Текст книги

@AlbireoMKG
Ради раба


– Эл… он, – ответил мужчина.

Ад зловеще улыбнулся. Боль не позволяла иначе улыбаться. Эл поднялся, пнул Ада от себя.

– Беги, – бросил Элон и пошел наверх. Ад закрыл лицо руками, выгнулся, сотрясаясь от слез неги. К нему тут же бросились люди, наперебой предлагая помощь. Мальчик легко встал, сгреб вещи и быстро проходя сквозь толпу, метнулся к себе.

– Эй! А где еще? – раздались крики и смех отдыхающих.

Алетта небрежно апплодировала, когда Элон поднялся. Рабыня Мелинды Селена смущенно улыбнулась Элону. Алетта толкнула Элона в проход, уводя его, все остальные пошли за ними, в комнату Алетты.

– Очень красиво, – похвалил Джин.

– Да… Эл молодец, – кивнула Мелинда.

Алетта гордо трепала Элона по волосам.

– Почему он не помочился на щенка? – сверкнул глазами Амир. Стайн и Джин представили каково бы это было для капризного красавца, ощутили эрекцию. Алетта тут же потеряла благостное расположение духа. Селена испуганно посмотрела исподлобья на Эла, ей, как и всем, нравился этот красивый зверь.

– Ну ладно вам, может он не хотел или ему не пришло это в голову, он же не мастер унижений, – вступилась Мелинда.

Алетта молча направилась за вибратором.

– На четвереньки, – приказала она.

Эл знал какой ужас его ожидает, вибратор раздражающий раны, только затянувшиеся под «Спасателем», – популярным регенератором Фироками, очередной научной разработкой, ставшей обычнее, чем аспирин в мире, которая сращивала кости, ткани за дни, а не месяцы, – мужчины дающие в рот и пытающиеся войти в уретру, женщины мочащиеся на ссадины. То, что они пришли все в одну комнату, иметь его, это он знал, но одно дело иметь, и совсем другое дело иметь раба попавшего в опалу. Элон порадовался за того раба, который напал ночью на Амира. Мужчина дернулся, начал опускаться на колени.

– Прошу вас, госпожа, я догоню его и помочусь на него, – взмолился Элон.

– И что это будет? Сучка наверняка сейчас подбирает сопли в своей комнате. Или утешается, потаскуха, с кем-нибудь. Как ты это планируешь сделать? – Алетта хмыкнула. – Твой друг знает как разбудить твою фантазию, так что в следующий раз будешь изобретательнее.

– Сегодня вечером будут танцы. Он наверняка придет, я сделаю это там.

– Хорошая идея, – Алетта проверила скорость вибратора. – Но нам же как-то надо скоротать время до вечера.

– Я удовлетворю всех! Не надо! – молил Эл.

– Конечно, удовлетворишь, – снова хмыкнула Алетта. Для нее было очень важно одобрение господ. Она любила когда ей завидовали, любила, когда ею восхищались. Меньше всего она хотела бы, чтобы усомнились в ее строгости. Это Мелинда могла позволить себе мягкосердечность. У нее репутация держалась на другом – Мелинда тратила на рабов не более двух лет, потом убивала их каким-нибудь изощренным способом, рабынь она не убивала, поэтому ее часто можно было видеть именно с девушкой.

Алетта смазывала вибратор, глядя на Эла. Все любовались покоренным униженным зверем.

– Лучше отхлещите меня, – сглотнул Элон.

– А одно другому не мешает, – процедила сквозь зубы Алетта.

Амир, его раб и раб Джина рассмеялись остроумной шутке. Стайн позволил себе усмехнуться, Джин был занят Селеной, ощупывая ее, и думая, какое место ей занять в скорой оргии.

Элон обнял ноги Алетты, прижался к ним.

– Пожалуйста…

Алетта посмотрела на Амира, тот пожал плечами, показал большой палец вниз. Мелинда тоже пожала плечами, но показала большой палец вверх. Стайн медлил. Джин отвлекся от Селены и показал вверх. Стайн усмехнулся, развел руками и показал вниз.

– Видишь, трое против двоих, сладкий, – ехидно проговорила Алетта, показала круговое движение рукой. Эл прикрыл глаза, в который раз уязвленный предательством госпожи. Ведь третий голос был ее.

– Я не смогу танцевать, – сказал Элон.

– А тебе не надо будет танцевать, – усмехнулась Алетта.

– Почему? Яйца мешают? – спросил Амир.

– Нет, мне не мешают яйца, господин, – ответил Эл быстро. Раб развернулся, встал на четвереньки, решив вытерпеть и это. Алетта с показным удовольствием начала вводить вибратор. Элон судорожно выдохнул, стискивая зубы, чтобы не закричать. Порезы на сфинктере болезненно вскрылись.

– Что-то ты тихий, – усмехнулась госпожа и включила вибратор, продолжая его вводить.

Элон послушно застонал, сглатывая слезы досады.

– Красавец, – выдохнул Амир.

– Тш… – перебил Стайн, выставив палец и наблюдая за Элоном.

– Что? – тихо спросил Амир.

– Кажется, девочка плачет, – пояснил Стайн.

Алетта поднялась, с чувством выполненного долга. Стайн быстро разделся, быстрее всех, подошел к Элону, мужчина был уже возбужден.

– Это делается так, – Стайн начал мочиться на лицо и в рот Элона. Он любил это делать именно с Элоном.

Амир лег на пол и начал терзать гениталии мужчины, растягивая уретру, и пытаясь разорвать мошонку короткими ногтями. Алетта и Мелинда долбили Элона ногами по спине, из-за того, что мужчины заняли всего Элона, метясь по позвоночнику. Садистки подозвали рабов и приказали трахать себя.

Стайн опустился на колени и дал в рот Элону. Гениталии и афтер раба горели так, словно на них не было защитного слоя кожи. Элон старался, чтобы мужчина кончил быстрее.

– Загоните вибратор глубже! – приказала Алетта, пока ее ласкал раб Джина, она смотрела на Элона. Она бы не стала ни с кем об этом говорить, но выпестованный раб возбуждал ее больше всех, кого она встречала в своей жизни.

Амир, не переставая оттягивать мошонку Элона вниз, резко вогнал вибратор глубже, так, чтобы его не было видно снаружи. Элон закричал, подался вперед, глубже впуская в себя Стайна, мужчина излился. Недовольно посмотрел на Элона, он не собирался кончать так быстро. Стайн подошел к стене, снял плеть Алетты, хлестнул Элона по лицу. Раб дернулся, плеть, истерично взвизгнув, снова хлестнула по голове. Элон пытался пригнуться и закрыться.

– Не смей закрываться, – прошипел Амир, продолжая тянуть яички Элона к полу.

Раб тихо взвыл, выгибаясь, и открывая лицо. Джин отшвырнул Селену от себя.

– Тупая девка. Ничего не может, что там у вас? – Джин подошел к Элону.

– Что ты делаешь? – спросил он Амира.

– Хочу дотянуть до пола и прибить, чтобы сука не дергалась.

Джин возвел глаза к потолку.

– Ой… ты так год провозишься. Прибей вон к тумбочке.
this