Александр Валерьевич Волков
Последний Мыслитель

Последний Мыслитель
Александр Валерьевич Волков

На территории Эркана, куда нищий земной инженер Уолтер попал из-за вспышки фотоаппарата, остатки прародителей порабощенных землян вели беспощадную войну на руинах погибшей цивилизации. Могущественная каста Мыслителей создала страшных чудовищ, которым была по зубам крепкая броня фотонных танков, и со временем монстрам даже удалось спустить с небес громады летающих крепостей. Ненужный на Земле экзоскелет Уолтера мир Эркана преобразил в мощную силовую броню, да и вообще перевернул все, вынуждая парня использовать ум и луч фотонной винтовки, чтобы изменить баланс сил и превратить выживание в настоящее сопротивление.

Глава 1

За окном, находившимся в противоположном конце коридора, вспыхнула молния. Прогремел гром. По стеклу тяжело стучали капли дождя. Свет выхватил из темноты мертвенные белые стены, в которых предприниматели разных мастей снимали помещения для своих предприятий.

Я стоял, лопатками чувствуя твердь двери, в которую вжимался. С лестничной площадки доносился тихий и страшный рык. Из-за угла шагнула жуткая, безликая тварь, напоминавшая мутировавшего и облысевшего волкодава, покрытого защитными костяными пластинами. Хотя назвать это собакой не поворачивался язык. Вместо нормальных лап были конечности с длинными пальцами, из которых росли смертоносные когти. Кошмарная морда была обтянута пугающего вида кожей, на ней не было видно ни носа, ни глаз, я даже не представлял, как оно ориентировалось в пространстве. Выглядела тварь настолько неестественно, настолько мерзко, что к горлу подступил ком.

Безликий охотник. Так я сразу же окрестил монстра про себя.

От ужаса заколотилось сердце, ладони моментально вспотели. Я испуганно наблюдал, как охотник, оскалив страшные острые зубы, медленно шагал ко мне. Я нервно дергал за ручку двери, наивно полагая, что она откроется, но не тут то было. Вряд ли Хелена оставила бы студию открытой. С криком попытавшись высадить дверь плечом, я так же ни к чему не пришел. Куда мне-то, со своим хилым тельцем, вышибать двери?

От резкого движения охотник разозлился.

Он прыгнул на меня с разгона, готовясь вонзить клыки в мою плоть.

Мне в последний момент удалось нырнуть под него, рухнув на живот, монстр с грохотом вышиб дверь грузным телом, она разлетелась в щепки. Я увидел монстра в проеме двери, он уже вскочил, уже напряг мускулы ног, чтобы броситься на меня, но сверкнула молния и монстр исчез. «Господи! Черт! Черт! Твою же мать!» – пронеслось у меня в голове. Дыхание было тяжелым, напряженным, меня трусило. Вставать совсем не хотелось, но нужно было двигаться дальше, ибо чудовище могло вернуться в любой момент.

Возникли мысли бросить все, уйти прочь, однако я уже слишком далеко зашел, чтобы отступать. Я чувствовал правду, я знал, что именно здесь мне удастся получить знания о том, что это за твари. Мне хотелось знать, что не так с миром, в котором я жил. Я был уверен, что я не поехавший. Хотя меня справедливо можно было назвать шизофреником. Именно психом я бы и прослыл, если бы хоть кто-то узнал о том, что я вижу.

Никто ничего не знал о моих тайных встречах с чудовищами, потому они стали для меня персональным ночным кошмаром. Причем кошмаром, который мог навредить другим, именно поэтому я был уверен, что вижу не глюки. Мне было лет десять, и днем я давал деру от школьных хулиганов, спрятавшись на заброшенной стройке. Я укрылся за кирпичной стеной, слыша, как хулиганы вошли в помещение, и громко ругались, пытаясь выманить меня.

– Выходи, дрыщара! – кричал их лидер. – Если не выйдешь, мы тебя не только изобьем, но и заставим выпить нашу мочу!

– И дерьмом накормим! – вставил его прихвостень.

