Кира Стрельникова
Любовница демона


– Арина, – повернув голову, я снова встретилась с ясно-серыми глазами, в глубине которых заметила огонёк.

– Арина, – повторил мужчина и довольно улыбнулся, а у меня почему-то мурашки пробежали по спине. Он словно попробовал моё имя на вкус…

Вздрогнув, поспешно попрощалась и почти бегом вышла из кафе. Незнакомец не хотел выходить из головы, и почему-то от того, как он на меня посмотрел перед тем, как я ушла, вызвало смутное беспокойство. Вроде такой приятный по первому впечатлению, но… Чёрт, может, не зря Рассаэрн предупреждал? И не стоило называть своё имя? Хотя, город большой, Арин в нём множество. Передёрнув плечами, вышла на улицу, вдохнув прохладный воздух, в котором уже неуловимо чувствовалось дыхание зимы.

Далеко уйти не успела: едва отошла от кафе на несколько метров, направляясь к метро, рядом у тротуара, остановился длинный чёрный лимузин с тонированными стёклами. Сердце скакнуло вверх, потом ухнуло в желудок, а горло перехватило, но я не замедлила шага, глядя прямо перед собой и делая вид, что не заметила машину. То, что это по мою душу, не вызывало сомнений. Демон слов на ветер не бросает, и… и, похоже, я договорилась таки. Стало волнительно и немного страшно, дыхание никак не хотело выравниваться. Мимо шли люди, сверкали яркими огнями витрины и сам Невский, с шумом проносились машины. А для меня мир вдруг резко сузился до роскошного чёрного авто и того, кто ждал внутри, реальность словно отодвинулась. Лимузин чуть проехал вперёд, и дверь распахнулась – я вздрогнула, с опаской покосившись на непроницаемую темноту салона, в которой ничего невозможно разглядеть, и решила обойти такое недвусмысленное приглашение. Не собираюсь по первому щелчку пальцев послушно подчиняться! Поджала губы и вздёрнула подбородок, но…

– Арина, – раздался изнутри знакомый, хрипловатый, с нотками нетерпения и раздражения, голос. – Садись.

Мамочки!.. Опять?! В горле моментально пересохло, я с трудом сглотнула, отчаянно пожалев, что не могу перенестись куда-нибудь в другое место подальше отсюда. Ноги словно приросли к асфальту, я сжала ворот пальто, растерянно моргнув. В голове бестолково заметались мысли: хочу, не хочу? И если хочу, чем закончится наша встреча сегодня? Меня снова вернут домой, как в первый раз, снова до того момента, как демону приспичит поиграться со мной?! Из салона послышался раздражённый вздох, потом появился сам Руслан. Не говоря ни слова, ухватил за руку, резко дёрнул, и я почти свалилась на кожаное сиденье, чуть не стукнувшись о верх лимузина. Дверь захлопнулась, и лимузин плавно поехал.

Я отпрянула в самый угол, пытаясь подавить дрожь, и сжалась там, настороженно глядя на Руслана: в салоне зажёгся мягкий, рассеянный свет, так что я прекрасно видела его лицо с нахмуренными бровями и плотно сжатыми губами. Красивое. Хищное. Притягательное. Вспышка страха, посетившая при виде лимузина, исчезла, осталось только лёгкое беспокойство. Что дальше? Зачем забрал меня? Негромко заиграла ненавязчивая музыка без слов, свет сверху выключился, и осталась гореть только подсветка столика с пустыми бокалами. Руслан сидел вполоборота, немного наклонившись вперёд, одна его рука лежала на спинке сиденья, а вторая опиралась на гладкую кожу в опасной близости от моих коленок. Прижав к груди сумку, я молчала, заворожённо глядя в его лицо и ожидая дальнейшего.

– Почему ты меня не слушаешься? – требовательно спросил он и вдруг выпрямил руку – так быстро, что я не успела отвернуться. Его пальцы крепко ухватили меня за подбородок, прикосновение словно обожгло.

