Максим Гаусс
Преисподняя «Гамма-3»


Позднее, владелец этой дуры, проговорился, что вес его пулемета был намеренно снижен до тринадцати с половиной килограмм, путем каких-то там хитрых манипуляций по замене части тяжеловесных деталей. Но и то, целых тринадцать килограмм! Руки отвалятся такой агрегат с собой повсюду таскать. А какая у него отдача?

Подойдя ближе, я заметил на другом столе автоматно-гранатометные комплексы “Гроза ОЦ-14” и даже один “СА Прибой”. И то и то было мне знакомо – читал в одном из военных журналов. Отличные экземпляры стрелкового оружия, причем, что немаловажно, нашего, Российского производства.

– Мы уж было подумали, что вы решили не идти! – вместо приветствия, Антонов вставил древнюю как мир, совсем не смешную шутку.

– Обхохочешься! – недовольно фыркнула Катя. – А что, можно было не приходить?

Павел усмехнулся. Бойцы тоже рассеянно заулыбались.

– Идите сюда! Я представлю вас остальной группе, – капитан Антонов, заметив это, мгновенно сменил юмор, на строгость.

– Слушаем внимательно! Все уже в курсе, куда мы отправляемся?

– Все! – ответил Гидрос за бойцов.

– Что мы там встретим – одному богу известно. Эти ребята уже были внизу, и спускаться обратно без хорошей охраны, у них никакого желания нет. Я с ними полностью солидарен. Это – Максим, девушка Катя. А Павел, человек, всю жизнь проживший в бункере под землей, там, куда мы направляемся.

– Ну и что, кто там внизу обитает? – подал голос один из наемников.

– О том, что обитает и кого они там видели – расскажут после. – Антонов перешел к другому вопросу. – Задача следующая – обеспечить им защиту, на протяжении всего пути по подземным туннелям. Гидрос – старший. Я иду с вами, но все подчиняются Гидросу. Вопросы есть?

– Вопросов нет! – снова ответил за всех Гидрос.

– Хорошо! Тогда вооружаемся, собираем шмотки и грузимся на “Тигры”. До точки спуска, отсюда четыре с половиной километра. Прокатимся с ветерком!

Рядом с машинами стояли коробки со специально разработанной формой, бронежилетами, противогазами, касками. Все – преимущественно черного цвета. Наемники – для них подобное было обычным делом – принялись разбирать имущество и переодеваться. Мы последовали их примеру.

– Ух, ты! – поразился Павел, примеряя новые, очень удобные ботинки. Он-то до сих пор ходил в той самодельной обуви, что была на нем еще там, в “Астре”.

Форма оказалась качественной и подошла всем – размеры имелись любые. Ее дополнили легкие кевларовые бронежилеты, тактические каски неизвестной мне модели, состоящие из высокопрочного пластика, крепкие перчатки и прочая мелкая амуниция. Для каждого уже был упакован рюкзак с провизией, водой и медикаментами. Там же обнаружились комплекты аккумуляторов для фонарей, и что-то еще – я не успел разглядеть.

Из оружия капитан Антонов выделил нам только пистолеты “ОЦ-23 Дротик” и ножи "6X9". Я читал, что данный нож входил в стандартную экипировку "Ратник". Остальные вооружились до зубов. Я только и успевал считать магазины, которыми наемники забивали себе разгрузки.

Огромный бородач, лет сорока, и ростом выше двух метров, укладывал в специальный чехол большой короб с запасной лентой для своей шестиствольной машины смерти. Второй короб уже был пристегнут к пулемету. Тот, кто вооружился бесшумным снайперским “Прибоем”, спокойно курил в сторонке – ему много магазинов не нужно. С таким-то калибром, один выстрел – один труп! Почти все оставшиеся наемники вооружились автоматно-гранатометными комплексами “ОЦ-14”. А вот Гидрос, вышел со склада с компактным огнеметом в руках. Два небольших бака со специальной горючей смесью, он уже прицепил к рюкзаку так, чтобы было удобнее. Помимо этого, сверху бронежилета он нацепил легкий огнеупорный плащ. Эх, жаль не было тут Андрея, уж он мигом состряпал бы остроумную шутку, со вкусом барбекю.

Менее чем через десять минут, группа в составе одиннадцати человек, в полной готовности уже грузилась на ожидающие нас “Тигры”.

– Все готовы? – капитан Антонов проверял каждого лично. – Вижу! Все!

После того, как мы загрузились, оба бронеавтомобиля рванули с места.

Минут семь-восемь наши бронированные машины летели прямо по полю, не обращая никакого внимания на перепаханные пару месяцев назад трактором отвалы земли. Водитель нашего “Тигра”, оказался до мозга костей злобным рокером – едва отъехали от лагеря, он на полную врубил “Morguenstern”. Андрюха, вот кто порадовался бы сейчас от души. Жаль, не было его.

Я только сейчас сообразил, что так и не поговорил с друзьями. А ведь следовало бы. Оба лежали в лазарете, с паршивым диагнозом лучевой болезни, под присмотром врачей, да к тому же, совершенно отрезанные от внешнего мира. Они и понятия не имели, о том, куда мы направляемся. Ну, ничего, вернемся, обязательно введу в курс дело. Три дня – всего-то.

