Марина Дарман
Вакансия с подвохом

Вакансия с подвохом
Марина Дарман

Когда я устраивалась няней в богатое поместье, чего только не представляла. Но к реальности оказалась не готова. Воспитанник мало того, что нахален и самоуверен, так еще и старше, чем я.Он считает, что мне тут не место, а его мамочка не собирается меня отпускать. А я?Я мечусь между двух огней и стараюсь выжить. Ведь светлому магу очень непросто переиграть двух воюющих темных. Но я не сдаюсь! Для оформления обложки использованы иллюстрации с сайта depositphotos.

Глава 1. О жадности и глупости: моей разумеется

Это короткое объявление я прочитала в газете: «Требуется няня для мальчика с трудным характером. Обязанности при собеседовании. Оплата посуточная. Опыт работы не обязателен. Проживание на территории работодателя». То, что надо!

Только вчера со свистом вылетела с работы, а сегодня такая удача. К тому же съемная комната теперь не по карману. По указанному адресу отправилась немедленно: выскочила на ближайшей остановке общественного аэромобиля и пересела в тот, что едет в противоположную сторону. И даже долгий путь по загородной трассе от остановки до старинного особняка не уменьшил энтузиазм.

Не успело солнце зайти за горизонт, а я уже подходила к кованой ограде, практически полностью скрытой под вьюнком. И только острые пики возвышались над вездесущей растительностью.

– Эй, привратник! Открывай! Няня пришла! – рявкнула я со всей возможной вежливостью.

В цветах сию минуту образовалась дырка, из которой показались идеально круглые глаза. Вот, не вру! Впервые такие увидела.

– Для кого?

– А вот! – я махнула измочаленным листиком, что так и держала в руках.

Из кустов высунулась рука, цапнула бумажку и скрылась с добычей обратно. Проем закрылся, и вместо него распахнулась калитка с такой скоростью, что еле-еле успела отпрыгнуть. Хорошо, босоножки давно сняла и несла в руке, а то непременно упала бы. А видок у меня и без того дурацкий. Короткие шорты с густой бахромой, майка, местами подранная, светлые растрепанные волосы и лицо, так и пышущее жаром после долгой ходьбы.

– Входите, – буркнул дядька неопрятной наружности и посторонился, пропуская: – Хотя не знаю, кому тут нужна няня. Если только Фуфе. Больше-то некому.

– А Фуфа это? – я выжидательное уставилась на него, прикидывая: стоит ли проходить или бежать, пока не поздно.

– Собачка хозяйки.

– Ах, собачка?! Собачка нам подходит!

– Кому нам? – крикнул он вдогонку, но я уже бодро неслась по дорожке, помахивая туфлями.

Дворецкий в особняке оказался расторопней, чем тот, что у ворот. А может просто больше посвящен в планы хозяйки. Без лишних вопросов он повел меня через вереницу комнат, к последней в этом крыле.

Как раз из нее, навстречу выскочила вранеса, которая бурно жестикулировала и кричала:

– Вы сумасшедшая. Только зря потратила время!

Хорошенькое начало, уже нравится. С другой стороны, тем больше шансов. Сумасшествие – мое второе имя. Девушка промчалась к выходу, а я вошла в комнату. Дворецкий проходить не стал.

Элегантная дама неопределенного возраста сидела на краюшке кресла и смотрела на меня, как смотрят преподаватели на расшалившихся учеников.

– Я вас слушаю, – едва заметно кивнула она, чтобы, не дай прародительница, не подумала, что мне тут рады.

– Иза Хант по объявлению на роль няни, – на одном дыхании выпалила я.

Дама скривилась, точно я произнесла нечто неприличное. Ну да, простолюдинка. Так и работа незавидная: няни нынче не в почете. А она внимательно посмотрела на обувь, которая так и осталась в руках, и перевела взгляд на меня. Я широко улыбнулась, пожала плечами, но обуваться не стала, а плюхнулась на ближайший стул, с комфортом устроилась и спросила:

– Так, где ребеночек-то?