Я дёрнулась в безуспешной попытке освободиться. Сердце колотилось, как сумасшедшее, от волнения горло сдавило, и несколько секунд я не могла выговорить ни слова. А от его слов взыграло раздражение и упрямство. Не слушаюсь?! А каких именно указаний я должна слушаться? То говорит, забыть, то следит, чтобы ни с кем больше не встречалась! Ненормальный. Впрочем, я такая же, раз не боюсь, зная, кто он на самом деле. И что в теории может со мной сделать, если разозлю его слишком сильно…

– С каких пор я должна вас слушаться? – голос звучал твёрдо, к моей тихой радости, хотя, признаться, сердце ёкало от собственной смелости. – Я зашла выпить кофе после работы, это мне тоже запрещено? И почему, кстати?

– Зачем ты сказала, как тебя зовут? – Руслан придвинулся ближе, словно не услышав моих вопросов. Сердце испуганно дёрнулось, едва наткнулась на его взгляд – в глубине чёрных глаз загорелся знакомый огонёк.

Так, похоже, отвечать мне не собираются. Нет, я не намерена больше терпеть это! Вообще, что себе позволяет! Думает, если демон, так всё можно?! Я вздёрнула подбородок, насколько могла – Руслан пальцев не убирал.

– Послушайте… – начала я возмущённо, но договорить не успела.

– Ты, – оборвал меня Руслан.

Я моргнула, растеряв запал.

– Что? – вырвалось у меня удивлённо.

– Мы уже знакомы, так что можно на «ты», Арина, – тембр его хрипловатого голоса неуловимо изменился, из него исчезло раздражение и появилось… что-то другое.

Чувственное, жаркое. От чего нервы натянулись, задрожали, а дыхание сорвалось с обычного ритма, и раздражение непонятными претензиями Руслана незаметно растворилось в волнении.

– Рассаэрн, – тут же нахмурился демон. – Перестань называть меня этим дурацким обычным именем. И не смей знакомиться с другими мужчинами, поняла?

А вот тут я вообще не нашлась, что ответить. Смотрела на него, на блестевшие в полутьме лимузина чёрные глаза, на рдевший на их дне красноватый огонёк, и понимала, что… не буду.

– П-почему? – всё же пробормотала, упрямое желание узнать причину странного поведения демона не давало покоя.

– Потому что ты моя, Арина, – низким, вибрирующим голосом ответил Рассаэрн, и столько уверенности было в нём, что возражать не нашлось храбрости.

Он придвинулся ближе, почти вплотную, погладил пальцами мои губы, тут же послушно раскрывшиеся навстречу. Я слышала дыхание демона, ставшее тяжёлым, частым, и сама взволновалась сильнее. Его лицо находилось всего в нескольких сантиметрах от моего, и я совершенно точно знала: просто так меня из этого лимузина сегодня не выпустят. Стало жарко, я осторожно пошевелилась, с удивлением прислушавшись к себе: да, я хотела повторения того вечера. Тело отозвалось на воспоминания, на близость Рассаэрна, внизу живота стало горячо, и я к собственному острому смущению почувствовала, что между ног уже влажно. Оххх… Попробовала отвернуться, но мне не дали, более того, вторая ладонь демона зарылась в мои распущенные волосы, легонько поглаживая затылок. Голова слегка откинулась, я прикрыла глаза, растворяясь в приятных ощущениях, испытывая странное чувство, что всё происходит… не со мной, или со мной, но в каком-то странном, завораживающем сне.

