Зинаида Порохова
Пересечение вселенных. Книга 3. Око Мира


– Огромные. И умные, к тому же, – признал Фью.

– А растения это, и вовсе – самая лучшая пища. Энергетически и морально.

– Видал я этих китов, подумаешь – горы плавучие! – сник Фью. – Только твой планктон невкусный. И скучно это – мелкий планктон цедить. А травкой, тем более не наесться. Особенно занудно всё это, когда надо спешить по срочному делу – в путешествие, там, или попрыгать на волнах. Или, там, гонки за кораблём устроить и ещё чего-нибудь такое же весёлое. Я не выдержу!

– Вот и веселись. А о телепортации забудь. Понял?

– Понял, – легко согласился Фью. – Ну, я тогда опять наверх? Ага? Не подтолкнёшь меня? Своим умом?

– Нет! – усмехнулся Оуэн. – Давай, шевели мышцами, весёлый дельфин Фью!

– Ага, – охотно согласился неунывающий Фью. – А ты завтра здесь будешь? Или там? У себя?

– Пока не знаю. Сначала ты сюда загляни, Фью. Я услышу тебя и, если что, поднимусь к тебе наверх из Дальней пещеры. Если не останусь здесь на ночь. Ты – забавный. Будем общаться, – доброжелательно сказал Оуэн, учтя опыт общения с Юрием. Ему не хотелось также обидеть дельфина высокомерием.

– Договорились, великолепный спрут! До завтра! – крикнул дельфин, вертикально махнув хвостом и всплывая вверх. – Благодарю за компанию! И за то, что вчера подтолкнул! Умом. И мыслью!

– До встречи! – усмехаясь, ответил Оуэн.

И сам удивился – как же быстро этот юный дельфин стал для него своим. Даже шутки у них были немного… ехидные, как это принято между давними знакомыми. Да, весёлые ребята эти дельфины. Кажется, даже у него, угрюмого одиночки, поднялось настроение. И пещерку Фью подыскал для него подходящую. Ближнюю.

Так, надо бы помедитировать, пофилософствовать. А то эта суета совсем лишила морского философа тяги к размышлениям. Сегодня он будет философствовать на тему значения и роли шаманов для древних человеческих племён. Куда они их вели? Зачем?…

Пещера отозвалась вздохом. Кажется, ей есть, что ему рассказать…

***

Наутро, лишь только наверху за бликовали отблески восходящего светила, Фью снова примчался к пещере.

– Эй, Оуэн, великолепный спрут! Это я – Фью! С началом нового прекрасного дня! Не хочешь пообщаться со своим другом?

– И тебе привет, Фью! – удивился спрут – Ты чего так рано? Не спится?

– Ты же знаешь – мы никогда не спим. Так, кимарим в полмозга между делом. А рано потому, что у нас с тобой сегодня дальняя вылазка. Ну, это, скорее, у тебя вылазка. Я-то поплыву.

– Что ты ещё придумал? – удивился Оуэн, отодвигая последнюю дверь и выбираясь наружу.

– Ух! – пискнул Фью. – Никак не могу привыкнуть к тому, какой ты огромный!

– И куда же ты собрался? Да ещё со мной. Спасибо, что не забыл прихватить гигантского спрута.

– Мне не сложно, – отмахнулся Фью. – Я придумал, чтобы мы с тобой сегодня должны навестить наш секретный город. Там всё такое огромное. Как раз для тебя.

– У вас есть город? – не поверил Оуэн.

– Да, – гордо свистнул Фью. – Правда, построили его не мы – нам дома ни к чему. Но мы с моими товарищами – Фэй-Ю, Вью-Вью, и Вэю-Вью – любим его изучать. И это – развлечение для героических дельфинов. Он находится очень глубоко.

– Здесь не было никогда и никакого города! – возразил Оуэн. – Я ведь витков пятьдесят назад, ещё до землетрясения, жил здесь. И хорошо знаю эту местность.

– Вот-вот, правильно! – согласился Фью. – Его до землетрясения здесь и не было. На том месте, если помнишь, был бездонный провал. Мы туда никогда не спускались – так говорили наши старики. А после землетрясения на том месте поднялся древний город. Я хочу тебе его показать.

– Он хочет! – хмыкнул Оуэн. – А меня ты спросил? Может мне это неинтересно? Или именно сегодня я не настроен на приключения.

– Ты никогда не настроен на приключения! – отмахнулся дельфин. – Потому что угрюмый домосед. А я хочу, чтобы ты взбодрился, почувствовал, как интересен мир! И понял, наконец – как прекрасно и весело может пройти твой день! Не в тёмной пещере! Не в раздумьях о том, чего давно нет. И если не шевелить тебя, – о, Оуэн, великолепный спрут, – ты так никуда и никогда не соберёшься. Опять забьёшься в свою пещеру и будешь помирать там от скуки. Поплыли! Ну, или – поползли. Уж кто как умеет.

– Ты думаешь, я не умею плавать? – усмехнулся Оуэн. – Догоняй!

И, набрав в себя побольше воды, он выстрелил мощной струёй с такой силой, что мгновенно оказался в полумиле от пещеры. А Фью в панике кинулся вслед за ним, вереща:

– Ты куда? Постой! Ты же не знаешь, куда плыть!

– Отлично знаю! Я помню, где был тот провал. Да и, если б даже не знал, то прекрасно считал бы всю нужную информацию с твоих мыслей. Поплыли!

