Николай Анатольевич Ермолаев
Путешествия Кайля Декардона (Становление Империи)

Путешествия Кайля Декардона (Становление Империи)
Николай Анатольевич Ермолаев

Сын ардинаристского миссионера Кайль Декардон отправляется в далекую Аргонскую провинцию – Новую Аргонию, в надежде найти счастье, торгуя нефтеносными участками, но судьба мотает его по всему миру и приводит в качестве переводчика в Аргонское посольство в Балийском Калуфате. Посол Аргонии, герцог Джойстер Дебраон, известный авантюрист, и его влечет ни много ни мало Аргонский Престол. Погибает король Ардинар I, оставляя править государством принцессу Звентану с двумя регентами. Джойстер и Кайль, сдружившиеся, устремляются из Пор-Балуфа в Аргонск в надежде на трон…Тем, кто читал Швамбранию Льва Кассиля и Семиовражье Н. Ермолаева.

Шел 70 год по Бренаборскому летоисчислению. Аргонское королевство (тогда еще не Империя!), погрязло в беспрерывных войнах со Шпандрской Балией и Карскандаром, хранило хрупкий мир с канефлянами и дружило с далеким, маленьким Буймиэльцем.

На престоле прочно сидел король Ардинар Аргонский с королевой Гедрой, воспитывающей престолонаследницу Звентану (детей мужского пола у правителя аргонцев не было).

Мощный флот дредноутов, готовый через пару лет устремиться на колонизацию заморских земель, еще только был заложен, и на доброй сотне верфей стучали пневматические молотки клепальщиков, собиравших гигантские бронированные корпуса боевых кораблей.

Аргонские легионы, которые скоро устремятся сражаться на другие материки и земли, еще только набирались и обучались, но миссионеры бывшей тогда государственной религии Аргонии – ардинаризма – уже расползались по миру.

Северная Кафея, провинция Континента Кофе, давно симпатизировала аргонскому государству, и не случайно первые миссии ардинаристов появились именно там. Монт и Эрей, Дескейа и Данцер дали площади для постройки ардинаристских храмов. Маленькое горное Соколиное Гнездо, что располагалось на северо-восточном взгорье Кафеи, тоже дало место для постройки ардинаристской миссии. Там, пятым ребенком в семье (а ардинаризм строго запрещал контрацепцию и аборты), появился на свет Кайль, по фамилии своего отца, миссионера Делия Декардона, происходившего из обедневшего аргонского дворянства.

Отец Делий в своей скромной миссии собирал от силы 15-20 прихожан и не только не знал, как собрать десятину для отправки в Аргонию, но не знал и как свести концы с концами в своей большой семье.

С ранних лет Делий Декардон начал обучать Кайля хотя бы тому, что знал сам – а будучи профессиональным миссионером, он свободно владел множеством языков.

Этническая религия аргонцев не нашла горячего приема на Кафее – храмы закрывались один за другим. По миру победоносно шествовали новые современные религии – основанный в Анигме-Даниэле Техницизм, провозвестником и ревнителем которого была богатая и мощная организация – Орден Техно, и канефлянская Высокая Энергия.

Орден Техно понастроил на Кафее множество своих клубов и дискотек, в которых проходили мистерии техницистов и прочно завоевал сердца кафеян, особенно молодых.

Построил Орден большой танцзал и в Соколином Гнезде. С момента его открытия жизнь ардинаристской миссии совершенно пришла в упадок, и ее закрыли, а здание продали за бесценок.

Кайлю шел пятый год. Аргонские дредноуты уже бороздили мировой океан, строго посматривая жерлами орудий на еще свободные побережья. Управление епархий ардинаристской церкви не придало особого внимания провалу своих миссий на Кафее и посылало своих миссионеров дальше и дальше, так семья Кайля оказывалась то на Великой Платте, то на Гверейе, то еще где. Мальчик, усердно штудирующий языки тех мест, где находилась миссия его отца, все с большим интересом наблюдал самобытную жизнь разных стран и континентов Великой Шебрании и вел записи в толстых блокнотах. Даже писал свои записки мальчик на языке того народа, который описывал – так ему казалось интереснее и красочнее.

