Александр Валерьевич Волков
Право сильного

Право сильного
Александр Валерьевич Волков

Могущественная корпорация, мелкая Частная военная компания, и военно-космическая полиция. Три стороны сталкиваются в жестоком противостоянии, погружаясь в сети интриг, и не останавливаясь ни перед чем в достижении своих целей. В ходе жестокой войны полицейские и наемники понимают, что в их руках не только личностное благополучие, но и спасение целой Вселенной.... А так же возможность ею завладеть.

Глава 1.

Тревожный красный свет заливал пассажирский салон космического корабля. Корабль терпел крушение на орбите неизвестной планеты, которая притягивала его гравитацией. Планета одиноко дрейфовала сквозь черноту космоса, и была погружена во мрак, что делало экстренную посадку еще более страшной и непредсказуемой. Выл резкий сигнал тревоги, заставлявший пассажиров вжиматься в кресла, и дрожать от страха. Эйден вцепился в подлокотники, стиснув зубы и стараясь не кричать, но вот остальные пассажиры себя не сдерживали. Они кричали, плакали, и громко читали молитвы, надеясь, что им удастся пережить посадку.

Чем ближе корабль становился к поверхности планеты, тем сильнее тянула гравитация, разгоняя и без того разогнанную до огромных скоростей посудину. Корабль вошел в плотные слоя атмосферы под крутым углом, и вспыхнул, как факел, оставляя за собой огненный след. Пилот рефлекторно рвал на себя штурвал, стремясь выйти из пике, но это ни к чему не приводило. Он понимал, что такими темпами корабль воткнется в планету на полном ходу, и никому не удастся выжить.

– Всем приготовиться к резкому торможению! – проговорил динамик в пассажирском салоне голосом пилота.

Вскоре судно перестало пылать, и его обдало набегающим потоком воздуха, охлаждавшим раскаленный корпус. Пилот совершенно ничего не мог разглядеть, и полагался лишь на показания приборов, составивших трехмерную модель поверхности планеты. По земле были рассеяны пики скал, имевшие неестественно ровные очертания, и больше напоминавшие огромные острые обелиски.

Пилот мазнул пальцем по панели управления, и на корабле выдвинулся ряд тормозных панелей, несколько из которых тут же оторвало мощным воздушным течением. Пассажиров в салоне резко рвануло вперед. Грудь Эйдена сдавил ремень безопасности, а пистолет, находившийся под пиджаком, едва не врезался в ребра. Некоторых пассажиров сорвало с кресел инерцией, и жестко впечатало в стену. Люди с хрустом ломали кости и разбивались, получая травмы разной степени тяжести.

Пилот активировал систему аэродинамического управления, корабль медленно выдвинул крылья, и воздух тут же подхватил его, позволяя судну маневрировать. Пилот тянул штурвал, и плавно выравнивал положение корабля. Судно стало принимать горизонтальное положение.

На обзорное окно вывелась трехмерная модель поверхности, и пилот с ужасом увидел, что они едва избежали столкновения. Высота была довольно маленькой. Корабль несся навстречу скалам, и пилот начал маневрировать, облетая их, и избегая столкновений.

– Угроза столкновения! Угроза столкновения! – повторяла система механическим голосом, перекрикивая сигнал тревоги.

– Да знаю я! – с гневом крикнул пилот. – Заткнись! Закрой рот!

Пилот тыкал пальцами в панель управления, сбавляя тягу, и как только маршевые двигатели отключились, судно начало замедляться. Пилот осознавал, что сейчас открывать парашюты нельзя, но приземление с такой высоты, в таких условиях, и на такой скорости убьет пассажиров быстрее. Не имея другого выбора, он активировал парашюты, и несколько огромных парашютных куполов раскрылись.

Один из них тут же оторвало, унеся в темноту, а остальные стали цепляться за воздух, забирая скорость. Эйдена опять рвануло вперед, и в этот раз с такой силой, что грудные мышцы пронзило вспышкой боли. Ремни безопасности у некоторых пассажиров не выдержали, порвались, и пассажиры повалились на пол с криками.

Корабль терял высоту, скорость стремительно падала, но все еще была слишком велика для мягкой посадки. Вскоре судно рухнуло брюхом на поверхность, резко подскочило, а затем стало скользить по земле, оставляя за собой огромную борозду. Корпус стало рвать в клочья. От него отрывало надстройки, с него сдирало обшивку, и на нем появлялись дыры. Его подбрасывало на кочках и жестко трусило, что не давало людям внутри расслабиться.

Пассажирский салон заполнился криками. Пассажиров швыряло из стороны в сторону. Они разбивали головы, ломали кости, и получали серьезные травмы, несовместимые с жизнью. С полок сыпались тяжелые чемоданы с вещами, метавшиеся по салону, и зашибавшие всех без разбора. Эйден чувствовал сильнейшую тяжесть в животе, и казалось, что в кишки словно бросили пудовую гирю. Сердце Эйдена сжималось от страха и предчувствия скорой гибели, мускулы сводило напряжением, а в висках стучала разгоняемая давлением кровь.

Вдруг от стены оторвало огромный кусок, салон резко разгерметизировался, и в дыру утянуло несколько кресел. Похолодало. Пассажиров стало вытягивать наружу, и они цеплялись за щели в полу, но это помогало ненадолго. Тяжелые чемоданы сносили пассажиров, и вылетали вместе с ними за борт, не оставляя им шанса на выживание.

