Максим Александрович Керн
Математик. Закон Мерфи

Математик. Закон Мерфи
Максим Керн

Продолжение приключений Ксандра Нолти и его друзей. Академия Таруна встретила его неласково, обучающиеся в ней дети высших аристократов приняли наследника рода Нолти в штыки. Но разве какие-то три смертельные дуэли в первый же вечер смогут остановить математика из нашего мира на пути к его цели?В оформлении обложки было использовано изображение автора Lethar Dieterich. Germering/Deutschland.

«В оформлении обложки использована фотография с https://pixabay.com/ по лицензии CC0»

Если проводится n испытаний, результат каждого из которых оценивается логической функцией z, причём результат «ложь» нежелателен, то для достаточно большого n обязательно хотя бы для одного испытания А получим нежелательный результат –z (А).

Пролог

– Эй, монах!

Я обернулся, прикрыв ладонью глаза от лучей садящегося за горизонт старшего светила. Стук лошадиных копыт, звон стали и скрип тележных колёс я услышал ещё издалека, заранее сойдя с каменистой тропы на пыльную обочину. Одан настоятель предупреждал, чтобы я избегал встреч со стражей и патрулями, и я обычно следовал его совету, но в этот раз прятаться было некуда – с одной стороны вверх уходила отвесная скала, а с другой зияла пропасть, на дне которой шумел поток горной речушки. Надо было выбрать другой путь, длиннее и безопаснее, но я на свою голову решил срезать, пройдя по старой, пробитой сотни лет назад горной дороге, соединявшей селения людей, населявших предгорья Империи Света.

Нагнавший меня всадник, восседавший на низеньком, но очень выносливом жеребце местной породы, осматривал меня с высоты своего роста, задумчиво похлопывая по ладони рукоятью короткого хлыста. За ним выстроился конный отряд из нескольких десятков бойцов, вооружённых длинными алебардами, а чуть далее две мохнатые лошадки тянули телегу, на которой стояла железная клетка, прикрытая сверху тентом, сшитым из разномастных лоскутов ткани. На груди остановившегося передо мной всадника висел медальон на витой цепочке, изображающий шестилучевую звезду, заключённую в круг. Наказующие. Чёрт, ну надо же было так вляпаться. И двух дней не прошло, как я вышел из ворот монастыря, как умудрился нарваться на отряд Наказующих – псов ордена Света.

Я прислонил свой посох к скале, сложил ладони перед грудью и склонил голову, стараясь не встречаться с наказующим глазами. Прямой взгляд в глаза от людей орки воспринимали как оскорбление, после чего шла неизбежная атака. Я это знал, поэтому вёл себя тихо и почтительно, как и полагается монаху.

– Ты никого не видел по пути? В этих краях шайка горцев путников грабит. Не встречал никого подозрительного?

Я отрицательно качнул головой. За два дня, что я спускался с гор, людей я практически не встречал. Да и нелюдей тоже. Так, несколько крестьян, навьюченных вязанками хвороста, возвращавшихся с нижних долин, где уже росли деревья, да одинокого коробейника, везущего в небольшой бричке свой незамысловатый товар.

– Ты что, немой, монах? Отвечай как следует, когда тебя спрашивает десятник ордена Света! – свистнул хлыст, но я заметил движение ещё в зародыше, поэтому только слегка развернул плечи, куда метил орк, и удар прошёл мимо, выбив искру в скале вплетёнными на конце хлыста железными шариками.

– Ах ты… – вновь замахнулся орк, но был остановлен властным голосом.

– Отставить, Барух, – сквозь строй наказующих на сером жеребце проехал мощного сложения воин с двухлезвийной секирой на поясе, видимо, их командир. – Ты что, не знаешь приказ Верховного? Монахов не трогать.

– Виноват, господин сотник, – почтительно склонил голову орк . – Но он не ответил на вопрос.

– Вот как? И почему же, монах? – десятник толкнул пятками жеребца, приблизившись ко мне вплотную. – Отвечай, иначе тебе и твой бог не поможет.

