Catherine Nikolas
Благословение огнем

Благословение огнем
Catherine Nikolas

Она не помнит своего прошлого. Не помнит разрушенного города и обугленных тел. Помнит только то, что она дочь отшельника.Но и это вскоре оказывается не так. Он рассказывает правду о том, что было на самом деле.После его рассказа ее жизнь кардинально меняется. Уже ничего не будет как прежде. Ведь она единственная, кто может помочь.

Пролог

На окраине могущественного и величественного континента Дитербенг, где местность славится своими удивительными растениями и белыми пляжами, расположился удивительный городок под названием Донья.

Донья славилась на весь континент не только своими редкими в природе растениями и белоснежными пляжами, но и добрыми и милыми людьми, готовыми в любой момент помочь всем и всегда. Несмотря на небольшие дома, всего с несколькими комнатами, люди Доньи всегда были готовы приютить у себя странников и оказать им необходимую помощь. На рынке в центре города всегда было шумно и громко. Купцы зазывали к себе людей, миротворцы и рыцари спорили между собой, меряясь своими подвигами и способами уничтожения тварей живущих в лесу. Женщины с детьми проходили мимо палаток, игнорируя крики купцов, и уперто направлялись за тем, зачем пришли.

Любому чужому, попавшему в город, казалось, будто он попал в другую вселенную. Где людей не тревожат ни стихийные бедствия, ни война, ни голод, ни обреченность. Люди не завидовали друг другу, не задирали высокомерно нос, выражая свое превосходство над остальными. А про убийства, грабежи и насилие, будто никогда и не слышали вовсе. По вечерам, когда улицы пустели, а в окнах зажигался свет от лампы, оттуда были слышны звуки разговоров, раздавался смех и веселье. Иногда, если ближе подойти к окнам, можно было услышать звуки инструментов и песни. Песни о мире, благополучии и доброте. О радости жизни и беспечности бытия.

Король Доньи с улыбкой приглашал к себе во дворец людей, дабы показать гениальные работы архитекторов, создавших фрески и статуи колонн. На фреске были изображены боги в виде священных драконов, людьми внизу с улыбками смотревших в небо, с восхищением глядя на крылатые божества. Колонны представляли собой широкоплечих мужчин, словно подпирающих своими мускулистыми руками потолок, а головы опущены вниз, высказывая свое почтение к каждому проходящему мимо.

Жизнь людей Доньи не предвещала ничего плохого. Люди жили и радовались тому, что у них есть крыша над головой, кусок хлеба и мирное небо над городом. Но, как всем известно, жизнь не умеет делать так, что бы было только хорошо. И этот день также ничем не отличался от остальных. Люди ходили по улицам, гуляли с детьми, а старики сидели около домов и внимательным взглядом осматривали все вокруг. Девушки танцевали, подпевая бродячим музыкантам, и смущенно опускали глаза, увидев нескромные взгляды парней.

Как внезапно, впервые со дня основания города, зазвенели тревожные колокола на храмах. Как стражники, суетливо схватив арбалеты и вытащив мечи из ножен, бежали к крепостям, готовые защищать свой город до последней капли крови. Жители, пугливо озираясь по сторонам, не знали что делать. До этого дня, на город никогда не нападали. Даже зная о том, какие редкие богатства скрывает в себе Донья, другие города и государства знали, что нет смысла нападать на этих людей. В их сердцах столько доброты, что они готовы были отдать все, до последней крошки, если у них попросить. И многие этим пользовались. Приходили и просили, зная, что им не откажут. Кто же в этот раз решился напасть на мирный город полный добрых и невинных людей? У кого, даже не отказав, они вызвали обиду и злость? Тем более такие, что они решились напасть на Донью? Такими вопросами задавались люди, пока похватав своих детей и запираясь в домах, прятались от надвигающей угрозы. И было непонятно, что их ждет. Смилостивится ли враг над ними или сотрет с лица земли, не обращая внимания на мольбы и клятвы?