К счастью, скоро корабль остановился около скалы, и тряска закончилась. Эйден тяжело дышал, пытаясь освободиться из захвата ремня, но у него ничего не получалось. Свет моргал из-за перепадов напряжения, в салоне завывал ветер, сквозивший через дыры, и из поврежденной проводки на потолке летели искры.

– Вам помочь?! – Мартин, на чьи пухлые щеки и мятый пиджак падал свет, обратился к Эйдену.

– Д-да, да! – заикнулся Эйден, все еще не придя в себя, и задыхаясь. Ремень сдавливал грудь подобно удаву, затрудняя дыхание. – Пожалуйста!

Мартин доковылял до Эйдена хромая, и, вынув из кармана перочинный нож, разрезал ремень.

– Вот! Пожалуйста!

Эйден рухнул на четвереньки, чувствуя тошноту и сильное головокружение.

– Спасибо вам! – сказал Эйден, восстанавливая дыхание, и глядя на Мартина. – Спасибо!

– Пожалуйста! Вы еще молодой предприниматель, – улыбнулся Мартин. – Вам рано умирать.

– Да, – усмехнулся Эйден, – есть такое. Спасибо вам еще раз.

Мартин помог Эйдену встать, и оглядел с ног до головы.

– Вроде целый… Меня зовут Мартин Лонг, – представился он, – основатель корпорации «Лимбрэнд».

– Эйден… – представился Эйден одним именем. – Малая рудно добывающая компания «Эйден компани». Может, слышали, может, нет…

Мартин задумчиво нахмурился, а затем пожал плечами, ответил:

– Теперь услышал.

– Пилот мертв! – крикнул кто-то в салоне. – Но он успел отправить сигнал бедствия! Черт… Я совершенно не разбираясь в кораблях! Среди нас есть пилоты?! Кто тут знает, как и что?

– Есть пилоты?! – крикнул Мартин, оглядев выживших пассажиров, собиравшихся с силами и мыслями.

Никто не ответил. Отделавшиеся синяками люди испуганно глядели по сторонам, и не могли поверить тому, что выжили. Стонали раненые, которым никто, кроме пилота, не мог оказать квалифицированной первой помощи. Стены были покрыты кровью, а на полу валялись трупы тех, кто не дожил до остановки. Многие накидывали теплые куртки. На самом деле для планеты без звезды Неизвестная планета была довольно теплой.

– Хреново, – заключил Мартин, криво ухмыльнувшись. – Ладно, надо осмотреться.

Мартин достал из чемодана пару мощных фонарей, и один из них вручил Эйдену.

– Пошли. Глянем, куда мы сели, и что тут есть… Как тут можно выжить. Черт. Надо было заниматься физкультурой в школе, – хохотнул Мартин. – Вдруг тут есть хищники?

Они включили фонари, и вышли под открытое небо, шагнув на жесткую поверхность. Скользнув по земле фонарем, Эйден увидел, что она совершенно черна, и едва отражала свет. Ведя луч дальше, он выхватил из темноты крохотную остроконечную башенку, покрытую загадочными символами.

– Ого, – удивился Эйден, и направился к ней.

Мартин неуверенно шагал следом, нервно приговаривая: «Я бы не стал», «Давай лучше не трогать эту штуку». Но Эйден не слушал. Он впервые сталкивался с чем-то подобным, и сгорал от любопытства, желая изучить неизведанное. Подойдя к башенке, он коснулся ее. На ощупь она оказалась гладкой и приятной. Провел ладонью по выпуклым символам, и улыбнулся, чувствуя странный прилив энтузиазма. Эйден осветил гладкий участок скалы, на которой виднелся символ такой же, как и на башенке, только больших размеров.

– Врубите прожектора! – крикнул Эйден.

– Врубите прожектора! – кричал Мартин, направляясь к кораблю, и размахивая руками. – Мы что-то нашли!

Кому-то удалось немного разобраться в системах управления кораблем, и включить бортовые прожекторы, лучи которых сошлись на найденном Эйденом объекте. Это была огромная скала, и освещения хватало лишь на то, чтобы осветить крохотную часть ее основания. У скалы была гладкая поверхность, покрытая загадочными крупными символами, причем явно неземного происхождения.

– Вот это да, – Мартин удивленно вскинул брови. Лучи прожекторов скользили по поверхности, и освещали острые искривленные башни, покрытые символами на один манер. – Это чья-то шутка? Или розыгрыш?

– Размером с планету? – ухмыльнулся Эйден. – Нет. Это продукт творческой деятельности, и, мне кажется, люди тут ни при чем.

– Ты думаешь? – удивленно спросил Мартин, скрестив руки на груди, и наблюдая за башенками, попадающими в свет. – Ты представляешь, сколько бабла можно заработать лишь на факте этой находки?

– Представляю, – кивнул Эйден.

– Пошли, поделимся с новостью остальными, – Мартин собрался идти, но вдруг задумался, и сказал: – Слушай, вообще странная планета. Очень странная.

– Чем?

– Ну, ты жив. Хотя бы этим. Мы тут без скафандров. Температура оптимальная, и атмосфера есть. Понимаешь, чтобы на планете была возможна жизнь, планета должна быть в звездной системе, и планета должна находиться в обитаемой зоне, в которой установлен нормальный для органики температурный режим.