Я вновь сложил ладони перед грудью, после чего прикоснулся выпрямленными указательным и средним пальцами к сомкнутым губам.

– А, вот в чем дело… – усмехнулся сотник. – Обет молчания? Встречал уже таких. Странный вы народ, архаты. И молитесь не тому богу. Была б моя воля, давно бы все ваши монастыри посжигал, во славу Света, – десятник широко обмахнул плечи знаком Круга. – Благодари Верховного, что он вас терпит, и не путайся под ногами. Все вперёд!

Сотник ткнул пятками бока жеребца, и потянул за удила, разворачивая его в сторону видневшейся внизу небольшой долины. Отряд наказующих проследовал мимо, громыхая подкованными копытами лошадей по каменистой дороге. Я смирно стоял, склонив голову, ожидая, когда проедет последний воин. Внезапно я почувствовал взгляд. На клетке, установленной на проезжавшей мимо телеге, тент сзади был откинут, позволяя разглядеть, что находится за толстыми металлическими прутьями. Внутри стояла, схватившись за прутья клетки, девушка. Человеческая девушка. Она была прикована короткой цепью, тянувшейся сверху, к кольцу в широком аргитовом ошейнике, знакомо блеснувшим зелёным, не позволявшей сесть на пол клетки. Она была явно измождена, сквозь прорехи в грязном рубище видны ссадины и следы от ударов бича, губы покрыты запёкшейся коркой крови. А в её глазах… Там была такая боль и отчаяние, что у меня похолодело сердце. Ещё одну поймали. И теперь у неё только одна дорога – в пыточные подземелья верховных септонов Ордена Света. А потом… Судьба у владеющих хоть малой толикой магического дара в Империи Света была только одна…

Глава 1. Академия Таруна. Первые неприятности.

– Ух ты, так это и есть та самая академия? Никогда здесь не был. Обалдеть!

Мы только что вышли из стационарного портала, установленного прямо в Академии Таруна, и рассматривали место прибытия.

Непосредственный Локк вертел головой по сторонам, восхищённо присвистывая при виде величественных строений главной обители знаний имперской столицы. И посмотреть действительно было на что. Никаких бараков и низких мрачных учебных корпусов, как в Школе Везунчиков, здесь и близко не было. Вылизанная до блеска мозаичная брусчатка большой площади, выполненная из какого-то диковинного камня, казалось, светилась изнутри. Монументальные строения с остроконечными крышами, с высокими стрельчатыми окнами. Я старался не пялиться вокруг столь откровенно, как это делал кошак, но вид Академии на меня тоже произвёл впечатление.

– Таких, как ты, сюда обычно и не пускают, – Гар, по уже сложившейся традиции идущий чуть впереди, неодобрительно взглянул на Локка. – Не веди себя как деревенщина, и так уже на тебя оглядываются.

– Да и плевать, пусть смотрят, – подбодрил я оборотня. – Вы всего лишь сопровождаете своего нанимателя, целого наследника рода Нолти.

– Угу, пока целого, – проворчала Эли, положив ладони на рукояти сабель. – Академия Таруна – это тот ещё змеюшник, повелитель. Я бы предпочла каждый день драться со светляками, чем учиться здесь.

– Да ладно, неужели всё настолько плохо?

– Боюсь, она права, мастер, – нахмурился Гар, поправив кожаный чехол, скрывавший лезвие глефы. – Здесь обучаются лишь сливки общества, дети высшей знати, и их вассалы. Думаю, вам придётся непросто. Здесь всегда были свои порядки.

Вот оно как. Понятно. Нет, на Земле в моей родной альма-матер тоже были мажоры, практически не посещающие занятия, и научившиеся только одному – вовремя платить деньги за обучение. Институт был престижным, диплом о его окончании котировался достаточно высоко, и желающих в него поступить было достаточно. Но с теми я не пересекался, не мой круг общения. Да и о чём можно говорить с людьми, все увлечения которых ограничены клубами, шмотками, да тачками? Но вот здесь… Здесь мне придётся соприкоснуться с этим гадюшником, боюсь, Эли действительно права. По поводу высоких моральных качеств детишек местной знати я ничуть не обманывался, стоит только вспомнить мою первую дуэль.