Какие бы догадки не строили люди, они не угадали. Это не были дикари, которые выбрались из леса ради добычи. Это не соседние королевства, которых поглотила жажда, и попросить они не хотели, а хотели владеть этим полностью. Враг не подошел к крепости. Не пробрался из-за спины. Он пролетел в небе.

Услышав ужасный, вызывающий дрожь у самых костей, рев, люди в ужасе подняли глаза в небо, что бы лицезреть зрелище, которое людям Доньи приходилось видеть только на фресках в королевском дворце. Это были всадники на драконах. Снизу их практически невозможно было увидеть, но стражники на башнях отчетливо видели человеческие фигуры полностью облаченные в черные плащи, с капюшонами надвинутыми на лица. Никто не знал, кто это был. Но людям, увидевшим огромных черных драконов, чешуя которых отливала фиолетовым цветом, а наросты на голове и на хвосте вызывали ужас только от одной мысли о том, что один удар хвостом, и несколько домов окажутся снесены, а людей разрежет пополам, стало ясно, что это конец. Темно-синие глаза драконов с узкими вертикальными зрачками, при одном взгляде ужасали от того, сколько ненависти, гнева и ярости было в них. Огромные, слегка вытянутые пасти были раскрыты, не стесняясь демонстрируя ровные ряды острых, словно мечи, зубов, с длинными клыками на верхней и нижней челюсти. Крепкие передние и задние лапы были увенчаны на самых кончиках пальцев смертоносными черными когтями.

Их было несколько десятков. Огромные крылатые ящерицы с не менее огромными кожистыми крыльями с когтистыми наростами на сгибах. Впереди всех драконов, словно альфа, завис черный дракон, всадник которого не просто сидел у него на спине, а стоял на голове между крупными и удлиненными, словно рога, наростами, повелительно выставив руку вперед.

Не успели люди даже закричать, как вновь раздался пробирающий до костей рев, и драконы, все как один за своим альфой, раскрыли пасти и, на некогда мирный и славный городок, обрушилось драконье пламя. Оно не жалело никого. Крепкие и устойчивые дома, под жарким драконьим пламенем, распадались, словно карточные домики. Люди истошно кричали, не успев спрятаться и попав под жар огня. Отовсюду раздавались крики, визги и мольбы. Кто не сгорал в пламени, словно зажженная спичка, был похоронен под обломками домов.

И в этой суматохе, где люди пытались спрятаться от огня, которое никто не мог пережить, ничем другим не отличалась одна семья. Молодой мужчина и юная девушка бежали вглубь города, надеясь укрыться в королевском замке. Зная своего короля, они были уверены, что он не закроет ворота, бросив на произвол судьбы свой народ. Девушка, бежав, прижимала к своей груди маленькую четырехлетнюю девочку с белыми косами заплетенными вокруг головы. Круглое личико девочки спряталось у девушки в волосах, и девушка отчетливо слышала, как малышка всхлипывала. Ей было страшно. Мужчина, крепко сжав ладонь девушки в своей, и с лаской каждый раз оборачиваясь на девочку в ее руках, уверенно вел их к замку. Он не хотел говорить своей молодой жене, что не пойдет с ними. Он собирался принять смерть как дар. Попросить ночного дракона – покровителя ночи и предвестника смерти, – об одной услуге. Обменять свою жизнь на жизни своих дочери и жены.

Они пытались протолкнуться к замку, как над ними, словно грозовое облако, навис альфа драконов, с черной фигурой человека на голове. Он угрожающе разинул пасть, где уже разгоралось синее пламя. Не теряя ни минуты, молодая девушка подбежала к ближайшему дому и спрятала девочку у колонны, тайно молясь о том, что бы она выжила. Поцеловав ее на прощанье и прошептав о том, что она ее любит, девушка, не пряча слез, выбежала к своему мужу и взяла его за руку. Посмотрев в ясные голубые глаза своей супруги, мужчина смело кивнул ей, и подняв голову, закрыл глаза. Девушка повторила за мужчиной, подняв голову. Они были готовы на что угодно, лишь бы зло обошло стороной их дитя. Даже если для этого нужно умереть, оставив ее одну в этом бренном несправедливом мире. Девочка стояла в стороне, в ужасе глядя на то, как с каждым мгновеньем надвигающаяся опасность нависает над ее родителями. И не выдержав, в последнюю минуту, когда из пасти дракона появилось пламя, она выбежала из своего укрытия, и своими маленькими ладошками вцепилась в ноги отца.