– Не жизнь, а сплошное занудство! – свистнул Фью. – Какой ты скучный! Считал! Надо жить, играя и фантазируя! Удивляясь! Когда же я научу тебя этому?

– Староват я для обучения, – хмыкнул Оуэн, спускаясь к месту провала.

Конечно же, Оуэн первым приплыл к нужному месту и гораздо раньше дельфина. Тот вынужден был то и дело подниматься наверх, чтобы вдохнуть воздуха. Да и плыл он медленнее Оуэна, этой природной ракеты. Осьминог, поджидая Фью и осматриваясь вокруг, задумчиво сидел на некоем торчащем над местностью пике с чёткими гранями – пирамиде. Всюду виднелись обломки гигантских строений, невероятно длинных и высоких лестниц, статуй неведомых зверей и птиц. Кое-где даже сохранились полустёртые рельефы и непонятные схематичные рисунки геометрических прямых и кривых.

И на всех этих великолепных руинах лежал слой ила и всякого мусора. К тому же, нельзя было сказать, что провал действительно поднялся высоко на поверхность. Он лишь приподнялся из пропасти, но по-прежнему находился на значительной глубине.

Дельфин подплыл и торопливо сказал:

– Ну, вот он, любуйся! А я наверх – воздуха глотнуть. Не могу здесь долго задерживаться, чтобы составить тебе компанию. Буду курсировать туда-сюда.

– Давай, Фью, ты не будешь больше суетиться. А просто вернёшься назад, – предложил Оуэн. – А завтра утром мы встретимся. Спасибо, что показал это место. Я сам тут погуляю. Хорошо?

– Ага! – отозвался Фью, летя уже вверх. – До завтра, великолепный спрут!

И Оуэн остался один.

Что же это за город? Что за гиганты его населяли? Сколько ему витков? Кто его строил? И куда делись те, кто жил здесь?

Оуэн, попытавшись заглянуть вглубь веков, понял, что эта цивилизация существовала ещё задолго до протейцев. Даже сама планета уже смутно помнила о тех временах. Или, может, не хотела вспоминать. Но Оуэн, всё же, решился быть настойчивым и попытаться заглянуть туда. Не хочет Дух Планеты, сами камни расскажут ему то, что знают.

Он спустился вниз, нашёл нишу, образованную упавшими колоннами, не сильно заиленную, благодаря протекающему тут подводному течению, и комфортно устроился в ней. Попытался отвлечься и оказаться там – на много сотен миллионов витков в прошлом.

Город и его здания отозвались неохотно. Их информационное поле было почти заблокировано. Планета сама препятствовала, не желая вспоминать тех гигантов, которым она даровала столько сил и талантов. А они использовали их… нет, не во зло. Но не во благо. Однако то, что планета испытала эти эмоции в ответ на проснувшуюся память города, всё же, сдвинуло, сместило с мёртвой точки запрещающий блок её памяти.

И Оуэн, краем сознания, зацепил картинки из прошлого…

Глава 2. Взгляд из ЗОхи

Лана была в своей любимой части Поона, великолепной Зоне Отдыха – ЗОхе, как её называли её студенты. Она порхала от одной смотровой галереи к другой, любуясь новыми видами растений, рыб и животных, завезённых сюда с разных планет. И заинтересовалась клумбами, расположенными на большой демонстрационной площадке, созданными детьми – выпускниками местной художественной школы. Конечно, им ещё не хватало изысканности и мастерства матёрых дизайнеров-садоводов, но свежесть взгляда и яркость цветов композиций компенсировали всё, позволяя успешно конкурировать с другими клумбами. И этот фейерверк разных стилей приятно радовал глаз. Особенно необычной была клумба, расположенная в центре. Тут явно приложили руку сразу несколько талантов, а может её сделали и все выпускники вместе. И каждый старался доказать право на своё видение красоты. Лана сосредоточила взгляд, собираясь запечатлеть в памяти эти творения юных талантов, чтобы показать их потом Мэле. Возможно, они пригласят этих детей к себе – чтобы украсить свой сад. Те будут рады и наверняка с удовольствием согласятся.

Мэла была в отъезде, впервые успешно телепортировавшись – в дом, находящийся в городе Котоне, в котором жили её родители – такое у них было на этот раз курсовое задание. И теперь гостила там, очевидно вовсю наслаждаясь каникулами, как и все прочие однокурсники. Только Лана, быстренько осуществив телепортацию – для отчёта, и сразу же вернувшись от родителей в Поон, с ходу включилась в предспусковую суету вместе с участниками глубоководной экспедиции. И вот подготовка закончена. Завтра они отправляются.

После завершающей встречи на кафедре, где ещё раз были оговорены задачи предстоящей экспедиции в Мари-Кану, все отправились по домам – прощаться с близкими. Но Лана не хотела ехать домой – что там делать одной? – и решила побродить перед отъездом в своей любимой пригородной Зоне Отдыха – ЗОхе, как любовно называли её студенты. Полюбоваться аквариумами с экзотическими животными и птицами, где для них была создан микроклимат и атмосфера тех планет, с которых они были привезены. А за пределами аквариумов здесь всюду порхали местные рыбы и медузы. Здесь им было раздолье. Ведь в городе – на улицах и в общественных местах – они также были помещены в энергетически ограждённые аквариумы – во избежание повреждений из-за проносящегося мимо транспорта. Несмотря на многочисленные группы прогуливающихся в ЗОхе отдыхающих, здесь, как всегда, царила комфортная тишина. Громко разговаривать здесь можно было только в специально отведённых звуконепроницаемых зонах и кафе.