Маргарита Андреевна Агошкова
Печатник

Печатник
Маргарита Андреевна Агошкова

Жизнь Арса изменилась в корне, когда он узнал, что самые близкие для него люди – иноземные существа. Поднявшийся занавес коснулся и его самого. Арс оказался хранителем печати Млечного пути и по глупости своей совершил непростительную ошибку. Однако секретная межгалактическая организация не покарала неотесанного новичка, а решила использовать как наживку для предотвращения вселенской угрозы. Вот только Арсу эта идея совсем не понравилась.

Биография:

Глава 1. Цель – выжить

Кажется, вчера было не до простуды. Слякоть под головой, запах мокрой земли и деревьев. Я сухой наполовину и наполовину раздет.

– Нет, ну вы только посмотрите! Распустились!

Без обуви, в порванной одежде и разбитой губой, я посмотрел на возмущенную бабку, с пышными формами в ярко-красном платье в цветочек, она походила на матрешку. Клянусь, ответил бы матом, если не пятилетний цыпленок, что хлопал любопытными глазами за юбкой ворчливой старухи.

– Везде алкаши! А детей спрятать негде! Смотри, сынок, с кем разговаривать нельзя, – матрешка тыкала в меня жирной указательной сосиской. Однако два небесных огонька изучали меня без надменности. Щенка пока не приручили собирать всех под одну гребенку презрения. Ничего. Это вопрос времени. – Страшно выйти на улицу! Света дневного не видишь! Нет на вас управы! Плешь всю проели! Мир катится в ад! Сынок, что ты делаешь? Прекрати улыбаться дяде! Это плохой человек!

Выйдя из душа, я подошел к зеркалу – ну и рожа. Расквашенная физиономия походила на разваренную свеклу. Я убрал руки от лица и заметался по комнате в поисках вибрирующего телефона. Совсем забыл, что поставил его на зарядку, как пришел.

На мое «але» соседи застучали по трубам. Тоже думают, что я обкурыш. Ни одной недели не проходит без натравленных копов. Хоть бы раз спустились как люди и попросили тишины. Только и умеют, что лаять. Благо я снял квартиру только на месяц. Скорее бы свалить.

Пропущенный вызов от Пса. Затем сообщение: «Встретимся в центральном парке через час».

На Псе была белая футболка, горчичные джинсы и синие мокасины. Обычно на лицо вечно спадали волосы. Пес стеснялся шрама на носу, оставленного после аварии, но сейчас они блестели от воска. Видимо, походы к психологу пошли на пользу. Выслушав мою историю, он поднял уголок рта и поднял ко мне стальные наручные часы.

– Не время хвастаться! – я оттолкнул его запястье от своей рожи. – Ответь, мы оба пили или как?

– Ты бы не очнулся здесь, будь я с тобой. Кажется, ты твердо решился прошвырнуться под колесами и принял для храбрости.

– В ход пошла тяжелая артиллерия шуток. Умоляю, пощади, – с сарказмом бросил я.

– Не шутка это. Может, с Роксаной выпивал? Взболтнул лишнего и продолжил выпивать в одиночестве?

Я покраснел и отвернулся.

– Погоди. Вы что, уже в соре?

Роксана – возлюбленная со старшей школы. Наши отношения идеальные. Казалось бы, ссора между парой – пустяк. Но мы не воспринимали это как шалость бытия. Нам было важно вынести урок. Иначе говоря, мы ссоримся редко, но метко. Последняя ссора затянулась на три недели – рекорд. Пес снова меня выслушал и недовольно выдохнул.

Мы молчали минут десять. Затем я повернулся к другу, чтобы сменить тему, но обратил внимание на его проницательный взор в сторону леса. Пес словно присматривался или прислушивался к чему-то. Я посмотрел туда же, но увидел только покачивание позолоченных листьев парка. Вокруг – ни одного живого существа. Пес внезапно поднялся и скомандовал сесть в машину. Я не возразил.

Все улицы и заведения города: магазины, парки, стриптиз-бары – как на ладони. Спрашивается, я вообще работаю? Вроде бы да. Работа есть. Не то чтобы она мне не нравится… Я ее ненавижу. Но ловлю себя на мысли, что будет трудно снова подниматься по карьерной лестнице. Снова переживать эмоциональное «месиво». Потерплю здесь, пока есть силы. Потом уйду, как только найду место спокойнее. Так я решил. Если поразмыслить, место, где я работаю, не так уж и отвратно. Мой младший брат, например, работает на трех сменах и доволен. Он психолог и говорит, что ненависть – созданная иллюзия, которую следует заменить на противоположный полюс. Для этого нужно по утрам перед зеркалом повторять: «Люблю свою работу». Ну не полный ли бред?

– Да куда несешься, баран! – взорвался Пес, сигналя подрезавшей тачке. Он удивляет каждый день. Во-первых, приходит на встречу в новой одежде, словно Екатерина Вторая, притом зарабатывает меньше меня. Во-вторых, Пес – непредсказуемый. Ему подошел бы титул «пай-мальчик». В отличие от меня – любящего выпить и залипнуть в кинчик. Различие наших характеров бесит. Но если пораскинуть, мы стали друзьями не случайно.