В следующую минуту их троих, как и других людей, поглотило пламя. Огонь обжигал, плавил кожу и внутренности, сжигал волосы. Люди в панике кричали, не шевелясь от того, что мышцы застыли от шока. Только мужчина, молодая девушка и маленькая девочка стояли молча, обнявшись и приняв свою судьбу. С каждым мгновеньем их жизни уходили за грань. На другой берег океана, где всем правил туманный дракон.

Неизвестно сколько это длилось. Сколько времени в городе раздавались предсмертные крики людей, а драконы ревели, выпуская из своих пастей струи синего огня. Но в один момент все затихло. Драконы улетели, а город медленно поглотила мертвая тишина. С неба падал пепел, от разрушенных домов исходил дым, где догорали последние доски. Черные обугленные тела лежали как попало. На ступеньках, среди обломков камней, друг на друге. Все пытались выжить. Но никому, к сожалению, это не удалось. И никто не смог бы понять, чьи именно это тела. Родственников, друзей, знакомых или врагов.

В этой тишине отчетливо, словно гром среди ясного неба, прозвучали тяжелые шаги. К городу медленно приближалась черная человеческая фигура облаченная в черный, касающийся земли, плащ. Ступив на главную дорогу, ведущую к королевском замку, человек из-под капюшона плаща огляделся по сторонам, выискивая хоть какие-то намеки на жизнь. Но в ответ ему раздалось только завывание ветра.

А потом, неожиданно, своим острым слухом, он услышал то, чего не ожидал услышать. Плач ребенка. Бросив на землю небольшую сумку, больше похожу на мешок, он побежал в сторону плача. И добежав, едва не упал от шока. Между двумя обугленными черными телами, поочередно прижимаясь и плача в собственные черные, от копоти и пепла, ладони, сидела маленькая черноволосая девочка. Одежды на ней не было, только какие-то куски опаленного платья. Ее лицо было грязным, а слезы перемешались с копотью, оставив по себе только мутные дорожки.

Мужчина не то, что удивился, он был ошарашен. Среди тысячи людей, выжила только она. Маленькая девочка, с черными волосами и яркими зелеными глазами. Он не мог ее бросить. Не мог оставить на произвол судьбы в этом городе, который больше напоминал грязное захоронение, чем некогда мирный и радостный город, полный смеха и улыбок. Расстегнув железную брошь, в виде двух перекрещенных мечей, соединяющую полы плаща, мужчина скинул со своих плеч ткань, и подойдя к девочке, укутал ее в нее. Подняв заплаканное дитя, мужчина ни теряя ни минуты, отбросив черную прядь с лица, ушел в сторону леса.

Девочку, которую он забрал, он решил беречь, как зеницу ока. Только взглянув на нее, он понял, что с ней не так. Почему именно она выжила. Не понятно было, как так получилось, но у него были свои догадки. И он решил в любом случае удостовериться в своей правоте. А пока, далеко в хижине в лесу, он будет обучать ее жизни и заботится о ней, как о собственной дочери.

Тот день помнил весь великий континент Дитербенг. Этот день стал началом конца. Началом новой эры, которую переживут не все. Никто бы не подумал, что война начнется именно с Доньи – милого городка, который бы сам сдался в плен. Но после этого, Доньи больше не было. Как и людей, когда-то населявших ее.

Глава 1

Около пятнадцати лет назад, на другом краю Дитербенга был совершенно противоположный Донье город. Тентара. В отличие от Доньи, Тентара была не просто городком, а едва ли не целой колонией с ее маленькими поселками и городишками.

Но не только в этом были различия между этим двумя городами. Самым главным и колоссальным отличием этих двух городов были сами люди. В отличие от мирных, добрых и щедрых людей Доньи, люди Тентара были строгими, воительными, храбрыми и бесстрашными. Тентара славилась своей армией и своим оружием. В армию брали всех – женщин, мужчин. Все были равны.