Полил дождь, прогремел гром, сверкнула молния. Спустя несколько секунд я услышал рев жуткого монстра, вопли хулиганов, и звуки разрываемой плоти. Молния вспыхнула еще раз, чудище исчезло. Трусливо выглянув из-за укрытия и оглядев пространство первого этажа, я увидел то, от чего волосы на голове поседели. Все было покрыто кровью, а о том, что случилось с телами хулиганов, я по сей день не мог забыть.

Помимо животного ужаса я испытал и любопытство, из-за которого, с тех самых пор, ищу ответы.

Я выпал из мира воспоминаний, вернувшись в реальность. Достал из кармана маленький фонарь, щелкнул кнопкой, тонкий лучик света разогнал давящую ночную темноту. Дыхание мое так и не нормализовалось, оставаясь напряженным и дрожащим. Я водил лучом по студии, оглядывая рефлекторы, белые полотна фонов, и студийное оборудование фотографа. Дождь усилился и барабанил в окна, издали донеслись отголоски грома. Как назло вспоминались звуки жуткой музыки из мрачных компьютерных игр, что напрягло и без того запуганную психику. Обстановка была как в фильме ужасов, если не хуже. Не хватало только жутких потусторонних воплей, раздающихся за стенами, но они мне тоже вспомнились, что усилило страх.

В овал света попали фотографии Хелены, висевшие на стенах в деревянных рамках. Я снял фото со стены. На снимке была восхитительная красноволосая девушка лет двадцати, с приятной стрижкой и волосами длинною чуть ниже шеи, великолепным лицом и прекрасными голубыми глазами. В нее было трудно не влюбиться, у меня даже сладко заныло внизу живота. Я взял следующий снимок, и его содержание уже не внушало такого восхищения. Скорее страх и непонимание. На нем был фонарный столб, вот только совсем необычный. Плафон заменял кусок плоти, сплошь покрытый многочисленными и отвратительными глазами с вертикальными зрачками, сам фонарь был ржавым и дырявым. «Кошмарное зрелище, – подумал я, – так и с ума сойти недалеко».

На обратной стороне рамки прочел подпись: «Весь мир – обман. Они наблюдают за нами». Кто они? И какой обман? Теперь я точно был уверен, что пришел за ответами в нужное место, это зарядило меня энтузиазмом. Я знал. Знал, что не один вижу всякую хрень. Оказалось, я не такой уж безумец. Продолжив изучение студии, я увидел в стеклянном шкафу несколько наград-статуэток, выданных Хелене за победу в конкурсах мирового уровня. Рядом со шкафом, на столе, заметил несколько дорогущих фотоаппаратов, вокруг которых стояли разнообразные объективы. От широкоформатных, с широким углом восприятия удобным для съемки пейзажей, и до телеобъективов с огромным приближением.

Вспыхнула молния, залив помещение светом, прогремел гром. Ягодицы свело от страха, я боялся, что снова появится какая-нибудь тварь и прислушался: дождь тарабанил в окно, зловеще завывал ветер на улице, но ни рыков, ни шагов слышно не было. Здесь как в лотерее. Иногда монстры появлялись, иногда нет. С облегчением вздохнув, вернулся к изучению техники.

Поиск информации я решил начать с фотоаппаратов. Может, что-то содержалось в них на картах памяти. Взял камеру со стола, почувствовав пальцами гладкость пластика и шершавость настоящей кожи на ручке под кнопкой спуска. Невольно я забыл зачем пришел, ибо очень любил технику и науку, зная о них довольно много. «Потрясающе. Это просто произведение искусства и верх инженерной мысли» – подумал я, на мгновение даже забыв об ужасе, терзавшем душу.

Произошло непредвиденное.

Голову прострелила вспышка ужасающей боли. В мозг будто воткнули нож. Я с криком рухнул на колени, камера грохнулась на пол. Перед глазами поплыли жирные красные пятна, от боли было не разогнуться. Но к счастью, отпустило меня очень быстро, зрение нормализовалось, но легкая слабость еще оставалась в ногах.

Самочувствие стало как минимум странным.