А ардинаристские миссии толком не прижились нигде. Ардинаризм оставался этнической религией сравнительно небольшого государства – Аргонии. Орден Техно и Высокая Энергия – мощные современные религии – по всему миру укладывали устаревший ардинаризм на лопатки. Кончилось это тем, что в 86 году по Бренаборскому летоисчислению техницизм был принят наряду с ардинаризмом, как государственная религия Аргонии. Миссионеры-ардинаристы оставались практически не у дел и отдельной колонией проживали в Краферке, аргонском городе на берегу пограничной реки Дувадыни, живя переводами и скромными субсидиями государства. В самой Аргонии ардинаризм был еще силен, но для такого количества вернувшихся в Аргонию миссионеров не хватало мест при действующих храмах. Положение изменил 87 год. Штурмовые колонны, высадившиеся с десантных кораблей при поддержке огня дредноутов, захватили один из пригородов Шпандр и Северная Балия запросила мира.

По новому мирному договору, Балия возвращала Аргонскому Королевству давно захваченные ее земли – Хай Аргон, Лоу Нембори и Гиальмар. Эти территории вернулись под скипетр Ардинара Аргонского. Валлахитские храмы, которые успели понастроить на захваченных землях балы, срочно переустраивались под ардинаристские церкви. Требовались священники, взять которых было просто неоткуда, кроме как из безработных миссионеров. Так семья Кайля Декардона оказалась в Лоу Немборийском городке Эстэзии, где отец Делий получил приход в древнем ардинаристском храме, перестраивавшемся под валлахитский и вновь отреставрированном в свой первозданный ардинаристский облик.

В церковь повалил народ – уставшие от балийского засилия аргонцы. Теперь отец Делий регулярно отсылал в епархию немалую десятину, да и в его семье появились деньги. Двое старших сыновей старого Декардона выбрали путь отца и отправились в семинарию, дочери Мальдина и Рискулла двадцати и двадцати одного года от роду все не могли выбрать себе достойных женихов, а Кайль достиг 17-летия и по аргонским законам стал гражданином страны и получил гражданские права. Настало время отцу Делию задуматься, куда его пристроить. В семинарию он идти наотрез отказался, а другие учебные заведения, достойные хоть и обедневшего, но дворянина, были Декардонам не по карману. Оставался сказочный град Аргонск, где при дворе служить было одно удовольствие, но денег на такую службу было нужно тоже немало. Можно было служить в легионах, но Кайль не обладал нужным здоровьем, либо…

На дальних берегах далекой южной Пелегвенеи Аргония захватила изрядный кусок земель, названный Новой Аргонией. Там, среди болот и хвойных лесов добывалась нефть. Редкий для Шебрании минерал был просто необходим для Канефлянской империи в виде бензина, соляры и мазута. Канефляне упорно не хотели переходить на электромобили и закупали нефть и ее производные за бешеные деньги. В столице Новой Аргонии, Новых Кулачках, образовалась даже биржа, на которой торговали нефтеносными участками, буровыми, работающими качалками и добытой нефтью. На берегах Новой Аргонии было построено семь огромных нефтехранилищ, откуда забирали нефть и бензин иностранные танкеры (сами аргонцы перевозкой нефти практически не занимались). Деньги в Новых Кулачках крутились бешеные. Приехавшие голодранцы становились нефтяными магнатами, а толстосумы, скупающие участки десятками, превращались в нищих. Городок, сначала построенный из кедровых бревен, превращался в сказочный град на берегу холодного океана.

Пронесся слух – в речках и распадках южной части Новой Аргонии найдено самородное золото. Началась золотая лихорадка. У семьи Декардонов оставалось тысяч шестнадцать интелов (аргонской валюты), и они решили отправить Кайля на другой конец света, в Новую Аргонию, с надеждой, что ему, с его способностями, там повезет. Мать поплакала немного, отец вручил Кайлю пятнадцать тысяч интелов на билет до Кулачек и покупку нефтеносных участков и благословил на поездку. Его старенький «техноложик» навряд ли выдержал бы путь из Эстэзии до Порт-Аргонска, и поэтому отец Делий довез сына только до широкой бетонной трассы, ведущей из канефлянской Шебрены до Аргонска. Трасса была в основном предназначена для перевозок грузов на титанически огромных грузовиках – кармэнах. Такая фура перевозила сразу многие десятки тонн груза и передвигалась со скоростью до двухсот километров в час (а железных дорог в Шебрании не было вообще, разве что какие-то узкоколейки в рудниках и шахтах). На этой трассе старый миссионер-священник и высадил сына, дав ему денег и билет во взрослую самостоятельную жизнь.