С ранних лет детей обучали владению оружием, выживанием в лесу и тактике боя. Родители, как могли, пытались обучить своих детей. Все лучшее было детям. Ведь только исключительные бойцы становились воинами элитной гвардии самого императора. А если вы не просто воин, а воин элитной гвардии, это значит, что ваши родные живут в достатке, а власть обязуется, в случае вашей смерти на поле боя, забрать ваше тело и отдать семье.

Именно таким было будущее Пенгангси Дирамейк. Сначала учеба у лучших преподавателей, потом поступление в армию, где за несколько лет он от обычного воина, стал генералом целого отряда. И не просто отряда, а элитной гвардии. Для его родителей это была необычайная гордость. Сын обычных купцов стал генералом элитной гвардии.

Высокий широкоплечий мужчина с черными волосами чуть ниже плеч, постоянно завязанных в хвост на затылке. Высокий широкий лоб. Глубокие синие глаза. Прямой нос с небольшой горбинкой – последствие удара в тренировочной драке. Тонкие бледные губы, постоянно сжаты в линию. Массивная челюсть без единого намека на щетину или бороду. Именно таким выглядел Пенгангси Дирамейк – один из самых храбрых и умелых воинов Тентара.

На десятом году службы, Пенгангси и его отряд отправили на дальние земли, для того, что бы удостовериться. Правда ли, что на небольшой городок нападают люди в плащах, убивая людей и забирая драгоценности и деньги.

Не прошло и недели, как в город вернулся только Дирамейк. Он доложил о том, что в городке была засада. Его отряд, не ожидавший такого, не успел сгруппироваться. В итоге, почти все погибли, только ему удалось выбраться оттуда живым, прикинувшись одним из жителей. Но вместо радости от того, что он выжил и вернулся, его встретили только гневными криками и обвинениями. Семьи погибших солдат обвиняли его в том, что он один выжил, а их дети погибли. Что ему должно быть стыдно.

Все в городе знали и чтили законы и кодексы чести. И Пенгангси нарушил едва ли не главное из условий Кодекса Чести Воина – генерал погибает вместе со своим отрядом. Даже дома его не встретили с радостными объятьями и молитвами о том, что он, Слава Небесному Дракону, выжил. Его мать стояла опустив голову, и все время прятала глаза, в которых кроме боли и разочарования ничего не было. А отец стоял сложив руки на груди и укоризненно покачивал головой из стороны в сторону.

Но и это он пережил. Все равно, что ему не рады в городе, а родители стыдятся. Он выжил, и это главное. Но ничего не вечно. Слишком долго он терпел насмешки, унижения и оскорбления от других людей. И, в конце концов, его терпение лопнуло. Посреди ночи он поднялся с кровати, и быстро собрал необходимые вещи с собой в небольшую коричневую сумку с грубой плетеной ткани. И ушел.

Уйдя подальше в лес, он нашел среди деревьев старую охотничью хижину. Поселился в ней и, благодаря своим навыкам, полученным в бою и лучшими преподавателями города, смог выжить. С помощью лука и стрел, самостоятельно вытесанных из веток и тонкого ствола дерева, он днем охотился на белок и зайцев. От более крупных животных – волков, лисиц или медведей, – он защищался мечом, оставленным у него после службы.

Он думал, что так он всю жизнь проживет. Один, в лесу. В полном одиночестве. Но судьба умеет удивлять. Однажды днем увидев облака дыма в соседнем городе, крики людей, которые даже он слышал, а также рев черных драконов. Немного погодя, он собирался отправиться на помощь. Но что он мог один, взрослый мужчина против десятка огромных черных драконов, сжигающих город до тла? Он пусть и бывший генерал элитного отряда, но точно не самоубийца. Пенгангси был уверен, что вскоре, когда всадники полностью удостоверяясь в том, что от города ничего не осталось, они покинут его, а он сможет зайти туда и удостовериться в том, остался ли кто в живых, и пополнить свои запасы.

