Маргарита Андреевна Агошкова
Печатник


– Рокси, тащи задницу сюда! Твой бывший если сдохнет, то не от потери крови, а вместе с нами в желудке этих тварей!

Она просила всеми силами давить на повязку, чему я обрадовался. Было приятно увидеть в тревоге глаз прежнюю Роксану. Теперь нельзя было сдохнуть вот так. Рука потянулась к шее и ощутила узелки ниток и сочащуюся кровь.

Яши обстреливал стаю до тех пор, пора напарница не подала странное светящееся ружье с тремя стволами, что крутились после каждого выстрела. Пуль не было видно, но бошки тварей разлетались, как водные бомбочки.

Рокси развернула крылья лука и нажала на какую-то кнопку – в колчане засветились перья стрел.

– Только не его! Возьми ружье!

Девушка выстрелила и прилично промазала. Но пролетающая мимо ящериц стрела взорвалась по команде кнопки на луке. Амазонка победоносно улыбнулась напарнику. Хоть и удалось убить не так много, но скользкие ящеры отступили. Яши отобрал лук и колчан и заворчал, что лук неисправен и мог взорваться в руках Рокси. От этих причитаний девушка растаяла и потянулась к ворчливому монстру. Помню тошноту и вырвавшийся звук из своей глотки и темноту.

Глава 3. Единственный в своем роде

Послышался скрипящий скрежет – открылась дверь. Я понял, что лежу на кровати, и почувствовал запах травяного чая. Кто-то присел рядом со мной. К шее прикоснулось холодное лезвие.

– Я знаю, что ты не спишь, – она разрезала повязку и осмотрела рану матерым взглядом. Никогда не подумал, что она разбирается в таких вещах. Помнится, на кровожадных сценах в киношке Роксана отворачивалась.

Теперь я уверен, что это не из-за страха, а из-за надменности. Наверняка она лучше знает траекторию выбитых из тела кишок и звук хруста костей. – Шов в порядке. Потерпи – обработаю.

Не знаю, зачем, но я прикоснулся к запястью девушки. Я едва разлепил глаза. К векам будто подвязали груз.

– Расскажи, что, мать твою, здесь происходит? Кто ты, кто он и какого хрена меня втянули?

– Я не могу ничего рассказать. Попадем на базу, а там посмотрим.

– Совсем ничего? Ни единого слова? Ты не была такой жестокой. Конечно, кроме того случая, когда пыталась сбежать. Ты встречаешься с этим одноглазым кузнечиком? Ты тоже чудовище?

Девушка вонзила в меня взор и вогнала в недоумение. Она виновата, почему я чувствую себя так, словно проболтал тайну, которую обязался унести в могилу? Следующие мои вопросы были парированы молчанием.

Разговор не задался. Пока она быстрыми, отрывистыми движениями обрабатывала шов смоченным тампоном, я воспользовался моментом и посмотрел на полуобнаженную грудь. Наверняка содранные пуговицы темной рубашки – исход борьбы с вредителями, решил я. Перед глазами вспыхнула картина боя, из-за которого взор сам поднялся на потолок. Видимо, сработал инстинкт самосохранения. Рокси заклеила шею.

– Эй, полегче! Ослабь, – прохрипел я.

– Не болтай слишком много, иначе без башки останешься.

Я понял, что задел за живое. Проблема в том, когда именно? Она действительно чудовище? Или обиделась за то, что я обозвал бойфренда? Проводив девушку взглядом, мне тоже захотелось пройтись. Однако сил хватило только до обросшего растениями порога комнаты. Пришлось рухнуться обратно на кровать.

Двери раздвинулись в стороны, давая дорогу калеке. И кто бы мог подумать, что из-за царапины на шее будет столько проблем?

– Наш мальчик проснулся? – раздался голос Рокси. – Поднимайся наверх. Лифт справа.

– Хватит мной командовать!

