Зинаида Порохова
Пересечение вселенных. Книга 3. Око Мира


Оуэн вернулся в начало пещеры, выбрав для себя небольшую уютную нишу неподалёку от входа. И подальше от капища – пусть хранит в тиши свои тени дальше. И стал наводить порядок в своём новом жилище: вынес острые камни, нашёл плоскую и подходящую дверь для перекрытия входа. Затем занялся основным ходом – выбросил наружу всякий наносной хлам и острые осколки. Установил пару дополнительных дверей на поворотах и нашёл большой камень – для перекрытия главного входа в пещеру.

Всё! После такой ударной работы он заслужил отдых. И сел у входа, чтобы привыкнуть к новому месту.

Ночевал он в новой пещере. Ночь прошла спокойно.

Оуэн заранее почувствовал приближение Фью – такой силы были оптимизм и радость, распространяемые этим дельфином. А ещё он, по ходу движения, думал:

«Как там этот спрут? Захочет ли сегодня говорить со мной? А, может, он опять забился в свою дальнюю нору и скучает там в одиночестве? Как ему это не надоедает?»

– Эй, Фью! Не будь таким пессимистом! – насмешливо окликнул его Оуэн. – Я никуда не забился и не скучаю, а жду тебя здесь, у входа твоей пещеры. Ты меня видишь?

– Ого, какой огромный камень ты приволок! – восхитился дельфин. – И сидишь на нём так неподвижно! Я тебя даже не сразу заметил!

– Я невелик, как меня заметить? – хмыкнул тот. – Как же ты невнимателен, Фью! А если б тут притаилась акула? Почему ты не смотришь по сторонам, – отчитал его Оуэн. – Ты беспечен, Фью.

– О, акулу я бы почувствовал! – самоуверенно заявил Фью. – От них идёт такая вонь! Ну, моральная, что ли. Мы, дельфины, за километр их чувствуем. И нам не надо смотреть по сторонам глазами, мы всё определяем с помощью отражённых звуков. И чувств, что ли.

– А от меня чем-нибудь пахнет?

– Не знаю. Ничем. Ты один такой, наверное, – задумчиво протянул Фью. – Хотя, обычные осьминоги всегда пахнут – осторожностью, раздумьями. От других существ тоже всяко несёт: голодом, страхом, вожделением, материнством, довольством, любопытством. А от тебя – ничем. И ещё – знанием. Как будто ты его имеешь в себе – сразу всё и всё вместе. Но без запаха. Без эмоций, что ли.

– Интересно, – хмыкнул Оуэн. – Возможно, это потому, что я тварей живьём не ем. Не привношу в себя ничьи эмоции и запахи. А чем пахнет от дельфинов?

– О, от нас всегда пахнет радостью и путешествием! А ещё – любовью. Мы любим друг друга и весь мир!

– Я тоже вас такими считаю, – кивнул Оуэн. – Но мне бы очень хотелось, чтобы вы стали ещё и мудрыми.

– Зачем? Мудрость поглощает радость, – отмахнулся Фью. – И ничего не даёт взамен.

– Так уж и ничего?

– А что она дала тебе, например? – хитро спросил Фью.

– Я могу видеть жизнь вперёд. И даже то, что было раньше. И знаю, как устроен этот мир. Иногда это помогает выжить.

– А мы, дельфины, не хотим ничего знать. Мы живём настоящим. Наш мир устроен просто – мы берём то, что радует, и то, что мир даёт нам сам. И проходим мимо того, что нас огорчает. И этому же учим детей. Вот и вся мудрость. А если не выживаем в какой-то ситуации – то принимаем это легко. Другие сородичи продолжают жить и радоваться за нас. Такова жизнь.

– Ну, что ж, – согласился Оуэн, – неплохая философия. И таковы ваши традиции. И они, наверняка, неплохи, коли позволяют вам выживать так долго.

– Что значит – долго? У нас не такой уж длинный век. По крайней мере – черепахи и киты живут дольше. А киты ещё и мудрые, и потому одинокие, как ты.

– Долго, это значит, что вы, дельфины, относитесь к одному из древнейших Видов на планете. Вы существовали ещё во времена, когда мир был совсем другой. Это десятки миллионов витков назад. И всегда вы были прекрасно адаптированы к среде обитания. Многие Виды уже давно вымерли, а вы остались. Планете вы нравитесь, наверное. Вы, дельфины, улучшаете её… самочувствие.

– Ой, великолепный спрут, ты меня не запутывай! – рассмеялся Фью. – Я вот сейчас ничего не понял из твоей речи про эти миллионы и Виды. Хотя нет, в общем-то, ясно. Ты считаешь нас, дельфинов, полезными для планеты. И это приятно.

– Ну, в общем, да. Иди-ка ты, дружок, наверх, вдохни разок. А то мы с тобой опять заболтались.

– Ага. Я мигом. Здесь же совсем близко.