– Не сон, Ариша, что ты, – хрипловатый, глубокий голос, и от того, как меня назвали, внутри всё сладко сжалось. – Моё наваждение, навязчивая мысль, я постоянно думаю о тебе, ты упорно не выходишь у меня из головы, Ариш-ш-ша…

Его пальцы аккуратно прихватили пряди на затылке, слегка оттянули мою голову ещё дальше назад. Не знаю, что случилось с демоном за эти недели, почему он говорит эти странные слова, но я слышала нежность в голосе и совершенно точно знала, что сейчас всё по-другому будет. Без грубости, без жёсткости. Я отбросила все вопросы, сомнения, сдавшись на милость разбуженных желаний, противиться которым сил не осталось. Вместо крови по венам тёк горячий мёд, тело охватила слабость, и уже не хотелось исчезнуть из лимузина. Хотелось другого. Я словно очнулась от долгой спячки, будто и не было этих недель без него, без Рассаэрна. Его губы коснулись моей щеки, потом носа, уголка рта, а пальцы соскользнули с подбородка и начали быстро расстёгивать пальто. В груди стало тесно, воздуха не хватало, дыхание сбилось. Я даже не пыталась его остановить… Рассаэрн продолжал покрывать моё лицо лёгкими, бесконечно нежными поцелуями, я таяла под этими прикосновениями, медленно погружаясь в мягкий туман удовольствия. А когда сознание отстранённо зафиксировало, что пальто уже расстёгнуто, и ладонь мужчины уверенно устроилась на моём бедре, потихоньку поднимая юбку, вдруг охватило смущение. Да такое сильное, что я распахнула глаза и вцепилась в руку Рассаэрна, не давая двигаться дальше.

– Н-не надо… – вырвались тихие слова, а он просто перехватил мои запястья, легко сжав их одной рукой, и завёл за голову.

И улыбнулся, почти касаясь губами моих губ.

– Надо, Ариночка, – мурлыкнул он ну очень довольным голосом. – На-а-а-адо, моя хорошая, я устал бороться с собой…

Ответить ничего не успела. Его губы накрыли мои, язык – обычный, не раздвоенный, как невольно ожидала, – нежно погладил и проник дальше, не встретив сопротивления. Не помню, в какой момент начала отвечать, позабыв вообще обо всём и с головой окунувшись в необычные, яркие ощущения. Поцелуй длился и длился, то дразнящий, игривый, то глубокий и чувственный, заставлявший выгибаться навстречу, и я совершенно потерялась, на какое-то время отключившись от реальности. Рассаэрн был непривычно нежен вопреки нашей первой встрече, и это безмерно удивляло, последние мысли о сопротивлении потонули в том чувственном удовольствии, что дарили его губы. И, похоже, сегодня я узнаю, каково это, заниматься любовью с демоном в человеческом обличье. Кажется, и этот вариант мне более чем понравится, судя по горячей пульсации заветной точки между ног. Смущение утонуло в обжигающей волне удовольствия, поднятой долгим поцелуем Рассаэрна, и я снова расслабилась, отдавшись на волю проснувшихся чувств.

Осознание того, что ладонь на бедре никуда не исчезла, больше того, тёплая шерстяная ткань неумолимо поднимается вверх, заставило дёрнуться, и поцелуй прервался. Воздуха не хватало, я никак не могла отдышаться, а Руслан уверенно двигался всё выше, задирая юбку. И при этом его чёрные глаза не отрывались от моих, отчего я всё-таки смутилась снова. Щекам стало жарко, я выдохнула и попыталась отодвинуться. Руслан опять улыбнулся, с предвкушением, и жар со щёк перетёк на остальное тело, спустился вниз и добавил огня в самый низ живота.

– Хочешь, да? – выдохнул он, почти прижав меня к двери лимузина. – Ар-р-р-рина, сладкая моя, твой запах меня с ума сводит!..

Его губы коснулись чувствительного местечка под ухом, и я тихо ахнула, снова зажмурившись. Откровенные слова Руслана заставили вспыхнуть тот гремучий коктейль, в который превратилась кровь, кости расплавились, и я выгнулась сильнее навстречу демону.