– А раньше тебе нравилось. Хочешь, можешь оставаться в каморке. Я разрешаю, – она ушла с виду, и моя кровь закипела. Проковыляв до лифта со стеклянными стенами и полом, внутри защекотал страх. Находиться внутри такой коробки? Да ну на фиг! Собрав волю в кулак, я все-таки зашел и не увидел ни одной кнопки! Двери захлопнулись, короб засветился рождественской гирляндой и тронулся наверх.

– Не хватает только музыки, – я прислонился к одной из прозрачных стен из-за слабости. Будь силы, я бы простоял в одной позе и не дышал, но увы. Смотря на гирлянды, мне припомнился Пес. Звезды нас свели на улице: он выписался после очередной травмы, а я переживал вторую в жизни ссору с Роксаной. Мне так хотелось выпить, но вместо этого скинулся с Псом и купил приставку – вот что роднит людей. Отличный отпуск вышел.

Казалось, что лифт двигался вечность. Наконец-то он остановился. Я вышел из прозрачной кабины и увидел рядом с бывшей одноглазого кузнечика. Он вертел в руках сломанные очки и выглядел потрепанным.

Всеми силами я пытался не выдать злорадство, что испытывал. Но Рокси ужалила осуждающим взглядом и кивнула в сторону окон. Любой дурак бы заметил, но куда мне?

– Только не говорите, что это огромное здание – машина.

– Это военный танкер.

– Но мы же не на воде.

– Плюс к наблюдательности.

Я заткнулся и уставился в лобовое стекло машины. Деревья джунглей обычной величины имели неимоверные придатки. Крупные листья и толстые канатные лианы казались живыми. Они прилипали к лобовому стеклу, пытаясь как-то зацепиться, разбить или вытолкнуть. Гигантский лист припал к стеклу и полностью закрыл обзор. Рокси нажала на кнопку, и препятствие растворилось распыленной жидкостью.

– Это планета Баркай. Планета пустыни и камней. Она попала под горячую волну взрыва соседней планеты – Зеленого гиганта. Эти растения – его потомки.

– Ничего не понял.

– Зеленого гиганта взорвали, и семена разлетелись на соседние планеты, включая Баркай. Растения прижились, но природа их изменилась. Стали поглощать воздух и вырабатывать яд. Инородная флора вытеснила всю жизнь во всей системе планет этой галактики. В живых никого не осталось за исключением… – она кивнула в сторону сидящего в стороне. – Нам надо быть начеку. Стоит впустить сюда кубометр воздуха снаружи, запустится цепная реакция.

Я посмотрел на Яши. Во мне боролись любопытство и стыд. В любом случае мне казалось глупостью начать разговор. И тем не менее…

Парень сидел на железной платформе, давясь тщетными попытками вставить стекло при помощи ножа. Он даже не вздрогнул, когда увидел перед собой маленькую отверточку. Яши взял инструмент и принялся за дело.

– Нет, ты не разбираешься в механике.

– Наверное, вы знаете обо мне даже предпочтение трусов?

– В розочку.

– Смешно.

– Тебе в школе часто ломали очки. Наверное, и зад часто надирали?

– Бывало, – пожал я плечами. Это была излишняя скромность, мой зад часто страдал. – Извини, что я пошутил про ящерицу. Это было жестоко. Мне рассказала Роксана про то, что эта планета…

– Моим выбором было покинуть родину еще до разрушения. Честно признать, я жалею.

– Жалеешь, что выжил?

Яши улыбнулся краем рта, надел очки и поднялся с коробки с таким видом, будто вот-вот врежет ногой с разворота. Судя по тому, как он прыгает это для него это что в носу поковырять. Однако Яши протянул пистолет.

– Здесь еще осталось отбившихся от стаи парочка тварей. Умеешь пользоваться?

– После покупки новых очков я первым делом шел в тир. Мне по духу винтовка.

– Здесь не уточки плавают. И уж точно не на расстоянии пяти метров – он кивнул в сторону раскачивающейся железной доски.

Мои пальцы давно не ощущали курок. Я закрыл один глаз, прицелился.

Бам!