Максим Гаусс
Преисподняя «Гамма-3»


Генетика плотно влилась в жизнь каждого современного человека. Не верите? Посмотрите на того мини йорка, мирно сопящего на коленях у бабушки в автобусе. Видите? Разве это собака? Да, но генетически выведенная где-то в лабораториях. А те замороженные куры в магазине, думаете, они сами по себе такую массу наели? Один мой знакомый считал, что куры, которых продают в таких гипермаркетах сами туда пришли и сдохли. От безысходности и плохого настроения. Или сельскохозяйственные растения, которые совершенно не боятся никаких паразитов, имея в составе своей ДНК особую генетическую цепочку – пример из той же области. Другое дело как именно влияют на человека те самые генетически модифицированные продукты? Последствия пока еще не изучены. Вдруг, лет так через двести у нас станет рудиментарным зрение? А, скажем, эхолокация наоборот, станет незаменимым органом. Вырастет третья рука, жабры и выпадут волосы?!

– Макс! Ты чего завис?

– Задумался… – пробормотал я, разом позабыв про кур-мутантов и мирно спящих комнатных собачек.

– Отойди! – водитель уже третий раз сигналил мне, нервно намекая отойти в сторонку и не мешать процессу проникновения под землю.

Один из “Тигров”, ревя двигателем, катался туда-сюда, выбирая удобную позицию. Определив местоположение воздуховода, Антонов заранее дал команду подогнать одну из машин. Вход, когда-то тщательно замаскированный советскими строителями под ливневый сток, перекрывала ржавая решетка, намертво вваренная прямо в торчавшие из бетона стальные прутья.

– Эту жестянку сначала оторвать надо! – заметил Костолом.

– Оторвем! – хмыкнул Гидрос. – Мрак! Цепляй трос!

Наемник довольно быстро и весьма хитроумно закрепил трос.

– Давай, дергай! – махнул рукой Антонов водителю.

“Тигр” взревел движком и резко сдал назад. Трос рванул с такой силой, что решетку буквально оторвало, да так, что вместе с ней рассыпалась и одна из стенок воздуховода.

– Ого! – хмыкнул Скат, увидев вырванную с корнем решетку.

– Сила и мощь! – похвалил Павел, восхищенно глядя на разворачивающийся транспорт. – Это где такой транспорт придумали?

– Сделано в России! – отозвался Мрак, усмехнувшись наивности парня.

Антонов заглянул внутрь темного проема, понюхал и отшатнулся.

– А запах-то! Воздух затхлый, заплесневелый.

– Еще бы! Столько лет снега и дожди топили эту вентиляционную шахту. Там внизу что-то вроде болота! – прокомментировал я, скривившись от скверного запаха.

– Опускайте трос! Готово? Тишина, ты первый! – теперь командовал Гидрос.

Антонов хоть и был старшим и по званию (у наемников еще и звания есть?) и по статусу главного наемника, без возражений снял с себя эту должность, едва мы начали спуск вниз. Так определил Штрасс, еще там, в лагере.

Гидрос хоть и не был старым, прожженным до костей воякой, но к своим тридцати четырем годам уже успел побывать в половине горячих точек планеты. Умел обращаться с любым оружием, находился в хорошей физической форме. Но на безмозглого качка не тянул ни в каких смыслах. И хотя в его авторитете никто не сомневался, тем не менее, в его действиях чувствовался недостаток опыта для руководства именно такой операцией. Да и люди, судя по всему, в таком составе работают первый раз.

Снайпер, закинув за спину “Прибой”, вооружился пистолетом, прицепил карабин к тросу и, свесив ноги в обложенную битым кирпичом дыру, плавно соскользнул вниз. Почти сразу же включился его фонарь, закрепленный на каске.

– Чисто! – прилетело снизу.

Следом за ним спустилось двое наемников, а после настала моя очередь.

Уже цепляя карабин к тросу, я недовольное бормотание за спиной и оглянулся на шум. Это был Костолом. Здоровяк топтался на месте, соображая, как ему опустить вниз свой шестиствольный крейсер – воздуховод был не таким уж и большим.

Вжик!

Я, не ожидая такой скорости, очень быстро спустился вниз, едва не сбив локти. Ноги уже через несколько секунд уперлись в бетон – дно вентиляционной шахты. Пол до середины голени был залит грязной густой жижей – следствием тех самых снегов и дождей. Она-то и воняла.

– Ароматы Франции! – скривившись, подумал я.

Узкий, чуть шире метра, бетонный проход вел вправо и влево и терялся во тьме. На точке спуска было что-то вроде небольшого коллектора. Стены, хоть и были бетонные – давно уже оказались поедены плесенью и мхом. Вследствие такого нестандартного симбиоза часть бетона растрескалась и осыпалась. Сам проход был низкий – для того чтобы пройти дальше, следовало пригнуться.

– В сторону! – оттолкнул меня Тишина, заглядывая в воздуховод.

Едва я отскочил, на мое место, с характерным жужжанием карабина, приземлился Гидрос. Через несколько секунд вниз съехал и его ручной мангал с жидкостью для розжига.

Не прошло и пяти минут, как вся группа спустилась вниз. Больше всех проблем возникло у Костолома – он едва не застрял в воздуховоде. Миниган пришлось спускать отдельно от его обладателя.

Ругаясь и считая кирпичи, бугай все-таки спустился вниз, желая этим туннелям поскорее рассыпаться в пыль.

Антонов, дав последние указания водителям, спустился последним.

– Выдвигаемся? – спросил он у Гидроса.

Тот кивнул. Достал из кармана упаковку жвачки, развернул и бросил в рот белую пластинку. Скомканный фантик полетел в воду.

– Тишина, идешь первым!

– Куда? Направо или налево?

– Давай налево!

Я отрицательно покачал головой.

– Что такое? – Гидрос это заметил.

– Я прекрасно помню, как мы часами ползали по вентиляционным шахтам. Уже там, под ракетным комплексом.

– Ну и что?

– А то, что их строители могли вести их как попало. Мы сутки можем потерять, ища вход только в саму “Астру”, не говоря уже о “Гамме”.

– И что предлагаешь?

– Разделится!

– Нет, это не приемлемо! Группа останется в полном составе.

– Ну, дело ваше, – зевнул я.

– Так что? – переспросил Тишина. – Куда идти-то?

– Направо!

Снайпер, молча, кивнул, снял с плеча винтовку, быстро присоединив фонарь, тихо двинулся вперед. Но, не пройдя и десяти метров, он негромко произнес:

– Тут еще одна решетка. Ух, ты! А за ней скелет!