Максим Гаусс
Преисподняя «Гамма-3»


– Уж постарайтесь! – пробормотал я.

– Вы наверняка уже знаете историю самой “Астры”, так?

– Что-то слышал, – кивнул я.

– Изначально “Астра” планировалась как Микробиологический институт генетики Красной Армии. Затем ее разбили на части, а потом и вовсе преобразовали в военный научно-исследовательский центр. Настоящий Вильгельм Штрасс, то есть я, впервые попал на этот объект в 1979 году. Именно тогда я познакомился со старшим лейтенантом Зиминым. Мой амбициозный младший брат Кирилл, с аналогичной фамилией, и очень похожей внешностью, в это время заканчивал учебу в одном из столичных институтов. Он дико завидовал моей работе, моей должности. Позднее я все-таки пристроил его рядом с собой, но это решение, к сожалению, стало моей самой большой ошибкой в жизни! Впрочем, расскажу все по порядку! Когда в 1986 году мне, единственному выжившему, посчастливилось выбраться на поверхность, я понял… – тут он неожиданно осекся.

– Понял что? Что ваш план потерпел крах? Подполковник Шевченко разыграл все как по нотам. Он прекрасно столкнул вас лбами с полковником Зиминым, – дерзко, с вызовом продолжил я. – Он заставил вас как котят тыкаться вслепую. Жаль, конечно, что столько людей погибло. Ни за что.

– Вы закончили? – шумно вздохнул Штрасс, терпеливо слушающий поток моего недовольства.

– Я? Да! Пожалуй, да!

– Тогда я продолжу с вашего позволения! – чувствовалось, что данная манера речи давалась ему нелегко. – Произошло недоразумение – Зимин и я не придумывали никаких коварных планов! Не планировали никаких военных переворотов. Я вообще ничего не знал об этом. Но тогда, в 1986 году, в “Астру”, к источнику обнаруженного психотропного воздействия спускался именно я. Полученное оттуда сообщение меня взволновало. Да что я говорю – совершенно обескуражило! В месте, где мной всё было отлажено до последнего отдела – и такой неожиданный поворот!

– Почему?

– Потому, что именно я курировал этот проект. Я отвечал за безопасность. Моя реакция вполне очевидна! Я наскоро, как мог, собрал оперативную группу и отправился вниз.

– А дальше?

– Получив несколько ранений, и с трудом выбравшись обратно, я понял, что произошла утечка информации. Первоначально я думал, что нас с кем-то спутали. Нас почему-то приняли за угрозу. Но одно я осознал сразу – безопасность всего научно-исследовательского комплекса под угрозой. Но тут на горизонте появляется мой брат. Когда меня нашли едва живого на территории ракетного комплекса, меня тут же отправили в госпиталь. А перепуганный Кирилл, решив, что скоро их с Зиминым хитроумный план всплывет на поверхность, от моего имени дал команду сравнять ракетный комплекс с землей. Похоже, я тоже попал под воздействие того психотропного источника, что находится на полигоне “Бункера № 17”. Хотя у нас была защита от психотропного воздействия. Меня, с его подачи, отправили в психиатрическую лечебницу. И очень долго держали в таком месте, откуда было невозможно выбраться. Лишь в середине двухтысячных меня наконец-то выпустили. К тому времени я уже осознал, что произошло на самом деле. Не было никакого недоразумения. Всё было спланировано заранее. Почти всё.

– Тот план, что придумали Зимин, Картавин, Лаптев и Шевченко – был спланирован без вашего участия? – переспросил я, пытаясь сложить в уме все детали этой чуть ли не фантастической истории.

– Именно так. Спланирован моим родным братом! Ведь наши фамилии идентичны!

– Сказка! – ухмыльнулся я. – Красивая, невероятно запутанная история, тщательно проработанная для того, чтобы я вам поверил.

– А для чего мне это нужно? – неподдельно удивился старик. Я даже слегка засомневался.

– Я не знаю! – я неопределённо развел руками по сторонам. – Вероятно, у вас есть какое-то объяснение!

– Нет у меня объяснения, – отрезал Штрасс. – Это ваши фантазии. Я доставил вас сюда не интриги разводить.

– Допустим! – я пошёл с другой стороны. – Ну, и где же вы были последние лет десять?

– Гораздо важнее то, что я сделал за эти десять с лишним лет! – Штрасс аж засиял. – В Министерстве я организовал небольшой специальный орган, который начал тайное расследование. Не сразу, конечно, получилось, но тем не менее… Из нашего внимания не ускользнуло то, что из архивов пропали все упоминания, как о ракетном комплексе, так и о самой “Астре-1”. Мы тщательно и неоднократно проверяли все каналы связи и пришли к выводу, что связь комплексом намеренно испортили. Отсюда! Пришедшее с подземного объекта сообщение было тонкой затравкой. Так и не поняв тогда, в чем дело, я спустился вниз. Там, едва встретившись с Шевченко, я сразу заподозрил неладное. Он пытался мне что-то сказать, предостеречь! Но я не понял!