Именно на такой срок делал акцент Штрасс. Группа спускалась в “Астру” на трое суток. Если, по прошествии, этого времени – поиски были безрезультатными, к нам выдвигалась вторая группа, с целью сменить нас и продолжить поиски. Но Антонов по поводу спуска второй группы говорить отказывался, недовольно бурча себе под нос что-то вроде: – Сами справимся.

В нашей машине оказался Костолом – тот самый здоровый дядя с шестиствольной машиной убийства, снайпер по прозвищу Тишина и еще один из наемников, имя которого я не успел запомнить. И Антонов и Гидрос загрузились в другую машину. Туда же отправились Мрак, Скат и медик Док.

Пока ехали, Павел с нескрываемым интересом разглядывал Костолома и его ручную “зверушку”.

– Это что за гаубица такая? – в конце концов, не выдержал Павел, обратившись к великану.

– Чего? А! Это, миниган! – угрюмо пробурчал тот. – Ты, из лесу, что ли?

– Нет, не из лесу! Если быть точнее, то из-под земли! – разъяснил парень. – Я первый раз такое оружие вижу!

– Так это ты оттуда? – удивился Костолом. – Всю жизнь там провел?

– Да!

Великан замолчал, потому что разговаривать особо не любил. Да и “Тигры” как раз прибыли на место, напоследок эффектно исполнив прямо по раскисшей грязи что-то типа полицейских разворотов. По внутренней связи, я услышал, как Антонов отчитывает водителя за совершенно бесполезные выкрутасы.

– Выгружаемся! – снаружи послышался голос Гидроса, а затем хлопнула тяжелая дверь. – Приехали!

Выбравшись из бронемашин, а заодно выгрузив все свое имущество, группа, топча едва подмерзшую грязь, построилась у стен давно покинутых коровников. Наверное, эти строения годов пятидесятых или еще раньше – чем-то приглянулись наемникам. Коровники были давным-давно заброшены, но среди них уже стояли грузовые “КАМАЗЫ”, прицепы. Сами здания приводили в порядок – меняли крышу, ставили навесы, засыпали мелкую щебенку. Пока что смотреть было не на что, но в дальнейшем…

Однако это были совсем не те остатки зданий, среди которых мы поднялись на поверхность, после схватки с полковником Зиминым. Судя по всему, перед нами были здания, которые я видел вдалеке на горизонте, еще тогда, когда мы только искали на поверхности хоть какие-нибудь признаки существования ракетного комплекса.

Меня только сейчас посетила мысль о том, что входов в военный комплекс может быть гораздо больше чем два. Один был в ракетном комплексе, второй где-то на ветке метрополитена между гермоворотами и одной из крайних линий московского метро. Точнее тут не скажешь. Я все еще не мог понять, где заканчивается секретное “Метро – 2” и начинается обычный московский метрополитен.

– Группа внимание! Мы на месте. В одном из этих зданий проложена вентиляционная шахта, а если быть точным, то даже не шахта, а воздуховод. Это и есть вход в технические туннели и помещения подземного объекта. Внизу заблудиться – проще простого. Не разбегаться, постоянно быть на связи. Для этого имеются рации.

– Здесь вход? Еще один? – удивилась Катя.

– Да. Но это еще не военный комплекс. Лишь система технических туннелей, отводов, воздуховодов. Лестницы там, разумеется, нет. Спустимся вниз по тросу. Повторюсь, это вовсе не значит, что мы сразу попадем в “Астру”. Согласно имеющейся информации от заказчика, где-то здесь проходит один из недостроенных туннелей. До самого научно-исследовательского комплекса еще придется поработать ногами пару километров. Спустимся вниз, определю дальнейшие действия! Вопросы есть?

Гидрос промолчал.

– Ну и отлично! – Антонов отошел к ближайшему ”Тигру” с целью спустить вниз один из страховочных тросов – а такие, само собой, были.

– Эй, а что это за грузовики? – меня заинтересовала та деятельность, что происходила вокруг. – Здесь что-то будет строиться?

– Да. Будет полноценная база. Здания восстановят, организуют парк техники. Развернут медицинскую часть и склад вооружения. В общем, тот лагерь, где мы ночевали, переедет сюда, но на постоянную основу. Еще вопросы? Нет? Ну и отлично.

Пока командир наемников объяснял водителю, что требуется сделать, я негромко обратился к Кате.

– Ну, вот и все! Контрольная точка! Мы почти на месте. Ты готова?

– Нет, не готова! – Катя была не особо довольна и совершенно не готова.

Зато Павел заметно повеселел. Хотя, он и раньше-то тоски не показывал. Что, в общем-то, немного сбивало меня с толку.

– Макс! Что нас там ждет? – осторожно спросила девушка.

– Не знаю, Кать. Не знаю! Подполковник Шевченко как-то закрыл и опечатал лаборатории. И с тех пор прошло около тридцати лет. Если уж черви за это время все-таки оправдали вложенные в них средства и вымахали до таких размеров, что говорить о том, чего мы еще не видели. Генетика, она, знаете ли, еще до добра не довела никого.

Конечно же, по поводу генетики – я утрирую. Это просто вывод, сделанный на основе пару сотен просмотренных кинофильмов американского производства. И того, что мы уже видели, разумеется.