Кайль, отягощенный рюкзаком и небольшим чемоданчиком с вещами, недолго простоял на обочине – рядом притормозил гигантский рефрижератор с ярко-белым кузовом, разрисованным изображениями мясопродуктов и надписями на канефлянском языке. Громоподобный голос из динамика обратился к Кайлю.

– Куда путь держите, милейший?

– В Порт-Аргонск.

– Нам по пути, залезайте.

В кабину, расположенную на высоте двухэтажного дома, Кайля поднял лифт – подъемник. Он очутился в большой кабине. Перед приборными досками и дублирующими рулями восседали трое водителей монстра. Один из них обернулся и указал Кайлю на кресло, стоящее возле левого окна. Кайль поблагодарил водилу и присел, сняв рюкзачок и поставив рядом с собой чемодан. В огромной кабине было столько места, что можно было разместить человек двадцать. Сзади находилась комната отдыха, где в данное время спала вторая смена пилотов этого дорожного монстра.

– До Аргонска – сотня интелов, – обернулся средний водитель.

Кайль кивнул и достал из кармана жилетки розовую купюру с панорамой Аргонска. Купюра перешла в огромную лапу водителя и кармэн практически бесшумно тронулся, разгоняемый электромоторами. Под полом кабины находился агрегатный отсек, в котором находился мощный цирколиновый реактор и аккумуляторы, дающие энергию моторам этого гиганта и замораживающие холодильник кузова.

Из левого окна открывался широкий панорамный вид на пограничную с Канефлянской Империей реку – Дувадыню. Река была судоходна. Землечерпалки прокопали в ней два фарватера – вдоль левого берега, по которому шли канефлянские корабли и под высоким правым берегом, по которому шли корабли аргонские. Середина широкой реки была минирована, как канефлянами, так и аргонцами, так что без риска корабли пересечь водную границу не могли. Туда-сюда сновали легкие пограничные катера, отлавливающие лодки контрабандистов, которые по причине малой осадки не боялись мин.

Хайвей, проходящий вдоль Дувадыни, был прямой, как стрела – огромные кармэны трудно было водить по дорогам, имеющим изгибы и повороты. Вокруг простирались индустриальные пригороды Аргонска и Карферка – целые ряды домн, дымящие трубы, переплетение труб и цистерн химических заводов. Сейчас сюда гнали бетонную трассу из гористого Хай-Аргона, где добывалась лучшая в Аргонии руда. Кармэн, несмотря на свои циклопические размеры, летел по прямой как стрела трассе на огромной скорости. За время поездки от Эстэзии до Аргонска шоферы успели смениться лишь один раз.

Кайль начал смотреть через лобовое стекло вперед, туда, где в предутренней дымке вырисовывалась сказочная панорама аргонской столицы. Средневековый центр города с королевским дворцом, храмами и домами знати, сказку наяву, окружало широкое кольцо высоток из разноцветного стекла, стали и алюминия. В городе проживало пять миллионов человек, и он считался вторым по величине после Стеллурии.

Но все это сказочное великолепие Аргонской столицы пронеслось мимо Кайля Декардона. Кармэн ехал по круговой дороге вокруг города, изрядно сбавив скорость – ведь вокруг него был целый поток машин. Тут впервые Кайль увидел скользящие над дорогой на антигравитационных подушках технокары – эти летающие автомобили, пока предмет роскоши, скоро вытеснят в Аргонии, Кар-Скандаре, Ивере и Кафее все другие легковые средства передвижения. Пока технокары выпускались одним концерном «Мегатроник», и на одном из них, собранном вручную «Мегатроник-Адмирале», ездила и королевская чета.

Правда, военные быстро переняли и выкупили у «Мегатроника» секрет антигравитационной подушки, и в глубинах военного министерства возник проект сухопутных боевых кораблей и летающих десантных платформ, которые вскорости будут применяться аргонцами повсеместно и с большой эффективностью. Топливом для реакторов таких машин был уже не устойчивый и малорадиоактивный цирколин, а кипящие энергией кристаллы хермисплюра – самого мощного ядерного топлива, известного в Аргонии. Канефляне в бессильной ярости пытались повторить антигравы на основе своего собственного топлива – энергона.

