Зинаида Порохова
Пересечение вселенных. Книга 3. Око Мира


Танита с Сэмэлом поначалу согласились за компанию прогуляться с ней по ЗОхе.

– Сегодня разве День Длинного Взгляда? – удивлённо спросила шёпотом Танита. – Может я что-то перепутала? Нет? А чего ж тут столько народа?!

– Провожают тебя в экспедицию! – усмехнулся Сэмэл. – Надеются, что ты откроешь для них в Мари-Кане несколько красивых пещер, чтобы они гуляли и там, вспоминая юность нашей цивилизации.

– О, хорошая идея, Сэмэл! Чем мы хуже Сины и почтенный доктора Донэла? Мне тоже нужна там пещера и древние таблички, валяющиеся в ней! – отозвалась Лана. – Не забудьте зарезервировать!

– Непременно, моя госпожа! – раскланялся Сэмэл.

– Интересно, как пройдёт экспедиция? – вздохнула Лана. – А давайте вместе устроим прямо здесь и сейчас Короткий Взгляд! Заглянем в будущее экспедиции! Намечтаем себе успех, а? Вот было бы здорово!

– Не то настроение! – отмахнулся Сэмэл. – Мне и туда надо забежать и там побывать!

– А раньше ты не могла это предложить? – воскликнула Танита. – Почему сегодня? Мы уже договорились посидеть в кафе с подружкиной компанией. Хочешь с нами? Нет? Жаль!

– А мне жаль, что вы отказались от Короткого Взгляда, – вздохнула Лана.

– Вот и гляди! – отмахнулась Танита. – А мы пойдём веселиться и танцевать. Когда ещё придётся?

– Мы? – сделал большие глаза, дразня её, Сэмэл. – Я, вообще-то, ещё не решил.

– Предатель! Сам напрашивался, я тебя не звала!

– Когда? – сделав наивное лицо, спросил Сэмэл и быстро отскочил.

Потому что Танита, схватив проплывающую мимо радужную ракушку-мимзу, запустила ею в него. Ракушка возмущённо выпустила в её сторону струйку красящего вещества и несколько пузырьков воздуха и недовольно уплыла. Танита оказалась теперь тоже радужной. Но на этом их беды не закончились. К ним тут же подплыла служащая на служебной мини-кабинке и вежливо напомнила им о необходимости соблюдать в парковой Зоне тишину. Действительно, кажется, все они уже говорили слишком громко. Даже служащая.

– Извините! Извините! Извините! – сделали они извиняющий жест – скрестив два щупальца над головой. И служащая, почти как ракушка-мимза, недовольно побулькивая, уплыла. Только вот радужных пузырьков на них не выпустила.

Все прыснули от смеха.

– Ну, так что – не хотите остаться? – на всякий случай переспросила Лана. – Тогда – пока! Уматывайте отсюда, а то и меня из-за вас выгонят, как нарушителя. А я так хотела тут погулять.

Танита с Сэмэлом, хихикая, вызвали кабинку и умчались.

Лана, доехав на транспортёрной ленте до той части парка, где посетителей почти не было, пошла по своей любимой аллее из высоченных, цветущих ярко-фиолетовыми кистями, сухот с Амдоримы. Наконец она выбрала ажурную беседку, расположенную у края высокого обрыва, с которого была видна Хрустальная Скала, и, устроившись в ней, погрузилась в размышления. Или в медитацию, что одно и то же.

Просто некоторые отсталые виды считают, что, думая, они просто бродят мыслями, где попало. А иттяне, как и многие члены КС – кто научился истинному Виденью – отлично знают: такие ненаправленные размышления-медитации прекрасно помогают формировать будущие события. Жаль, что им не всегда удаётся уделить Короткому Взгляду – так это называют иттяне – достаточно времени. Особенно это важно, если впереди предстоят важные события и мероприятия. Это помогает избежать оплошек и ошибок. Такая короткая медитация на ходу – Короткий Взгляд – помогает сформулировать свои намерения, укрепить волю, сосредоточиться на главном. Проводить её можно где угодно. Даже вот так в парке, присев на лавочку или на лужайку. Хотя, конечно, по сравнению с Длинным Взглядом, проводимым на Итте, согласно многовековой традиции ежегодно, Короткий взгляд подобен детской игре.

День большой, всеобщей медитации, День Длинного Взгляда на Итте проводился в начале каждого нового витка планеты – в день нарождения новой Туны. В это утро все иттяне направляются в Зоны Отдыха, парки и сады. Или же выходят в сад возле своего дома. Рассаживаются поудобнее – желательно группами или семьями – в беседках, на лужайках, среди деревьев и цветов, и думают… Кто о чём:

О судьбе своей планеты. О её прошлом и настоящем. О достижениях и успехах – научных, экономических, социальных, личных. О будущем благополучии. А также – о личных планах на будущее. Дети тоже с удовольствием в этом участвуют. Они учатся мечтать. И стараются делать это так, чтобы их мечтания не имели ни рамок, ни границ. Мечтать можно обо всём, не оглядываясь ни на какие запреты и ограничения. Они учатся позволять себе достигать невозможного. Сначала – в мыслях, потом – в замыслах, а затем и наяву. И не бояться соотносить свои личные мечты с будущим планеты, Космического Сообщества. И понимать неразрывность этой связи. Можно даже подремать и посмотреть сны. В такой день они очень часто бывают вещими и нередко можно наблюдать, как чья-то семья внимательно слушает и обсуждает сон, рассказанный самым младшим своим отпрыском.