Возникло ощущение, что в моем организме, а точнее в мозге, что-то неотвратимо поменялось. Я даже понять не мог, что именно. Мозг будто вибрировал. Больно от этого не было, но приятным тоже не казалось, пугало с непривычки. С сожалением взглянул на камеру, надеясь, что она не сломалась, и что Хелена сможет ей пользоваться. Цифровая техника, а в особенности фотоаппараты, очень чувствительна к механическим повреждениям, потому с ней надо быть аккуратным, и проверять целостность с работоспособностью даже при малейшем ударе.

С громом вспыхнула молния.

В этот раз без неприятностей не обошлось: я услышал, как из коридора доносились стальные цоканья, будто кто-то шагал по бетону на заостренных металлических ходулях. Таких звуков я раньше не слышал. Нечто поднимались на этаж по лестнице, нечто нечеловеческое, нечто опасное. Мне даже думать не хотелось о том, что там за тварь, ведь я и так был напуган до чертиков. Я в панике обнаружил дверь и рванул к ней, на ходу мысленно поливая отборной руганью гаснущий фонарь. Луч сначала мерцал, потом вовсе потухнув, помещение погрузилось в практически полный мрак. Лишь тусклый свет уличных фонарей едва заливался в окна.

Я тихо вошел в соседнее помещение, бесшумно затворил за собой дверь, но дальше продвинуться не мог. Комната была лишена окон, видно не было совершенно ничего, а случайный шум мог стать роковым. Я тихо и очень осторожно лег на пол, и смотрел в щель между дверью и полом. Нечто вошло в студию, у меня волосы на голове встали дыбом. Оно, шагая на искореженных клинках, служивших ему конечностями, встало в квадрат света, издавая тихий утробный вой, заставивший душу уйти в пятки. Саму тварь я увидеть не смог. Сектор обзора не позволял.

Нет. Надо было определенно прятаться где-то в глубине комнаты. Не знал, что это за тварь, но было у меня подозрение, что о моем присутствии она прекрасно знала. Я аккуратно вынул из кармана куртки смартфон, включил режим камеры со вспышкой, хотел нажать на кнопку видеосъемки, чтобы использовать вспышку как фонарь. Однако вспотевшие пальцы дрожали настолько сильно, что я случайно нажал на нарисованную диафрагму фотоаппарата, сделав фотографию.

Со щелчком смартфон сделал фото, полыхнула вспышка, и пространство внезапно изменилось. Вспышка его изменила. Пол стал жестким и неровным, будто чья-то шкура, рука рухнула на него под весом чего-то тяжелого, появившегося в руке вместо смартфона. У меня даже сил не хватало поднять это, я застыл в непонимании, не соображая, в чем дело. Ощупал неведомый объект: на ощупь холодный, по форме напоминающий пистолет, но разглядеть его из-за стоявшей вокруг темени я решительно не мог.

Что за черт?

Да и тварь с лезвиями куда-то исчезла. Я прислушивался, но снова не слышал ничего, кроме дождя, отважившись открыть дверь. То, что я увидел, просто взорвало мое воображение.

Вспышка моментально преобразила пространство студии до неузнаваемости. Запах стоял невыносимый – симбиоз трупной вони с гарью сожженного мяса. Стены, состоявшие из обожженной красной кожи отвратительного вида, вяло двигаясь, будто живые. В них зияли кривые и клыкастые пасти, жадно жравшие и пережевывавшие черные, с неприятными желтыми венами, органические отростки. Отростки мистическим образом росли из маленькой белой сферы в центре комнаты, зажатой между твердыми костяными конусообразными постаментами, торчавшими из пола и потолка. Отростки росли совсем непонятным образом. В нескольких сантиметрах от сферы они имели полупрозрачный вид, будто бы состояли из чистой энергии, а затем становились органическими. Ими словно управлял невидимый манипулятор, помещавший их в пасти стен. Пространство у сферы выглядело странно, будто сжималось, а это и вовсе казалось невозможным.

Пасти явно не были знакомы с правилами столового этикета, их пиршество выглядело отвратительно. Они жадно рвали отростки клыками, разбрызгивая желтую жидкость по полу и стенам, активно работали челюстями, издавая мерзкое мясное хлюпанье. Меня чуть наизнанку не вывернуло, но я был поражен и напуган настолько, что не мог даже опорожнить желудок. У меня дрожали колени, сердце от испуга молотилось, как отбойный молоток. Мне даже пошевелиться не удавалось. Пространство за окном перечеркнул горизонтальный белый луч ослепительной яркости, глаза резануло светом, я сощурился. На улице послышался рев мощных моторов, по звуку они напоминали газотурбинные, только в несколько раз мощнее.