– Ладно, разберёмся. Не беспокойтесь за меня, я буду настороже.

Я огляделся по сторонам, пытаясь понять, где находится административный корпус, где мне предстояло зарегистрироваться. Вокруг сновало множество народу, студенты, одетые в странную форму, несущие какие-то книги и свитки, важно вышагивающие преподаватели в ниспадающих мантиях и квадратных шапочках. Ну, наверное, преподаватели, уж больно их одеяния похожи на те, что носили профессора в какой-нибудь средневековой Сорбонне. И все они были людьми. Я уже как-то отвык видеть человеческие лица за всё то время, что находился в этом мире.

– О, посмотрите-ка, миледи, опять какая-то обтрёпанная деревенщина припёрлась в Академию, – раздался рядом презрительный голос.

Мимо нас, застывших посреди площади, проходила группка студентов, судя по виду, старшекурсников. Говорил, судя по всему, красавчик с тонкими чертами лица, и с завитыми золотистыми локонами, что больше подошли бы женщине.

– Ой, и не говорите, милорд Маркелл. Да ещё и низших шавок с собой притащил.

Это уже сказала девушка, разодетая во всё золотое. Высокая, с горделивой осанкой, её можно было бы назвать даже красивой, если бы не высокомерно-презрительная мина на лице.

– Ах, ты… – прошипела Элина, шагнув вперёд. Локк, выдвинув челюсть, тоже сделал шаг вперёд. Самым спокойным, как всегда, остался Гар, только по сузившимся глазам было понятно, что и его задели слова местной золотой молодёжи.

– Стоять, – негромко приказал я. – Нам сейчас не до того.

– Но они же вас оскорбили, повелитель. За такое…

– Плевать. Ещё не хватало влипнуть в дуэль в первый же день. У нас есть дела.

Я положил руку на закаменевшее плечо Локка. – Спокойно, дружище. И втяни когти. Не хватало, чтобы ты обернулся прямо здесь. Запасные штаны мы с собой не взяли.

– Как скажешь, босс, – торк ещё некоторое время пораздувал ноздри, глядя вслед неспешно шагающим мажорам. – Уроды… Их бы в Школу, на арену, посмотрел бы я, как эти птенчики хотя бы с харгором управились.

– Да куда им, – развернулась Элина, презрительно сплюнув на брусчатку. – Это не с расстояния заклятьями швыряться. Причёсочки бы им враз попортили.

Локк широко ухмыльнулся, да и невозмутимый самурай Гар не смог удержаться от улыбки. Я тоже представил себе, как этот расфуфыренный франт с завитыми волосиками улепётывает по арене от харгора, визжа от ужаса.

– Милорд Маркелл, подождите! – раздался сзади крик. Я обернулся. На нас бежал какой-то круглый, как колобок, толстяк, разодетый как павлин, и увешанный драгоценными побрякушками, как новогодняя ёлка. И, похоже, сворачивать он не собирался. – Прочь с дороги, нищеброды! – рявкнул жирдяй, оттолкнув с пути Элину. Вернее, попытавшись оттолкнуть. Одно неуловимое движение, и толстяк уже лежит на земле, с заломленными за спину руками.

– Эли, отставить!

Вокруг воцарилась тишина. Студенты, преподаватели Академии, все те, кто находился на площади перед Академией, разом повернулись в нашу сторону. Чёрт, вот это влип…

– Но, повелитель, он же… – Элина, сидевшая верхом на толстяке, чуть сдвинула заломленную кисть жиртреста, лицо которого мне показалось смутно знакомым, и тот взвыл от боли.

– Повелитель? – раздался тот же презрительный голос. От успевшей собраться вокруг нас толпы студентов отделился тот самый расфранченный тип с завитыми локонами. – Человек берёт в слуги низшую шваль? Как низко надо было пасть… Отпусти моего друга, оборванец. Иначе…

– Иначе что?

Всё, теперь было уже окончательно ясно, что мой первый день в Академии Таруна испорчен.