Текст книги

Ари Миллер
Рэя


– Okay. Иди ко мне, – потянул за талию к себе.

– Я в губы не целуюсь.

– Ломаешься, как девочка! Люблю таких.

– Так, подожди! – решительно заявила. – 250 за оральные ласки, со спермой – 400.

– Согласен.

Тот демонстративно достал четыре купюры, сложенные пополам, и повертел у неё перед носом, дав ей понюхать, сперва. И просунул в передний карман её куртки, что был расстёгнут всегда.

– Так мы начинаем?

«Ну ладно», – вздохнула она. «Не будет, как в прошлый раз. Осталось просто сыграть».

– У тебя сиськи есть? – удивился, запустив руки ей под куртку. – Свои?

– А чьи же ещё, – ответила, уклоняясь от его поцелуев. – Я же говорила, я…

Но он припёр её к стенке, – распял, как на кресте и руки, не слишком сильно, придавил. Она не ожидала такого толчка, – не сильно стукнулась затылком, отвернулась, испытывая лёгкое смущение, вперемешку с отвращением, наблюдая краем глаза за его поведением. Светлолицый парень, с заметно поредевшим лбом и макушкой, сверлил её ревностным взглядом и нюхал воздух, прислушиваясь к дыханию.

– Давай уже начинать… – прошептал возбуждённо, рассматривая её лицо.

Она только сглотнула, все ещё, не веря его намерениям заняться обычным сексом, без какого-либо извращения. Испуганно посмотрела в сторону, на туалетный интерьер, пытаясь скрыть своё волнение, при этом, осторожно заглянув в его рыжие глаза, чтобы угадать его намерения.

– Только не делай мне больно, – едва ли слышно попросила.

Не ответив ничего, он облизнул её щеку.

Она ещё более виском прижалась к стене кабинки. Почему-то, сильно насторожило его странное поведение. Больше всего опасалась, что будет, как и первый, – насильно принуждать исполнить дело, что не совпадало с её желанием: попытаться подчинить себе, заставить на коленях ползать, пресмыкаться, как животное. Показать своё превосходство наплевав на отношения, основанные на взаимном доверии друг к другу.

– Расслабься, киса! Я просто хочу у тебя «отсосать»… – едва ли разборчиво сказав, снова облизнул её щеку и, не отрывая языка, коснулся губ. Поцеловал.

Она нехотя подчинилась ему, ответив тем же – поцеловала несколько раз, закрыв глаза.

Прошло мгновение, а тревога спала, как тяжёлый камень. Его губы были мягкими, и целоваться он умел. Не слишком глубоко, язычком нырял в её рот, осторожно прикусывал нижнюю губу, и то тёмненькое колечко, определённо, ему понравилось – его губами покусывал и нежно оттягивал.

Наконец, почувствовав вкус его мягких поцелуев, она расслабилась, и на мгновение показалось, что парень умеет любить. Как девушка, ему доверилась – отзывалась на его поцелуи, в ответ показывая своё мастерство орудовать язычком. И, его губы ей напоминали конфету, которую так и хочется взять в рот и скушать, что оказались такими же мягкими и приятными на вкус. Убедившись, что можно парню доверять, она окончательно отпустила свои чувства. Внутри похолодело, сердце ревностно завелось, будто хотело выкрикнуть «остановись!», чувства накалились, и Рэя стала сбрасывать с себя верхнюю одежду. А тот ей руками помогал.

Закрыв глаза, от его губ не хотела отрываться. Но, на его месте совсем другого представляла. Поцелуи и вкус запомнила того, кто последнюю ночь подарил, пробудил уважение к себе. Из-за кого пустилась наутёк, сказав себе: «Так жить нельзя»! Она посчитала, что, не раскрывая глаз, представляя рядом Джека, будет легче стерпеть ту ненависть на саму себя, что полыхнула у неё в груди. И, закинув руку на шею, не давала возможности ему от губ своих уйти.

Шустрые руки парня уже успели пробить себе дорогу к маленькой груди. Параллельно целуя в губы, её холмики он мял, за соски крутил, потирал их кончики, растягивал, выкручивал и щипал с предельной силой, из-за чего она стонала, чуть ли, не писая в штаны. Но целовать его продолжала, всё также, представляя того, о ком уже не первую неделю мечтала, лёжа в ванной, вспоминая последнюю ночь.

Наконец, она дала ему то, чего так недоставало – задрав свою майку, оголила грудь, чтобы вдоволь наигрался с её набухшими сосками, оторвался от пресных губ, и не давил их грубо ногтями, а поработал язычком. Она сильно разошлась. Вспыхнуло страстное пламя, и наличие мягкого члена в штанах придало уверенности в своих действиях, решительность исполнить его желание, развернуть к себе задом и «отыметь», как непослушную девчонку. Как он того и хотел.

А парень не унимался – вылизывал соски, вдоль и поперёк. Маленькие колечки, в виде полумесяца, губами покусывал, язычком подлизывал и всё это время что-то приговаривал. Его она не слышала, а только дышала прерывисто, распалённая желанием совокупиться; просовывала палец в рот и кусала со всей силы, чтобы унять внутреннюю похоть, убить желание почувствовать, внутри себя, длинное и толстое тело.

Сегодня, она пришла не за этим. Между ног натёрло «оно», как инструмент, предназначение которого дать власть и уверенность в себе. Она пришла, чтобы сыграть ещё одну роль, по заказу клиента. Но, в то же время, ей стало очень тяжело себя сдержать и руками не влезть между ног, чтобы там почесать и удовлетворить свою женскую прихоть.