Пол и стены завибрировали, до ушей с улицы донеслись многочисленные душераздирающие рычания, издаваемые целой стаей страшных чудовищ. Кое-как преодолев охвативший меня ужас, я аккуратно выглянул на улицу из разбитого окна, и поразился. Город выглядел так, будто перенес ядерный удар. Здания были серыми, разрушенными, зияли пустыми глазницами окон. Небоскребы напоминали обглоданные великанами куски камня. Из тяжелых, будто свинцовых облаков лил дождь. По улице, пролегающей параллельно студии Хелены, шли танки. И не те, какие я привык видеть, а совсем другие. Во-первых, эти машины размером вдвое превосходили известные мне аналоги. Лунный свет освещал танк стального цвета, танк мощными гусеницами раздавливал кости (людей и неизвестных тварей), валявшиеся на пути. Из монолитной грузной башни торчали три сваренные друг с другом фотонные пушки, в жерлах которых бликовали оптические линзы. Невольно я провел аналогию с фантастическим боевым объективом фотоаппарата, ибо пушки были весьма на него похожи.

Навстречу танкам, с огромной скоростью, неслись безликие охотники. Из трещин в их коже сочился черный туман, напоминавший осязаемую, мертвенную тьму. Они заполонили улицу до самого ее конца, я решил, что у танкистов нет шансов.

Но как только ведущий танк с гулом долбанул из фотонной пушки, как только громом прогремел залп, я сразу подумал о том, что шансов нет у монстров. Линза в жерле пушки покраснела, орудие провернулось вокруг своей продольной оси, на место использованной пушки встала свежая. Густой фотонный луч прошел сквозь вражеские ряды как раскаленный нож сквозь масло, превратив в кучу обугленных остатков сотни тварей. Улицу заполнил оглушительный рев, но твари отступать были не намерены, продолжив атаку. Вместе с псами к танкам мчались человекоподобные, более медлительные, но не менее отвратительные монстры, метра под два ростом. Толком я их не разглядел, но заметил, как в свете блеснули клинки, приходившиеся чудищам вместо конечностей. Их я сразу прозвал мечниками. Двигались мечники странно. С одной стороны их движения казались неловкими, они чуть ли не падали, однако на самом деле им удавалось тонко балансировать на клинках, и попасть в них было непросто.

Из бойниц в панцире танка торчали маленькие фотонные пушки в количестве четырех штук на каждый борт, с гулом заработавшие по монстрам тонкими белыми лучами. Лучи разрезали монстров на части, с поразительной скоростью сокращая вражескую численность, которая, правда, тут же возмещалась прибегавшими с соседней улицы тварями. Я охренел настолько, что чуть не потерял челюсть от удивления, а глаза едва не вылезли из орбит.

Да что здесь, черт побери, творится?

Один из псов заметил меня, с ревом отклонился от курса и совершил невероятный прыжок в несколько десятков метров, моментально долетев до окна, в которое я смотрел. Пес вцепился когтями в стену, сразу пролезть не смог, в проеме окна была видна лишь треть его туловища. Меня отогнало от рамы будто поганой метлой, я рухнул на задницу, застыв в ошеломлении. Тварь мерзко прорычала, сунув голову в помещение, изрыгая из пасти отвратительный гнилостный запах. «Все, – подумал я в ужасе. – Сейчас оно меня на атомы порвет!»

Но охотника тут же испепелил фотонный луч, ударивший с улицы по диагонали, проплавивший в здании здоровый тоннель, в конце которого было видно серое небо. Температура воздуха возросла, тело покрылось потом, кожу неприятно обожгло. Пасти на стенах резанули мне слух паническим ревом, выронив отростки. Не знаю, зачем надо было лупить по отдельному монстру из крупнокалиберного орудия, но видимо, командир танка решил, что в здании важная цель.

