Николай Rostov
Фельдъегеря́ генералиссимуса. Роман первый в четырёх книгах. Книга вторая

Фельдъегеря? генералиссимуса. Роман первый в четырёх книгах. Книга вторая
Николай Rostov

История девятнадцатого века – как, впрочем, история любого другого века – есть, в сущности, величайшая мистификация, т. е. сознательное введение в обман и заблуждение. Об одной такой мистификации девятнадцатого века этот роман.

Фельдъегеря? генералиссимуса

Роман первый в четырёх книгах. Книга вторая

Николай Rostov

© Николай Rostov, 2019

ISBN 978-5-0050-2849-5 (т. 2)

ISBN 978-5-0050-2778-8

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

КНИГА ВТОРАЯ

От автора

В предисловии к книге первой я написал, что история девятнадцатого века – как, впрочем, и история любого другого века – есть, в сущности, величайшая мистификация, т. е. сознательное введение в обман и заблуждение[1 - Так, по крайней мере, толкует это слово Ожегов (Словарь русского языка, состав. С. И. Ожегов, третье издание, М., 1953 г., с. 314).Сразу же хочу предупредить, что все последующие сноски и примечания в моем романе будут следовать, набранные курсивом, непосредственно за текстом, к которому они относятся. Это сделано исключительно для того, чтобы не затруднять ваше чтение. К тому же, как правило, их или вовсе пропускают, или прочитывают после прочтения всей страницы, а этого мне бы не хотелось, так как мои примечания играют, смею думать, наиважнейшую роль в моем романе.]

Надеюсь, что вы со мной согласны.

Вечерний звон! Вечерний звон!
Как много дум наводит он!

    Армянская народная песня
Я не назвал имя переводчика, потому что в некотором затруднении. Дело в том, что эту армянскую народную песню перевел сначала Томас Мур на свой родной – английский, а потом с английского перевел на русский язык поэт Иван Козлов.

Вроде бы все ясно. Армянская песня в двойном переводе, но вот ведь какая история.

Томас Мур был сослан в Армению после известных всем событий, произошедших на зимней Сенатской площади в декабре 1812 года, – там, в Армении, он и сделал свой перевод.

Может, и не был сослан? Может, и тех событий вовсе не было?

Ведь русские гвардейцы вышли бунтовать на Сенатскую площадь ради Конституции.

С 1806 года Англия, как это было оговорено в Мальтийском договоре, находилась под двойным протекторатом – России и Франции. Двумя императорами – Наполеоном и Павлом ? – им была дарована даже их английская Конституция. Вот и наши гвардейцы тоже захотели, чтобы и им Конституцию даровали.

Этим событиям будет посвящен мой роман второй «Симеон Сенатский и его История Александрова царствования». Но сейчас, откровенно говоря, я в полном замешательстве. Очень похоже, что не было тех событий, и в той войне не мы англичан победили, а они – нас! Ведь в конце 1804 года русская армия под командованием Александра Васильевича Суворова попала в такую английскую мышеловку, что… страшно сказать, чем грозило России полное уничтожение нашей армии, а дело двигалось к тому.

Тотчас же после разгрома армии Суворова под стенами Константинополя союзники Англии – Австрия, Швеция и прочие европейские государства – объявляли бы России и Франции войну. Вернее – Франции. С Россией можно было и не воевать. Суворовская армия не существовала более, а армия Кутузова находилась по ту сторону Босфора. Пока бы она дошла до наших внутренних, российских губерний, австрийцы, шведы, англичане и прочие европейские народы до Санкт-Петербурга бы в победном марше домаршировали!

Так что для кого звучали армянские колокола?

Для Томаса Мура или для Ивана Козлова?

Может, это Козлов сперва перевел с армянского на русский, а потом Мур – с русского на английский?

Вечерний звон! Вечерний звон!
Как много дум наводит он!…

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Анри Греведон. Портрет Суворова. Париж. 1825.

Литографированный портрет Суворова с оригинала Иоганна Генриха Шмидта.

Серебряные чернила, господа студенты!

Формулу этих чернил вывел князь Николай Андреевич Ростов. Для веселых ли своих шуток или еще для чего, не знаю. Этими чернилами он писал царские указы Павла Петровича.

Напишет – крепостного своего обрядит в фельдъегерский мундир да к какому-нибудь губернатору отошлет! Губернатор прочтет государеву бумагу – возрадуется. Государь его или орденом наградил – или еще чего другое милостиво пожаловал. А потом опять заглянет в эту бумагу, а бумага – как белый снег. Глянет в третий раз – а там грозное царское слово! В Сибирь, а то и на эшафот – и под гильотину русскую, т. е. под насмешливое наше русское слово!

    Стенограмма лекции Дмитрия Менделеева, прочитанной им, нашим великим химиком, в декабре 1905 года студентам Московского университета

9 июля. Очень жарко, и мне очень нездоровится: чесотка, и тоска, и бессонница. И причиной всему – письмо, которое получил вчера.

«Что же, граф, Вы так гадко наврали в своем романе „Война и мир“? Из-за чего? Кто же вас ввел в заблуждение – и в грех?» – написал анонимный автор письма.

Этот род писем отвратителен, но аноним вложил в конверт еще два письма. Первое письмо – графа Дениса Балконского к своей сестре Марии Балконской, и второе – Катишь Безносовой к той же самой Марии. Написаны они были в 1805 году.

Граф Толстой тут неточен. Катишь действительно написала своей подруге письмо в январе 1805 года. А граф Денис Балконский написал письмо в ноябре 1804 года. Оно пришло к адресату в 1805 году. Может, граф Толстой поэтому и ошибся с датой написания этого письма? Впрочем, это не так и страшно.

Я их прочел! Для этого же они были присланы анонимом.

Ежели эти письма не фальшивка – а я уверен, что нет, – то зачем все это было с нами со всеми проделано?

14 июля. За все эти дни ни одной мысли в голове. Косьба не помогает. Кошу, а вижу не траву, которая сейчас пойдет под мою косу, а…

Вечером привез Чертков пакет из Тулы. Ему его передал для меня некий господин, по словам Черткова, скользкой наружности. Развернул пакет – тетрадка в клеенчатом переплете. Твердой рукой на первом листе написано: «Записки Порфирия Петровича Тушина для графа Льва Толстого. Начаты третьего сентября 1807 года – окончены 30 ноября того же года. Передать графу Льву Толстому 14 июля в 1889 году».

15 июля. Читал всю ночь записки Тушина. Сразу же по прочтении написал письмо государю!

Один вопрос к государю! «Правда ли это все?»

12 августа. Государь ответил: «Правда, граф! Но это правда, согласитесь, правда между нами? На этот счет я спокоен. Ход этой правде Вы, граф, не дадите. Клеенчатые тетрадки генерала Тушина Порфирия Петровича и я читал».

    Дневник графа Льва Толстого за 1889 год, Секретный фонд Департамента России

Так эта секретнейшая государственная организация и называется до сих пор: Департамент России. Учрежден он был в 1837 году по высочайшему указу государя императора Николая ? – и, разумеется, до настоящего времени существует.

«Существовать вечно!» – предписал ему государь император в том указе от двадцать девятого января 1837 года.

Обстоятельства, которые подвигли государя создать этот Департамент, подробно будут описаны в моем романе четвертом «Обыкновенные обстоятельства смерти: морошкой отравили».