– Что было дальше?

– Неожиданно люди Зимина напали на испытательный полигон и моих людей. Началась жуткая бойня. Я не понимал, в чем дело. Почему нас решили уничтожить? Зимин на разговоры идти не хотел. А ведь мы просто прибыли расследовать выброс психотропного излучения, погубившее смену шахтеров и группу ученых. Мы пришли помочь! И ничего не знали о готовящемся вторжении на поверхность. Осторожный Зимин, видимо каким-то образом получивший предупреждающее сообщение от моего брата, решил нас уничтожить – замести следы. Придумал целую легенду о диверсантах.

– Откуда вы знаете о диверсантах? – изумился я.

– Мы ещё тогда успели допросить одного из тех, кто по приказу Зимина штурмовал полигон и лабораторию. – Штрасс закашлялся. – Сами подумайте! Если бы нас тогда всех убили, план, который был задуман – реализовался в полной мере.

– Шевченко, решивший не участвовать в этом – встал у них на пути. Но так, чтобы его не заподозрили? Он отправил сообщение через Картавина и Черепанова, по сути, оставшись чистым. Это не входило в планы Штрасса, Лаптева и Зимина. И когда вы спустились вниз, план был под угрозой срыва?

– Именно так!

– А как же источник? Вы действительно спровоцировали выброс?

– Да, пришлось. Мы кое-что знали о природе этого психотропного воздействия. Но я от этого не в восторге. Этот выброс был нашим шансом спастись.

– Шансом? Ну, да, это понятно! А источник… Подобный ему уже находили в Монголии, так ведь?

– Откуда вы об этом знаете? – в свою очередь удивился старик.

– Жена подполковника Шевченко рассказала.

– О! Жена Шевченко? Кажется, ее звали Елена? – напряг память Штрасс. – Да, точно. Как она?

– Она погибла при штурме! – выпалил я, наблюдая за Штрассом.

– Это прискорбно, – вполне искренне нахмурился старик.

– Ей теперь всё равно…

– Максим! – Штрасс заговорил иначе. – Разговаривать на эту тему можно еще много и долго, вот только времени у нас совсем нет! Я не имею отношения коварному плану Зимина. Но, так или иначе, я разобрался, что произошло на самом деле. Когда я выбрался, Кирилл первым делом, вместо того, чтобы оказать мне помощь, начал расспрашивать о Зимине и Лаптеве. Он задавал странные вопросы. И, в конце, концов, по его инициативе меня запихнули в психиатрическую лечебницу. Уже там я окончательно догадался, что меня подставил родной брат. За десять лет он ни разу не посетил меня!

Я молчал. Нечего мне было ему сказать. Поверить ему? А если все обман? Очередной хитро-спланированный обман! За последнее время – одни интриги.

– Зачем он отправил нас туда? – сухо спросил я. – Мы же простые студенты!

– Полагаю для того, чтобы выяснить, жив ли еще Зимин и можно ли самому спуститься в “Астру”. Спуститься для того, чтобы добраться до секретных разработок, хранящихся в генетических лабораториях.

Снова лаборатории! Снова секретные разработки! Да что, черт возьми, делали в этой “Астре”?

– Я уже слышал об этом. Зимин их тоже искал.

– Зимин? – Штрасс обменялся удивленными взглядами с капитаном. – Значит, он так и не нашел способ спуститься вниз! Это многое меняет!

– Что меняет? – громко спросил я, уловив смену настроения Штрасса. – Мне вы не хотите рассказать об этом?

– Видите ли, Максим… – пока старик подбирал слова, его опередил капитан.

– Это вас не касается! Государственный секрет. Объект “Астра -1” все еще засекречен! Уже то, что вы о ней знаете, гарантирует вам пожизненное заключение в камере строгого режима.

– Капитан, сдается мне, что ты всего лишь наемник! – заявил я, без всяких стеснений. – Не неси чушь по поводу государственных объектов! Я тебе что, пацан?

Я уже ощутил, какая каша заваривалась. Меня как мальчишку собирались использовать для своих интересов, при этом держа в неведении? Ага, сейчас! Не на того Максима вы нарвались! Вот если бы неделю назад – тогда да. Но не сейчас. Слишком многое произошло. Интрига на интриге, господа?

– Чего! Да ты… – командир наемников аж побагровел, интуитивно потянувшись за пистолетом. Отреагировавший Гидрос, при этом, резким болевым приемом заставил меня опуститься на одно колено.

– Что, правда из себя выводит? – прохрипел я, корчась от малоприятной, но довольно сильной боли.

– Отставить, капитан! – вскрикнул Штрасс, ударив кулаком по столу, а после, злобно посмотрев на конвоира, добавил. – И ты тоже! Отпусти его!