Строгая хозяйка недобро на меня посмотрела, и я приготовилась к полету. Вранесы они такие: чуть что, бдзынь темной магией и за дверь. Когда за спиной раздался скрип, я напряглась и припомнила все заклинания, что способны смягчить падение. Однако же оного не последовало. Зато раздался негромкий, но очень раздраженный мужской голос:

– Я же просил меня не беспокоить. Я занят! Ма-ма!

И столько ярости в этом «мама», что даже мне неуютно стало, а дама лишь мило улыбнулась во все клыки и неожиданно мелодично произнесла:

– Сынок, я нашла тебе няню.

«Сынок» поперхнулся, а я живо развернулась и полюбовалась на вытаращенные глаза «малютки», который явно выше меня ростом. Глаза полыхают багрянцем, выдавая злость, кожа потемнела. Он с трудом удерживается от оборота в боевую трансформацию. А боевая форма – не самое приятное для глаз зрелище. Да и от первого облика отличается. Как же я подопечного-то опознавать потом буду? Не сличать же ауру каждого встречного-поперечного с его, в самом деле.

– Уважаемый, а вы не могли бы убрать морду, а лицо вернуть. Мне с вами еще работать, – попросила я, с любопытством наблюдая, как практически нормальное лицо стремительно оборачивается мордой. М-да, нервишки у малютки никудышные. Тяжко нам с ним будет. Тяжко. Меня и со здоровыми нервами выдержать не просто.

– Сыночек, – прожурчала дама и вран в боевой трансформации, как бы невзначай, оперся когтистой лапой о стол. Меня когти впечатлили, мамашу – нет. Она протянула изящную руку к вазе с фруктами и наколола ближайшее яблоко на коготь длинною с палец. – Ты должен слушаться свою няню. Иначе мамочка лишит тебя наследства.

А все-таки, нервы у сыночка железные. Он не зарычал и даже не попытался придушить родительницу: молча развернулся и стремительно вышел из комнаты. А я так и не узнала, как он выглядит.

Загадочная хозяйка, расправившись с отпрыском, обратила взор на меня. Пока она пристально разглядывала, я обдумывал: чем бы напугать. Когтей и клыков нет, как и жуткой морды. Я, все же, светлый лик, а не темный вран. О, придумала!

Оп! И моя внешность стала точной копией ее: вместе с когтями и клыками. Да-да, как светлому магу крылья тьмы и прочая прелесть мне не доступны. Зато все лики умеют изменять облик.

Стоит отдать должное, на лице не дрогнул ни один мускул. Хотя увидеть себя напротив себя же – задача не из легких. Особенно, когда магический дар подсказывает, что это не иллюзия. Она же лишь чуть-чуть нахмурилась и, прищурившись, всмотрелась в мое лицо. То есть, свое лицо. Тьфу, совсем запуталась.

– А я выгляжу лучше, чем ожидала, – призналась она.

– На все сто! – похвалила я искренне. Конечно, все враны, как и лики, долгожители, но вовсе не все так красивы и ухожены.

– Мне всего восемьдесят, – отрезала та и я сообразила, что комплимент прозвучал двусмысленно. – Неважно. Вы мне подходите. Оплата тысяча риалов в день. Ваша комната рядом с комнатой Артура. Приступайте.

После подписания магического контракта с длинным перечнем стандартных пунктов, я уточнила:

– А что я должна делать?

– То же, что и все няни, – произнесла дама без намека на улыбку.

Я округлила глаза, и сама себе напомнила привратника у ворот. До сих пор представлялось, что это не очень смешная шутка и семейные разборки, случайной свидетельницей которых стала. А тут такое.

– А с чего вы взяли, что «мальчик с трудным характером» позволит мне подобное.

– А это и есть ваша задача. Вы няня. Вам и думать, как его убедить.

М-да, все чудесатей и чудесатей. С другой стороны, столько риалов на дороге не валяется. А мне пока даже жить негде. А тут и накормят заодно.

– Я что-нибудь придумаю, – пообещала я самоуверенно и вспомнила: – Только мне бы вещи забрать.

Хозяйка никак не отреагировала, даже не кивнула, но уставилась на дверь, в которую вскоре вошел молоденький вран приятной наружности.

– Чени, проводи эту ликесу, куда она скажет, и привези обратно.

– Как прикажите, госпожа, – скороговоркой проговорил парень, поедая меня любопытным взглядом.