Кармэн остановился у огромного пакгауза, сделанного из рифленого железа. Две огромные машины разгружали роботами-погрузчиками.

– Все, приехали, – сказал сидящий за центральным рулевым управлением водитель. – Дальше мы едем в торговый порт, погрузимся в кармэновоз и поплывем в Новерланд, в Анигму-Даниэлу. Тебе ведь явно с нами не по пути?

Кайль согласно кивнул головой, пожал руки водителям и спустился на лифте на грешную землю Порт-Аргонска.

Вокруг, сколько хватало глаз, высились кирпичные, деревянные и железные пакгаузы, разгружались и погружались машины всех размеров – от полуторатонных пикапов до кармэнов. В стороне северо-востока возвышались скребущие небо высотки Аргонска, к западу на доках и эллингах стучали пневматические молотки – здесь строили аргонский транспортный и пассажирский флот. У причалов стояли под погрузкой океанские корабли. Гигантские краны погружали на них грузы, некоторые открывали двери на корме, и прямо внутрь кораблей въезжали груженые машины.

Кайлю был нужен пассажирский порт. Он поинтересовался у грузчиков, как попасть к морскому вокзалу, и те указали ему на север. Больше часа Кайль шел мимо огромных складов, снующих погрузчиков и подъезжающих машин. Он преодолел ворота в толстой кирпичной стене и оказался в другом мире – по дорожкам и тротуарам мимо разбитых здесь парков и газонов сновали люди с ручной кладью. За некоторыми из них, чей багаж был слишком велик, носильщики везли его на специальных тележках.

Оглядевшись, Кайль увидел здание морского вокзала, со шпилями и башенками, построенное иверийцами в их любимом стиле – технотике. Туда он и утвердил свой шаг. Огромная площадь перед морским вокзалом была полна электромобилей и технокаров. Встречающие, провожающие – вся эта разношерстная толпа преграждала путь к вокзальным порталам. Еле протиснувшись через людей, машины и чемоданы, Кайль прошел к автоматически открывающимся стеклянным дверям вокзала. Внутри, в мозаичном великолепии залов, стояли к кассам нескончаемые очереди, в воздухе витал запах пота, курева и парфюмерии.

У входа Декардона встретил услужливый клерк-помощник.

– Вам куда, милостивый государь?

Кайль почесал пальцем голову под шевелюрой.

– В Новую Аргонию, Кулачки.

Клерк нажал пальцем на низ огромного экрана, поводил стилом, и перед юношей возник план первого этажа вокзала. Красная стрелка указывала на кассу №26, где продавались требуемые ему билеты.

Посмотрев в сторону кассы, Кайль увидел такой длинный хвост очереди, что его передернуло.

– А нельзя ли купить билет в обход очереди? Ну, скажем подороже?

Клерк пожал плечами.

– Конечно. Билет на левиафан «Донна Вета», стоит полтысячи интелов. Ну еще триста сверху и я через пять минут принесу его вам. Кайль отсчитал восемь сотен единиц аргонской валюты и протянул в узкую потную руку клерка-помощника. Тот с полупоклоном исчез и действительно вернулся всего минут через семь. В его руке блестел синевой и золотым стилизованием якорей билет до самой дальней и холодной аргонской колонии. Кайль поблагодарил клерка и покинул уютное и по-своему прекрасное здание вокзала.

Рассматривая билет, Декардон удивился – ни номера каюты, ни чего-то подобного на нем проставлено не было. На улице счастливых обладателей билетов в заморские колонии ожидали автобусы. Кайль подошел к открытой, тентованной машине, на борту которой красной краской было выведено «Донна Вета». Он показал билет контролеру и плюхнулся на жесткое сиденье. Рядом с ним сидел парень его лет, может быть чуть постарше, который тут же протянул ему руку.

– Горден Фелис. Ты за нефтью или за золотом?

– Кайль Декардон, – в ответ представился Кайль и пожал крепкую протянутую руку. – Хочу купить пару нефтеносных участков и начать разработку.

– У меня такие же планы. Участки, расположенные вглуби континента, стоят копейки, но там быстро можно схлопотать пулю промеж глаз.

– Пулю? – удивился Декардон, – что, нефтедобытчики стреляют друг в друга?