И его ожидания подтвердились. Спустя несколько часов драконы улетели, а мужчина отправился к городу. Конечно, он не ожидал, что все-таки кто-то выживет. Но, какого же было его удивление, когда он услышал детский плач.

Увидев девочку, он понял, что она его спасение. Судя по тому, как она плакала над двумя другими телами, они были ее родителями или близкими родственниками. Он не раздумывая забрал ее к себе. И, глубоко в лесу, в охотничьей хижине, он воспитывал ее как собственную дочь.

***

Среди высоких и могучих старых деревьев, в самой глубине леса, куда не ходят люди, находилась охотничья хижина.

Зайдя в небольшую деревянную хижину с наклонной деревянной крышей, Пенгангси, для начала, опустил дрожащую девочку на, расстеленную на полу, шкуру убитого медведя, возле горящего камина. Малышка, сжавшись в комочек, и прижимая к груди ладошки, тихонько всхлипывала. Мужчина опустил сверху на девочку теплое шерстяное одеяло, которое он когда-то забрал из дома. А потом отошел в сторону, где у небольшого квадратного окна стоял длинный стол, и решил заварить девочке травы, для успокоения. На небольших сучках висели различные травы, некоторые стояли в коричневых горшочках, растертые до вида порошка. Подойдя к камину, так что бы не потревожить девочку, он осторожно снял с огня котелок и налил горячей воды в стакан с травами. Немного подождав пока он остынет, Пенгангси, осторожно, что бы не напугать, погладил девочку по голове. Она в испуге дернулась назад и подняла на мужчину свои огромные, полные слез, зеленые глаза. В этот момент, ее глаза напомнили ему свежую зелень, покрывавшую землю и деревья в конце весны.

– Выпей, это поможет тебе успокоиться, – хриплым голосом проговорил мужчина, невольно откашливаясь. Слишком долго он молчал.

Девочка же, нерешительно протянула дрожащие ладошки к чашке и крепко схватившись в нее, начала пить отвар. Она прикрыла глаза, с жадностью выпивая отвар до последней капли.

Пенгангси смотрел на девочку с легкой улыбкой, ожидая, пока отвар подействует. Эти травы очень редки, но в этой местности, рядом с Доньей, их было в избытке. Только совместно друг с другом, эти травы действовали как успокаивающее, и как заживляющее. Оно ускоряло заживление многих ран, времени для которых требовалось значительно больше, чем пару дней. Пусть мужчина и не заметил на ней ран, но решил перестраховаться. Вдруг у девочки задеты многие внутренние органы.

Только когда девочка отставила чашку в сторону, а сама медленно погрузилась в сон, мужчина присел рядом с ней, и принялся внимательно рассматривать ее.

Его одолевало множество вопросов. Почему она выжила? Как она выжила? И что с ней не так, раз в нападении черных драконов, синее пламя которых уничтожало все вокруг, она смогла выжить? Тогда, в городе, когда он подошел к ней, он не видел следов, которые бы доказывали, что она вылезла из укрытия. Она сидела рядом с двумя телами, значит она была там изначально, еще во время нападения драконов. Но как тогда она выжила? Вокруг нее было много обгорелых трупов, но она осталась невредимой. А ее слезы были не слезами боли, а потери. Она оплакивала своих родных. Также необычный цвет волос. Пусть Пенгангси и проводил все свое время в лесу, он иногда выбирался в ближайший город. И благодаря опыту воина, он заметил одну деталь. Большинство людей Доньи были светловолосыми. Самыми темными волосами там были светло-каштановые, у одной женщины. Но, она была приезжей, должно быть сбежала ближе к морю. А эта девочка черноволосая. Очень необычно. И тем более сам их оттенок. Не просто черный. Он в бликах огня словно отливал синим пламенем. Как огонь черных драконов. Кто же тогда она?

Мужчина тогда этого так и не узнал, но с каждым днем, что с ним жила девочка, он все больше и больше понимал, что самая невероятная версия и является правдой.


Конец ознакомительного фрагмента
Купить и скачать всю книгу