Маргарита Андреевна Агошкова
Печатник


Тачку снова дернуло в сторону. На карте мы находились напротив двух красных точек, но я ничего не видел. Девушка отстегнулась и пододвинулась вперед. Взглянув в зеркало заднего вида, я увидел вспотевший лоб водителя в черных очках и ужас в глазах бывшей.

– Что там такое, черт подери! – не выдержал я, как учуял смрад тухлых яиц, ворвавшийся в салон. Окно со стороны Рокси разлетелось вдребезги, а в крыше тачки появилась дыра. На дорогом салоне появились разрывные полосы. Водитель поддал газу и одной рукой прострелил крышу несколько раз. Раздался страшный мученический писк. Тем временем Роксана одну руку держала впереди, а локтем другой нажала на крышку потайного ящика с оружием и выстрелила вперед дважды. С каждым разом на ее лице из ниоткуда брызгала зеленая жидкость. Я смотрел с открытым ртом не в силах пошевелиться. Мы снова прибавили газу.

– Только из химчистки!

– Гони ради Бога!

В мое крыло что-то вмялось. Нас отбросило к стене. Бампер потерся об здание, расплескивая искры в разные стороны. Водитель вырулил, и мы снова встали на дорогу. Я поднял глаза. Сам не заметил, как спрятал голову в руках. Наверное, выглядел жалким.

Наконец-то мы вышли на перекресток, где прямо посередине стоял пятитонник с открытым задом. Мы скрылись внутри, но почему-то продолжили движение.

– Все живы? – водитель поправил очки и включил легкую фоновую музыку.

Рокси отстегнулась и переключила экран на камеру перекрестка. Крышка пятитонника стояла с закрытым багажником, как беднягу смяло с разных сторон, как фантик. А затем что-то начало разрывать машину с разных сторон. Будто стая бродячих гигантских невидимых волков накинулась на корову. Амазонка посмотрела на мою офигевшую рожу.

Машина двигалась по изредка расчерченному фонарным светом туннелю и остановилась у огромных железных ворот с женским силуэтом и щитом. Мы пересекли границу и припарковали машину у стены. Мы выбрались через передние сиденья, и я в очередной раз остолбенел.

Потолка не было видно. Сквозь обилие прозрачных экранов, стекла и железа поросли тропические растения. Вокруг яркие цветы и лианы. Только животных не хватало для полной картины.

– Куда ты нас перенес, Желток? Я запрашивала центральную базу! Нет, мы не там, сам смотри, – она выставила ладонь вперед. Откуда-то повалил залп сожалений. Я ничего не понимал. Роксана не держала в руках трубку.

Неужели снова кто-то невидимый? Девушка отошла в сторону и продолжила вести диалог. Водитель выдохнул и снял очки. Меня охватил ужас. У него вместо глаз была какая-то круглая штука, похожая на объектив камеры. Водитель осмотрелся с неимоверной быстротой, заметил мое побледневшее лицо, и надел очки. Затем присел, как для забега перед стартом, и прыгнул до второго этажа другого конца зала.

Как хорошо, что его коленки не прогнулись назад, как у кузнечика. Не хотел бы я это увидеть. Зато мои коленки вот-вот переломятся – столько раз я устраивал им центрифугу страха. На сей раз я закричал от неверия тому, что происходит. Роксана прервала разговор и подошла ко мне с невозмутимым видом.

– Успокойся! Спокойно, Арс!

– Какого хрена! Ты видела, что сделал этот тип?! Объясни, что, черт возьми, происходит!

– Где Яши?

– Оно там, – я кивнул на ту сторону зала.

– Он матерый ко всем партачам Желтка. Должно быть, пробует завести эту колымагу. Достань сумки из зада и дуй за мной.

Не успел я и двух слов связать, как капитанша направилась к лестнице. Обернувшись, я вздрогнул и бросил трехэтажный мат. На багажнике лежало что-то отдаленно напоминающее клеща, только с большим количеством лап и большими челюстями.

Багажник, естественно, был заперт. Я сел вперед, но не испугался управления. Худо-бедно я представлял, как завести машину. Но не знал, куда тыкать, чтобы открыть багажник. Я включил музыку, кино, стеклоочиститель и сирену. Машина даже предложил бокал мартини, и мое терпение лопнуло.

Я захлопнул дверь, завел и газанул назад до самой стены. Однако багажник помялся не так, как хотелось. Даже пальца не протиснуть. Внезапно тачка мигнула, и задник отворился. Я нагрузился непосильной ношей и побрел к лестнице.