И, бодро махнув всеми своими плавниками, он устремился наверх, весело хапнув и проглотив по дороге пару зазевавшихся селёдок. А Оуэн остался на своём огромном камне, озирая округу. Он был так неподвижен, так мимикрировал под цвет скалы, что стаи разноцветных рыб спокойно плавали мимо него, развлекая его своей игрой в догонялки и пустыми разговорами о насущных рыбьих делах. Наверху переливались солнечные блики от волн, плавало размазанное, как медуза, жёлтое Солнце. Оно светило ласково и приятно. Шевелились – то ли от волнения, то ли от неспешных течений – яркие актинии, желающие поймать добычу. Покачивались разнообразные водоросли…

Давненько он не отдыхал так на природе – всё больше кис в своей тёмной базальтовой пещере, грустя непонятно о чём. Да, здесь неплохо. Оуэн решил называть эту пещеру Ближней, потому что она находилась ближе к поверхности моря, а базальтовую – Дальней, соответственно глубине погружения. Да, здесь не хуже чем возле его базальтовой пещеры, то есть – Дальней. Такой потаённой и глубинной. Хотя эта, сталактитовая, без сомнения, красивее. И с такой богатой историей. Но зато здесь, в мелких тёплых водах – он чувствовал это – чаще рыскали акулы и появлялись мурены. Только и смотри по сторонам, вернувшись с прогулки, чтобы какая-нибудь зубастая тётенька не пробралась к тебе в пещеру. С ними сложно. Никакой мурене, конечно же, с ним не справиться, но волнения и кровавые баталии Оуэну тоже ни к чему. Убивать он никого не хотел. Но мурены столь неразумны и жадны, что попробуй, образумь её без увечий.

Вернулся Фью и начал плавать вокруг него. – Ну как, нравится тебе здесь, великолепный спрут?

– Да, здесь хорошо. Спасибо тебе за эту пещеру. И давай знакомиться. Меня зовут Оуэн. Что ты Фью, я уже узнал от твоих болтливых товарищей.

– Значит – мы с тобой теперь друзья? – подпрыгнул от восторга дельфин.

– Ну, в общем – да, приятели.

– Здорово! – обрадовался Фью. – Расскажу своим – обзавидуются. Как бы не побили меня от досады. Но ничего, мы быстро миримся. Оуэн, а расскажи – как это ты меня вчера подтолкнул? Я тут, пока наверх плавал, вспомнил вчерашний день. И понял – да, меня кто-то действительно подтолкнул. Уж очень далеко я был от поверхности и вдруг – вот, выпрыгнул наверх! Ты был позади меня? И подтолкнул? Но как я этого не заметил?

– Нет, я был внизу, Фью, здесь. Знаешь, меня таким способом, однажды подтолкнув, спас мой знакомый. И я просто вернул этот долг тебе.

– Но, всё же – как ты это сделал? – не унимался Фью.

– Это слишком сложно, чтобы ты понял, – отмахнулся Оуэн.

– И всё же? Ну, скажи!

– Я телепортировал тебя через пространство. Переместил во времени, – попытался подобрать слова Оуэн. – Сдвинул материю и остановил время.

– Чем сдвинул? – притормозил возле него свои круги Фью. – И кого? Меня? А время – что?

– Да! – обрадовался Оуэн. – Сдвинул тебя вверх, замедлив остальные процессы. А чем? – задумался он. – Своим умом, наверное. Мыслью, желанием и намерением, что ли. А время… Там оно и осталось.

– Ты шутишь? – обиделся дельфин. – Умом? Меня? Толкнул? Так не бывает!

– Хорошо, – решил Оуэн. – Я сейчас повторю это. Самому интересно – получится ли, когда нет состояния стресса? Тем более – ты опять забыл, что воздух в твоих лёгких заканчивается. И так, следи – я подталкиваю тебя…

Оуэн снова представил себе поверхность океана, волны, солнце…

И Фью, пискнув, вдруг мгновенно исчез из его поля зрения. Оуэн ждал.

И вот Фью, возвращаясь, стремглав примчался к нему.

– Оуэн! Как ты это сделал? – вопил он. – Этого не может быть!

– Но это же было?

– Научи! Прошу тебя! Я буду толкать умом друзей! И сородичей! Буду их развлекать! Как запулю Фиую или Фюйю наверх! То-то удивятся!

– Успокойся, Фью! – усмехнулся Оуэн. – Никого запуливать ты не будешь. Это слишком затратно энергетически. Пошутишь разок и упадёшь в обморок. Надо будет потом целую стаю селёдок съесть, чтобы силы восстановить. Бедняжки! А у тебя даже сил не будет гоняться за ними. Этим приёмом тебе можно пользоваться только в крайнем случае – когда тебе грозит опасность.

– Но ты же пользуешься! – возмутился Фью. – И не падаешь в обморок! После того, как меня запулил, например, не упал? Да и сейчас.

– Сравни мою массу и твою, Фью. Для меня «подтолкнуть» тебя – это действительно забава. А для тебя – чтобы телепортировать кого-то равного тебе по весу – это будет испытанием сверх твоих возможностей. Да ещё, к тому же, ты не вегетарианец. А это значит, что твой энергетический и психологический потенциал невелик. Планктон ведь гораздо питательнее, чем рыба. И его сознание выражено неявно. Видал, какие киты на планктоновой диете вымахивают?