– Как меня зовут, Арина? – требовательно спросил он, его ладонь нырнула под юбку и уже поглаживала бедро, а язык продолжал выписывать узоры на шее.

– Р-рас… – я не договорила, захлебнувшись вдохом – он аккуратно прикусил мочку уха и тут же отпустил, слегка втянув в рот и погладив языком.

– Да-а-а-а, – довольно откликнулся демон, его горячее дыхание обожгло ставшую слишком чувствительной кожу.

В какой момент мои руки стали свободными, и он всё-таки спустил с моих плеч, а потом и совсем снял пальто, не знаю – Рас снова заставил утонуть в ощущениях, целуя, легонько щекоча языком, нежно прикусывая и снова целуя шею и постепенно спускаясь всё ниже. Меня бросало то в жар, то в холод, а горячие ладони оказались вдруг под свитером, обжигая кожу, продолжая ласкать уже спину и потихоньку подбираясь к застёжке бюстгальтера. Всё, на что меня хватило, это вцепиться в его плечи и тихонько застонать – по телу растекалась слабость, одежда стала неудобной, а низ живота залила болезненная, жаркая тяжесть.

– Сейчас… сейчас, моя хорошая… – я слышала тяжёлое, учащённое дыхание Раса у самого уха и послушно подняла руки, когда он настойчиво потянул свитер вверх. – Всё по-другому будет, Ариша, тебе понравится, и больно совсем не будет…

Это был совсем другой Рассаэрн, не тот холодный, отстранённый мужчина, приказавший отвезти меня домой и забыть часы, проведённые с ним. Это был кто-то другой, настойчивый, но вместе с тем нежный, страстный, и совсем нестрашный. То, как аккуратно Рас раздевал меня, вызвало новый взрыв эмоций, смывших и стеснение, и страх. Сегодня всё действительно по-другому… Сильнее, ярче, глубже. И да, без страха и ожидания боли. Отбросив свитер, он медленно провёл ладонями по моим плечам, и через мгновение бюстгальтер присоединился к свитеру. Руки чисто рефлекторно метнулись прикрыться, но Рас поймал их, опустил и мягко сжал мои ладони. Посмотрел мне в глаза, покачал головой.

– Не надо, Арина, – своим глубоким, хрипловатым голосом произнёс мой соблазнитель. – Я хочу видеть, – пришлось сделать над собой усилие и расслабиться, хотя лицо горело от румянца. – Красивая, – выдохнул Рас, отпустил мои ладони, и его пальцы легко пробежались по обнажённой груди, обрисовав контур напрягшихся сосков. – И только моя…

От его действий по телу рассыпались огненные мурашки, дыхание перехватило – прикосновения оказались очень приятными. Последние слова Раса в сознании не задержались – он медленно наклонился, проложил дорожку из ласковых поцелуев от ключицы до ложбинки. А потом… Я не сдержалась и застонала в голос, когда его губы обхватили твёрдую горошину и втянули, мои пальцы вцепились в тёмные волосы и прижали голову Рассаэрна ближе. Слегка прикусив, он тут же отпустил и нежно лизнул, а потом подул на влажную кожу. Через меня словно пропустили разряд тока, я выгнулась навстречу, жаждая продолжения. Казалось, каждая клеточка стала невероятно чувствительной, словно оголённый нерв, прикосновения причиняли почти болезненное удовольствие. Рас повторил всё со второй грудью, заставив всхлипывать от нахлынувших ощущений, плавиться от разбуженных чувств. Краем сознания отметила, что его ладони одним движением задрали юбку до пояса, настойчиво потянули вниз колготки вместе с бельём. Учитывая, что губы Рассаэрна не отрывались от моей груди и живота, я покорно позволила снять с себя всё, кроме юбки, болтавшейся на талии. Гораздо больше, чем отсутствие на мне одежды, занимал вопрос, как справиться с дыханием, которое никак не хотело выравниваться.