Следом за псом в помещение, через проделанную дыру, полезли эти самые человекоподобные монстры. Я насчитал пятерых. Вид у них был, конечно, ужасный. Тела были покрыты безобразной, обожженной серой кожей, как у демонов. Казалось, что это недоделанные люди в форме оплавленных манекенов, с мечами вместо рук и ног. Сначала я подумал, что твари полностью безликие, но как только на голове одной с костяным треском раскрылась гадкая пасть с острыми клыками, мое предположение развеялось в пыль.

Я все надеялся на очередной фотонный луч, но монстры на улице, видимо, настигли танки. До ушей доносился характерный стальной стук, страшный рев, а значит – твари добрались до техники. Оставалось надеяться только на себя. А что мне оставалось делать? Отпор я дать не мог, а даже если бы была возможность – кишка тонка, потому я просто рванул прочь, куда глаза глядят. Мечники с утробным воем помчались за мной. Я шмыгнул на лестничную площадку, но надежды спуститься по лестнице рухнули сразу же на – лестничной площадке второго этажа было еще четверо мечников. «Господи!» – пронеслось у меня в голове.

Я с испугом глянул вниз на лестницу, перегнувшись через перила, быстро переборол охвативший душу страх, – очень мотивировали твари, желавшие сожрать меня живьем, – и с криком прыгнул вниз. Приземлился более-менее удачно, ничего не сломал, но долбанулся об угол ступеньки, выбив коленную чашечку. Боль была ужасная. Часть мечников спускалась по лестнице, клацая мечами по бетону, а некоторые сразу прыгнули следом за мной.

Я ковылял по коридору к двери выхода настолько быстро, насколько позволяла боль в поврежденном колене. Сердце колотилось, как бешенное, я чувствовал подавляющее приближение смерти.

– Сука! Сука! Сука! – в ужасе ругался я, напуганный собственным воображением, детально изображающим мою гибель.

Сзади раздавалось клацанье смертоносных лезвий шагавших, монстры рычали, нагоняя на меня ужас. Я разгона толкнул дверь, с усилием надавив на ручку антипаники, но дверь даже не клацнула и не пошевелилась. Черт! Неужели закрыто?! Я агрессивно долбил в дверь плечом, пытаясь выломать ее, но это ни к чему не приводило. Прислонившись к двери спиной, я наблюдал, как монстры приближались и уже прощался с жизнью, но вдруг услышал сзади женский крик:

– В сторону! Отойди от двери!

Голос показался мне до боли знакомым, я не понял, чей он, но тут же выполнил команду. Дверь пронзило тонким фотонным лучом, который мигом прошил навылет сразу четыре твари, они повалились на пол. Затем девушка с легкостью вышибла дверь ногой, дверь сорвалась с петель и отлетела в замешкавшихся монстров. Я был поражен такой силе, и замер в дверном проеме, увидев стоявшую в переулке незнакомку. Она была невысокого роста, примерно мне по грудь, облаченная в облегающий точеную фигуру потрепанный армейский китель типа «Горка», подобранные по размеру удобные военные штаны, легкие военные сапоги. На ней была плащ палатка, лицо девушки скрывалось капюшоном, я видел лишь кончики ярко-красных волос. В руках – фотонная винтовка, едва ли не с хозяйку длинной. Впечатляющее было зрелище. «Неужели это….» – я не успел додумать.

Девушка схватила меня за воротник, рванула на себя, мечник резанул мечом по воздуху, где я стоял секунду назад, а затем с ревом высунулся из дверного проема. Меня кинули подальше от входа, как тряпичного. Девушка попыталась вскинуть фотонную винтовку, но не успела – мечник резким ударом выбил оружие у нее из рук, винтовку отбросило ко мне, девушка отпрыгнула назад, избегая атаки. Четверо монстров высыпало в переулок. Девушка сняла с пояса рукоятку фотонного меча, нажала на кнопку, и клинок, состоявший из нескольких элементов, с щелчками вытянулся, подобно полицейской телескопической полицейской дубине. С писком заработал генератор рукоятки, и лезвие засияло жгучим светом. Капли дождя, попадавшие на меч, тут же с шипением испарялись. Получилось так, что девушка разделяла меня и монстров, став преградой.