Ближе к вечеру медитация Длинный Взгляд завершается и плавно переходит в зелёные фейерверки, танцы и веселье. Кто-то оправлялся навестить своих родственников или друзей. Знакомые и незнакомые иттяне дарят друг другу маленькие зелёные диски – символы полной Туны и сбывшихся надежд и желаний. Считалось – чем больше дисков тебе подарят, тем большая удача ждёт тебя в новом витке. Эти диски можно снова раздаривать в следующий День Длинного Взгляда. На некоторых таких переходящих дисках были нарисованы знаки многих и многих витков. Такие были особо желанны в качестве подарка. Их приберегали для самых близких и друзей.

Иттяне любят этот День сосредоточения на будущем, посвящённый позитивным мыслям, планам и идеям. И уверенны – с каждым добавлением маленького сектора в зелёном серпике Туны на небосводе, на их планете и в каждой семье увеличивается и растет благоденствие и расцветает радость. И, что важно – каждый из них причастен к этому, каждый вложил в это планетарное великолепие частицу своей Энергии и добрых мыслей…

Лана села на лавочке поудобнее и направила свои мысли на экспедицию. Это было самое важное из предстоящих ей близких событий. И почти мгновенно увидела туманную и таинственную бездну, куда медленно опускался огромный батискаф – редко Короткий Взгляд давал такие чёткие картины, как это получилось у неё сейчас. Лана видела, как приникли к иллюминаторам участники экспедиции, исследователи бездны. Все они были бодры и немного взбудоражены, поскольку наблюдали в толще вод некие странные создания, которых, судя по ощущениям, считали очень необычными. Ликование, удивление, восторг… Ощутила Лана и испуг, смешанный с любопытством, исходящий от подводных существ – они никогда не видели такого… чудища, каким выглядел этот батискаф. Но и самих исследователей там, внизу, ждало нечто… необыкновенное. Его не видно, но оно есть… Оно не очень доброжелательно к ним… и оно ждёт их там… невероятно долго… и ещё чего-то… возможно – её.

'Меня? Зачем? Кто?' – вскрикнула она, открывая зрачки. Лана осмотрелась и потрясла головой. 'Бр-р, жуть какая! – подумала она. – Уснула я, что ли? Какая-то странная штука привиделась! Нет бы – древние свитки! А я невесть что навыдумывала, ждущее невесть чего! Надо потом с Танитой и Сэмэлом ещё раз помедитировать. Пере-просмотреть этот Взгляд'.

И тут её одиночество было вдруг беспардонно нарушено. В беседку вполз смешной фиолетовый карапуз. Он уселся на камень напротив Ланы и строго спросил её:

– Ты тут спала, что ли? А где твой сонный куб?

– Дома забыла, – усмехнулась Лана. – Ты чей, малыш?

– Я мамин и немного папин, – важно ответил тот. – Потому что мой папа – космо-летчик и я его вижу только вот тут, – показал он на свой крутой лобик.

– Правда? Я тоже космо-лётчик, – гордо похвалилась Лана.

– Ты? А почему тогда я вижу тебя глазками? – удивлённо развёл руками малыш. – Так не бывает. Космо-летчики вон там! – ткнул он рукой вверх, – за волнами и за Туной. Далеко-о-о.

– Бывает. Ещё как! – вздохнула Лана. – Ведь я только учусь на космо-лётчика. А потом и я – за Туну. Далеко.

– А-а, – уважительно кивнул малыш. – Учишься? Я тоже учусь – говорить, ходить, складывать и вычитать. Вот научусь всему и стану совсем взрослый. И тоже – за Туну улечу. К папе. И буду у мамы в голове.

– Это уж непременно! – согласилась Лана, посмеиваясь.

– Тоэн! Вот ты где! Краб-путешественник! Ой, извини! – влетев в беседку, кивнула Лане возбуждённая мамаша, ставшая от волнения ярко-розовой. – А я его везде ищу! Думала уж – вниз, в пропасть свалился! Только на минуту и отвлеклась! Подругу встретила. Тоэн! Какой ты непоседа! Нельзя без мамы путешествовать!

– Я не путешествовал! Просто на космо-лётчицу посмотрел и всё!

– Надо у мамы сначала спросить. Он тебе не помешал?

– Нет, что ты! – улыбнулась Лана. – Мы с ним очень приятно побеседовали.

– Это он умеет, – гордо кивнула мамаша, подхватывая малыша. – Целыми днями болтает. Как заведённый. Поехали домой, Тоэн, тебе уже пора в твой сонный куб!

– Мы тоже забыли мой куб? – всплеснул руками малыш. – Как эта космо-лётчица?

– С чего ты взял, что она космо-лётчица? Вот выдумщик ты, Тоэн!

– Нет, не выдумщик! Она учится! Как я! – говорил малыш заплетающимся языком, видно уже совсем засыпая. – И я полечу, как она.

У мамаши сделались большие глаза.

– Да-да, он прав – я учусь на космо-лётчика, – успокоила ей Лана. – И знаю, что его папа тоже космо-лётчик.

– А-а, – протянула мамаша, становясь уже нежно-сиреневой. – Как он уже много умеет говорить! – гордо заметила она. – Я и не знала.

– А я тут хочу спать, – заявил малыш, норовя улечься на камне. – Как она. Принеси мне мой куб.

– Ага! Не хватало ещё твой куб с собой носить! – проговорила мамаша, хватая его и протискиваясь с малышом в дверь беседки. – А ещё – твои игрушки и весь наш дом! Мне и тебя-то достаточно! Вон, какой тяжёлый. И непослушный!

– А ты мой мне куб дай, – важно предложил малыш. – И остальное тоже. Я сильный, сам буду всё носить!

– А я тебя, да? – возразила мамаша. – Со всем этим? Целую гору?