек может войти в любой сиетч в этой земле. Они потребовали бы у меня предъявить его, если бы меня не знали. Я на фримена не похож. Но…

– Питер де Врийе, – сказал герцог.

– Человек дьявольского коварства, милорд, – кивнул Хават.

Айдахо спрятал крис под мундир.

– Береги этот нож, – сказал герцог.

– Я понимаю, милорд. – Он похлопал по рации на своей портупее. – Я доложу обо всем при первой возможности. У Суфира есть код моего вызова. Используйте боевой язык.

Дункан отсалютовал, четко повернулся кругом.

Они слышали, как его шаги удаляются по коридору.

Лето и Хават обменялись понимающими взглядами.

– Нам многое предстоит сделать, сир, – сказал Халлек.

– А я не даю тебе приняться за работу, – усмехнулся Лето.

– У меня приготовлено сообщение о передовых базах, – сказал Хават. – Может, в другой раз, сир?

– Оно длинное?

– Я подготовил краткое изложение, так что не очень. Среди фрименов говорят, что в период действия Имперской Пустынной ботанической станции здесь, на Арракисе, было построено свыше двухсот таких баз. Предполагается, что все они были покинуты, но есть показания, что перед тем, как бросить, их законсервировали.

– Там сохранилось действующее оборудование? – спросил герцог.

– Согласно сообщениям, полученным от Дункана, да.

– Где расположены станции? – вмешался Халлек.

– Ответ на этот вопрос, – сказал Хават, – неизменно один и тот же: «Лиет знает».

– Бог знает, – пробормотал Лето.

– Возможно, все не так безнадежно, сир, – сказал Хават. – Вы ведь слышали, как этот Стилгар употребил его имя. Не может ли оно относиться к реальному лицу?

– «Служит двум господам», – вспомнил Халлек. – Звучит как религиозная цитата, пожалуй…

– Тебе виднее. Странно, что ты не знаешь наверняка, – буркнул герцог.

Халлек улыбнулся.

– Ну а Арбитр Смены, – сказал Лето, – Имперский Эколог – Кинес… Не может ли он знать, где находятся эти базы?

– Сир, – предостерег Хават, – Кинес служит Императору.

– И очень далеко от Императора, – сказал Лето. – Мне нужны эти базы. Они, наверное, битком набиты материалами, которые вполне можно было бы использовать для ремонта нашего оборудования.

– Сир! – воскликнул Хават. – Эти базы по закону все еще относятся к феоду Его Величества.