Текст книги

Ари Миллер
Рэя


Но он все ещё молчал и не понимал, почему она так резко похолодела.

– Иногда мы так делаем, – снимаем материалы для художественных фильмов жестокого жанра. Клуб продаёт студии, а я – на утро, получаю дополнительные пару сотен.

– …Чья кровь на полу? – слегка охрипшим голосом решил спросить.

– Не забивай лишним голову. Тебе это не надо знать…

– ТВОЯ? – его это сильно задело.

Отбросив в сторону лишнее, присела ему на колени и посмотрела уже настоящим взглядом. Он уловил едва ли заметное волнение перед незнакомцем. Он раньше такого не замечал и не помнит, потому что часто был пьян.

Потрепав за хвостик, нервно, облизнула сухие губы и вздохнула, почесав нос.

– У тебя есть семь часов… Если не хочешь меня вон в ту клетку загонять, или просто выпороть задницу, связывать наручниками…, нужно уходить в другую комнату.

– Нет, ты что?! – возмутился.

– Хорошо, – тихо сказала. – Ты меня спас, практически, так что…, проси всё, что хочешь. Исполню любое желание…

– Подари мне последнюю ночь! – внезапно попросил.

– А поконкретнее? Что бы ты хотел, чтобы я сделала? Что-то такое в чём жене стыдно признаться, или попросить. На меня помочиться, например. Или…

– Нет, нет! – нахмурился. – «Хочу побыть в твоих руках». Делай со мной, что хочешь, – добавил ещё.

Она сперва засомневалась в том, что правильно его поняла, – поёрзала на коленях, окинув, взглядом комнату. Посмотрев на деревянный огромный стул для экзекуций, ухмыльнулась ехидно.

– Что хочешь, говоришь? – потянув к себе за шею, просто взяла и поцеловала, несколько раз. Потом ещё раз, ещё, и, наконец, вспомнив знакомый сладкий вкус, оторвалась. – Можно я проведу с тобой одну ночь, в тёплой и мягкой постели? – спросила полушёпотом, наивным тоном. Взяла его голову в руки.

Он ей кивнул молча.

– Тогда, за мной!

Вскочила и повела за руку, подбирая его вещи на ходу. Нащупав невидимую кнопку в стене, нажала и, плавно отодвинулась дверь, – переход в спальную комнату, залитая мягким оранжевым светом, с большущей кроватью посредине. Он узнал эту комнату, – там он с ней, полупьяный, по ночам говорил, пока она отсыпалась. Вспомнил тот запах.

Не успел он следом зайти, как Рэя запрыгнула на руки, – повисла, как обезьянка, на шее, и впилась в его губы. Зазвенели бубенчики эльфа, скользнула цепочка, на пол упала кепка и, пошатнувшись, пошёл туда, где должна быть постель. Её губы были сухие, тонкие, и колечко на нижней, – скребло его зубы. А она, не обращая внимания на всякие мелочи, в порыве страсти искала края одежды; покусывала его губы, по привычке тихо стонала, и ногами сдавливала туловище, прижималась «кисой» к животу. А та – зудела, болезненно чесалась, взмокла и просила себе внутрь здоровое мужское «тело».

Внезапно, он отодрал её от себя и бросил на кровать, наклонившись над ней.

– Ты чего? – не много не поняла.

– Что мне делать?

Она только нахмурила брови.

– Мне одежду снимать? – спросил, снова.

– Как хочешь… – ответила сразу, не подумав. – Если ты не фетишист, – то снимай.

Он стал сбрасывать с себя всё, что на нём было. Причём начал с самого конца: сначала потянул за носки, следом за ними слезли и ботинки. Вытянув один рукав рубашки вместе с курткой, другая нога застряла в ботинке. А она лежала, молча улыбаясь, чуть раздвинув ноги. Одна рука тут же оказалась между ног, со второй стала медленно снимать перчатку, и, покусывая за края пальчиков, стягивала её зубами.

Потянув за ворот, завалила его на спину и стянула одним махом и куртку, и рубашку, вместе с майкой, а сама – крутанулась и присела снова на колени. Но тут же, весь сумбурный процесс затормозила. Хотела бы она припомнить, когда имела настоящий человеческий секс, но перед ней – мужчина, будто его на ночь «заказала», впервые за всю жизнь. Потому, всё должно быть размеренно, каждый мускул обязана прочувствовать, насладиться каждым движением и запомнить это чувство наслаждения.

Возможно, в жизни больше такого подарка ей не получить, и, так и останется исполнителем только чужих желаний.

Она привстала на коленях и прислонила его голову к своей груди.

– Снимай, – прошептала сладко.

– Что?

– Сними мне трусы.

– Ага… – понял, – промычал в ответ.

Руками принялся искать край тех латексных шортиков. В то же время, звенели шарики-бубенчики, как окантовка костюма эльфа. И больше получалось ягодицы лапать, не зная с чего начать. Но Рэя быстро прогнала прочь его неопытные руки – прикусив, по привычке, губу, будто следом последует боль, надорвала один передний край, потом – чуть дальше, и разорвала полностью шорты, вместе с колготками.

Он хмыкнул удивлённо и поцеловал в живот.

– Почему я этого не помню? – пробормотал.

– Потому что ты был пьян… Я этим пользовалась и просто спала.

– Да? А почему?

Этот вопрос её, немного, с толку сбил. Присела, и посмотрела куда-то в сторону.

– Давай не будем лучше, – едва ли договорив, решила снова целовать короткими частями.

– Давай. А почему?

– Потому… – промычала, не отрывая губ. – Замученная была, спать хотела.

– Эй! – оторвал от себя. Сначала ухмыльнулся, потом серьёзно сказал: – Прикуй меня к кровати, я не хочу от тебя уходить.

Рэя улыбнулась в ответ, но покачала головой. И далее последовал ещё один поцелуй.

– …Подари мне последнюю ночь. Я сегодня хочу умереть… – снова своё повторил.

– Шутишь? Заходи ко мне почаще, и каждая ночь будет казаться последней, – закончила фразу коротким поцелуем.

– Я не шучу! Ты – единственная, кого я хотел бы видеть, в последний раз.

На этот раз она сама от него отлипла. Ухмылка медленно сошла, незаметно исчезла страсть, похотливость, и она обхватила себя руками, спрятав грудь. Но он быстро сообразил, что шуточек его не понимает. Несвязанные фразы со странными намёками попросил забыть, и, в подтверждение решительности, прислонил к своему тёплому телу, а рукой полез между ног. Она сразу распознала знакомый ей язык тела и жестов. Мышцы напряглись, руками обняла его толстую шею, и глаза закрыла, прикусив, все ту же, нижнюю губу.

– Расслабься! – отреагировал, когда почувствовал, что она – как кролик, забившийся в угол. Увидел, как прикусила палец и задержала дыхание. Застонала, будто от боли.

– Знаешь, о чём сейчас мечтаю? Просто хочу выспаться. У тебя на груди, – прошептала, когда внезапный испуг отхлынул, – реакция тела на прикосновение прошла. Потому что часто «прикладывались» к тому месту, а она терпела, прикусив что-нибудь. – Но перед этим – буду тебя долго истязать. Пока хватит сил.