– Иди сюда, Ариша, – хриплый, властный шёпот отозвался дрожью вдоль позвоночника, и в следующий момент я уже оказалась сидящей на коленях Раса, лицом к нему.

Неожиданно вновь вернулось смущение, я тихонько ойкнула и попыталась отвернуться, но он не дал, снова ухватив за подбородок и заставив смотреть в глаза. Красный огонёк в глубине уже давно не пугал…

– Я хочу видеть твоё лицо, – его пальцы легко провели по моему бедру и переместились на внутреннюю поверхность, нежно поглаживая и приближаясь к тому местечку, где сейчас сосредоточились все мои желания. – Хочу видеть, когда я делаю вот та-а-а-ак…

Щёки запылали, об них можно было зажигать спички, но я только беспомощно вздохнула, зажмурившись, волна острого удовольствия плеснула в голову. Умелые пальцы раздвинули, погладили влажное местечко, вызвав ещё одну яркую вспышку эмоций, медленно помассировали, легонько нажимая.

– О-о-о-о-о… – вырвалось у меня, я облизала пересохшие губы – откровенная ласка заставила всё сжаться внутри, бёдра сами подались навстречу.

Когда же пальцы Рассаэрна скользнули внутрь, глубоко, сильно, и нажали на какую-то точку, перед глазами засверкали звёзды, и стало всё равно, смотрит он или нет. Плавные, размеренные движения усиливали жаркое томление, туже скручивали искрящую спираль внизу живота. Пришло понимание, что пальцев мало, нужно другое… Я его хотела, хотела снова ощутить внутри, и плевать, кто он на самом деле. Огненная воронка наслаждения затягивала, утаскивая вниз, лишая способности думать и оставляя только желание, разраставшееся внутри огненным шаром, готовым взорваться в любой момент. Не помню, как расстегнула на Расе рубашку, и только ощущение гладкой, тёплой кожи под подушечками на мгновение вернуло в реальность. Мой демон вдруг убрал руку, и я не сдержала разочарованного стона, тут же впившись ноготками в его грудь. Мой?.. Я назвала его моим?.. Глухо рыкнув, Рас рывком пригнул мою голову, заглушив стон поцелуем – жадным, нетерпеливым, почти грубым, но меня это не испугало.

– Ты мой наркотик, Арина… – выдохнул он мне в губы, и его ладони сжали мою попку, чуть приподняли. – Я не хочу думать о тебе, но думаю, постоянно, каждую минуту… Хочу чувствовать, как ты дрожишь в моих руках, Ариша, слышать, как стонешь… Хочу быть в тебе…

Его слова обжигали сознание, отпечатывались там огненным следом, заставляя на каждую фразу мысленно отвечать: «Да, да, да!» Я медленно опустилась, задержав от нахлынувшего восторга дыхание, чувствуя, как Руслан входит в меня, и очередной протяжный, низкий стон сорвался с губ. Пружина внутри сжалась до предела, пульсируя в такт движениям, и я, хмелея от собственной несдержанности, ускорила темп, растворившись в безумном хороводе ощущений, эмоций, чувств… Огненное солнце разрослось до невиданных размеров и наконец взорвалось, окатив горячими искрами удовольствия, и хриплый вскрик Рассаэрна совпал с моим…

Обессиленная, я лежала на его груди, слушая, как быстро бьётся сердце демона, и всё ещё вздрагивала от осколков наслаждения, вспыхивавших в сознании радужными зайчиками. Тело охватила лёгкость, я чувствовала себя опустошённой, но как ни странно, хотелось улыбаться. Ладонь Раса осторожно коснулась моей спины, и я дёрнулась – кожа оставалась очень чувствительной, до болезненности. Шевелиться не хотелось, думать – тоже.

– Никаких послужных списков из кавалеров, Ариша, – тихие слова и категоричный тон выдернули из сладкой истомы, вернув в реальность. – И никаких мужей, поняла?
this