Роксана поставила сумку рядом с Яши. Мое тяжелое дыхание не стояло рядом с безупречной тишиной. Мы стояли за спиной взламывающего центральный компьютер.

– Зачем заставила мальчика тяжести таскать? Дышит, как затасканная кобыла.

– Он и после секса так дышит. Ничего, скоро придет в норму. Иди покури, милый. Ты был на высоте.

Я залился краской, но парировать не было сил.

– Может, объясните, что происходит? Я вам не мальчик и должен знать!

– Да-да, ты теперь мужчина.

Яши натянул улыбку. Меня сквозило от злости из-за того, что со мной не считались. Одно я понял наверняка: от моей Роксаны в этой амазонке не осталось и следа. А может, ее никогда и не было? Стало не по себе от этих мыслей. Лишь бы это был кошмар, умоляю!

Экран замигал зеленым – все получилось. Вокруг все задребезжало – включились остальные экраны. Где-то включилась вентиляция, заставив листья джунглей заколыхаться. Яши зацыкал, видимо, что-то пошло не так.

– Где?

– Во втором секторе что-то застряло. Надо прочистить.

– Живое?

Яши повернулся ко мне. Намек понят, но не одобрен. Очкарик присел к одной из сумок и начал рыскать. Амазонка достала из кармана какой-то шнур, подключилась к панели и тоже озадачилась.

– Вот, – водитель подал мне какую-то железяку и выдвинул прозрачный экран с очередной картой. – Пройдешь и вытолкнешь дрянь отсюда. Все понял? Не заблудишься?

– В этой чудо-сумке есть оружие?

– Умоляю, тут все померло давно.

– А растения?

– Они не живые. Вернее, здесь не соблюден жизненные цикл, как на земле: растения – кислород – углерод. Так что не парься – ни одной живой души.

– Может, кто-нибудь из вас составит мне компанию?

Рокси высокомерно хмыкнула. Мне хватило, чтобы пойти туда, куда совсем не хотелось.

Двигаясь семимильными шагами в кромешной тьме, моя карта мелькала узорами из-за трясущихся рук. Пусть мне обещали, что невозможно никого встретить, звуки исходили такие, будто я уже двигаюсь по пищеводу какого-то монстра. Странно, я уже должен был наткнуться на мусор. Решил пройти дальше – тоже чисто. На карте красная точка, что якобы обозначала «засор», загорелась зеленым. До меня дошло, что это обозначение какой-то поломки.

– Вот сволочь! – осмелился я и тут же притих, услышав звуки маленьких шажков. По стене кто-то шел в мою сторону. Это была ящерка приличного размера. Я взял ее с собой и побрел обратно бодрым шагом.

У главного компьютера напарники ругались из-за меня. Яши уверял, что со мной ничего не случится, зато он не будет держать зла за тачку. Рокси перечисляла мне не самые лестные качества, но все равно волновалась за меня. Это порадовало.

– Твоя колымага и так еле дышала! – она отдернула от него руку, увидела живого меня и гордо отвернулась. Лучше бы она бросилась ко мне в объятия.

– Прочистил и родственника Яши нашел, – я показал пресмыкающегося, как оказался под прицелом соперника. Водитель выстрелил, но чудо помогло мне увернуться. Очкарик удивился моей реакции и навел оружие на меня во второй раз.

– Скинь эту дрянь!

– Вот еще! В отличие от вас… – я не успел закончить, как пасть ящера впилась мне в шею, обвивая растущим хвостом. На этот раз Яши не промахнулся. Мозг с кровью маленькой твари размазался по моему лицу. В глазах появился туман, стало тяжело дышать.

– Болван, – бросил он, убирая оружие назад. – Как ты могла с таким быть?

Девушка бросилась к аптечке и подошла зашить мне шею! Кровь лилась как из ведра, я решил, что мне крышка…

В ушах звенело. Открывая и закрывая глаза, я улавливал какие-то отрезки времени. Вот Рокси сидит передо мной, а теперь – Яши. Он услышал какой-то шум – сверху повалили ящерицы в десять раз больше той, что укусила меня за шею. Стая вырвала люк из стены, выбежала из вентиляции и расползлась в разные стороны. Из-за зеленого цвета они слились с растениями и на какое-то время замерли. Затем начали отталкиваться от стен и прыгать в сторону Яши, раскрывая пасти и брызгаясь кислотой. Я не осознавал, насколько мне повезло встретить детеныша этих тварей.