– Снимай уже штаны…, сколько можно лизать! – вдруг, сказала она.

Не отрывая губ от груди, вмиг, его рука сползла ниже пояса и, почувствовав мягкое уплотнение, принялся мять и потирать. Она подняла левую ногу, отреагировав тут же, и носком ботинка зацепилась за писсуар. Там, уже давно всё было мокрое, ожидало решительных действий, и к проникновению было готово. Она застонала ещё громче, по телу пробежалась дрожь, будто ударило слабым зарядом электротока, и вздрогнула. Ей стало ясно, что не в состоянии стерпеть, ещё минуту в таком ритме и сама попросит её ублажить. В то же время, руками тянулась освободить его инструмент, раз уж он не хочет сам свой орган оголить, чтобы отработать гонорар и по-быстрому «свалить».

Как и просила: он стянул штаны, только не свои. Спустившись на колени, увидев настоящую картину, его нижняя челюсть отвисла. Спустя несколько секунд пребывания в ступоре, он очнулся, лицо оказалось обезображено оскорблённой гримасой; покрасневшие губы и рот превратились в отвратительный оскал, а на лбу проявились уродливые тонкие морщины, ещё более испоганив его кругленькое лицо. И завизжал девчачьим голосом:

– Какого хрена?!

– Что? – с опаской спросила. Затаилась, как мышка.

– Ты что, баба?

– Почему «баба»? Девушка… – Рэя возразила робко.

Он ещё раз посмотрел перед собой – ему в лицо смотрел небольшой искусственный член, пристёгнутый к поясу, в мире взрослых называемый «страпоном».

– Нет, мы так не договаривались, – поднялся с колен. – А я думаю: «Чем так странно воняет»? – спросил он. Это были женские выделения.

За пару секунд, он подобрал всю верхнюю одежду с пола, утёрся рукавом и глаза его заблестели. Она почувствовала себя тем мужиком, что обидел девочку: стало неловко, и даже стыдно за то, что обманула и не призналась, в начале. И, показалось, что сейчас расплачется, наблюдая за тем, как начинает истерить, подтягивая сопли.

– Ненавижу вас, баб! – обронил он.

– Я… – она хотела сказать хоть несколько слов, в качестве оправдания, но получила в лицо удар…, своей же одеждой – бросил ей курточку и поспешил убраться прочь.

– Подожди! – успела выбежать из кабинки, цапнув за руку. – Хочешь, я тебя…

– Оставь меня! Терпеть вас не могу…

Тот вырвал свою руку и пошёл, одеваясь на ходу. Она, ещё секунд десять, стояла в лёгком шоке, посреди коридора клозетов, провожая его взглядом, с приспущенными штанами и чужеродным инструментом между ног. Сама же, была удивлена таким странным поведением. Не раз ей приходилось пристёгивать к поясу ненастоящий член, выступая в роли Хозяйки. Мужчины ей подыгрывали всегда, себя вели послушно, – разворачивались попой, отдавались во власть её желания и охотно сосали искусственный орган, хоть тот и не изрыгал фонтаны спермы. Она и в этот раз подумала, будто идёт на очередную съёмку, совсем не подозревая мотивы таких встреч в реальном мире.

Но шум вначале коридора её в чувства привёл – услышав стеклянные шаги и тихие разговоры, она пришла в себя и поспешила внутрь, в кабинку обратно заползти. Закрыв за собой дверцу, приникла, не дыша. Поняв, что двое посетителей спустились вниз, по нужде, выдохнула, и на лице проявилась идиотская ухмылка. Повторив недавно знакомую позу, дотянувшись носком до края рта огромного яйца, одним движением отстегнула с пояса рабочий инструмент и, развернув головкой к влажным «губам», погрузила внутрь.

Тихо застонала, закатив глаза от удовольствия.

– Ну наконец-то… – прошептала, снова представляя Джека.

Она сидела на широком кресле кровавого цвета, закинув ногу за ногу. Руки были скрещённые на груди, всматривалась в окно, пытаясь хоть чуть-чуть разобрать смысл безумного течения толпы, и радовалась слабым потокам холодного воздуха, вдыхая его. Ей было душно. Она специально приблизилась к краю, чтобы обдувало целиком, ибо только холод приводил в чувства, давал возможность свободно дышать. И её мягкие волосы, слегка вздыбленные, послушно подчинялись дыханию искусственного ветерка.

Ей снова стало дурно и гадко за своё поведение. Как только ублажила себя фаллосом, исполнив прихоть Alter Ego, осознала, что нарушила внутренний устав, пообещав себе, что больше не будет мастурбировать. Но, в данном случае, не знала, как поступить: себя возненавидеть или похвалить? Доведя себя до оргазма, на холодный пол чуть не упала, измученная своими же стараниями. Тот парень её раздразнил, зажёг страстный огонь, и его нужно было, как-то потушить. Начатое до конца довести. Она настолько перевозбудилась, что едва ли не стошнило – живот сдавила боль, что из глаз аж слёзы потекли.

Но, с другой стороны – её карманы не пусты. Она забыла, но свой завтрак, как и обед, пропустила, оставив две порции дочке. Возможно, потому живот скрутило, в глазах потемнело и дыхание перехватило… Не считая подлого обмана, сегодня был удачный день. Себя могла раскритиковать, наказать или выругать, внутренне, но стала понимать: не схитрив в начале, она бы ничего не получила, а ей нужно девочку кормить, приносить каждый день еду и улыбаться, как будто ничего не произошло. Будто у неё всё под контролем.


Конец ознакомительного фрагмента
Купить и скачать всю книгу