Как уже было сказано, я снимаю квартиру на месяц, и если понравится – продлеваю до года. Ну так вот. Однажды Пес был соседом сверху. Из разряда тех, кто стучит по трубам. Впервые это случилось в три часа ночи. Он стучал минут десять, кто-то застучал в ответ. Перекличка прекратилась.

Затем раздался настолько пронзительный мужской крик, который меня напугал до мозга костей. До сих пор не понимаю, почему не вызвал копов? После затишья ко мне в дверь позвонили, отчего я испугался еще сильнее. Я на цыпочках подошел к двери и посмотрел в глазок. Там стоял Пес.

– Кто там?

– Это сосед сверху. С вами все в порядке? Слышали шум?

– Я… э-э… нет, я спал. Кто-то стучал? Не слышал ничего.

– Ну извините, – Пес начал спускаться по лестнице.

В моей голове все смешалось. Я был уверен, что шум из квартиры этого парня, почему он начал шастать и спрашивать про крик? Но я уже сказал, что спал и пожалел об этом.

На следующее утро мне было паршиво за трусость. На работу я отправился не в лучшем настроении. Когда я сел в машину такси и пробубнил, куда мне ехать, водитель не тронулся с места.

– Ну, чего стоишь! – рявкнул я на водителя, затем замолчал. Водитель сидел с перебинтованной головой. – О, извините, я не спал всю ночь… и… мне на…

– Никто не идеален.

Я почувствовал, как тысячи тонких игл пронзили меня насквозь и за нами потянулись нитки. Они протягивались по всему телу. Это мое чувство стыда. Сжимая кулаки и стиснув зубы, я приготовился выслушать нравоучение. Но водитель больше ничего не сказал, и я почувствовал себя еще хуже.

Слава богам! Попался добросовестный таксист – мы срезали через парк. Обычно его объезжают, чтобы содрать больше денег с клиентов. А может, водитель в курсе дел. Я потратил на такси столько, что хватило бы самому купить приличную машину. Но как-то не срослось.

Я положил деньги в купюроприемник такси – выполняющую расчет и выдачу сдачи старенькую машинку. Сейчас уже безнал везде напихан. Да, прогресс времени. Осталось заменить водителей и пассажиров на роботов и все. Я вылез из машины и посмотрел по сторонам. Такси начало отъезжать, как его подрезала другая, но водитель даже ни слова не проронил. Он повернулся в мою сторону и пожал плечами, мол, бывает. Меня снова прошиб мороз по коже. Водитель оказался моим соседом сверху.

В тот же вечер Пес пришел ко мне снова. Я предложил ему выпить, но он отказался. Тогда я узнал, что он – зожник чистой воды. Спорт приносил ему ежемесячный больничный. Из-за этого его выкидывали из разных организаций, вот и нашелся оптимальный доход – частное такси. О той страшной ночи мы не упоминали по сей день. Вроде чувство вины отпустило, но я уже не мог отвязаться от этого парня. Стало как-то по душе с ним проводить время. Мы виделись чуть ли не каждый день, пока однажды он не открывал дверь три дня подряд. Так сильно я не паниковал с тех пор, как в одной съемной квартире прорвало трубы в ванной и на кухне одновременно. Сразу не сообразишь, где воду перекрыть в первую очередь. Пес сам на меня вышел. Позвонил из больничной койки. Получил травму.

Пес завернул на улицу, которую я знаю лучше прочих. Я не сделал поспешных выводов даже после остановки транспорта напротив подъезда. Я вылупился на друга с удивлением, а он смотрел на меня как на идиота.

– Идем уже! У нас мало времени.

– Время пить чай?

– Очень смешно.

Пес ненавидел, что его сравнивают с героями фильмов. Но он сам так одевается. И действительно как-то раз оделся, как персонаж из «Алисы в Стране чудес». И волосы лохматые, и цилиндр, и ляпистый костюм. Я троллил его весь месяц.

– Так мы идем к Роксане? – не поверил я.

– Браво!

– Сказать, что я в очередной раз напился – не повод для примирения!

– А ты скажи, что не пьешь уже месяц, может, и дело пойдет лучше. Нет, не так. Реально не пей, и дело пойдет лучше. Кстати, не только в личной жизни.

– Ты же знаешь, мы ссоримся не из-за того, что я люблю выпить. Попрошу заметить, умеренно!

– Ага. Вы ссоритесь, потому что никто из вас не виноват, – отрезал он и вышел из машины. Эти слова заставили меня вылезть следом и побрести к подъезду. Ненавижу, когда в нем говорит папочка.

Под томным взглядом Пса я звонил в дверь несколько раз, но никто не открыл. Пес оттолкнул меня, прислонился к двери и услышал шаги в квартире. Затем достал связку ключей и вставил какую-то маленькую спицу в замочную скважину.

– Что ты, мать твою, творишь?!

– Иногда любой ключ подойдет.