Витамина Мятная
Бои без правил

– Это что, раньше склады были? – уточнила Баст. – Нас поселили на складах?

– А зачем тратить хорошие помещения, если половина и так подохнет через какое-то время, и так поживут, ожидая смерти, – проворчал Старец, недовольно гоняя самокрутку из одного угла рта в другой.

Комната, представшая перед ними, оказалась не ахти. После сражения все очень проголодались и устали, скаредности организаторов возмущаться не было сил.

– Что мы будем сегодня есть? – спросила Баст, вспоминая плюшки матушки Пии.

– Похлебку, – грустно ответил Алиен, приподняв крышку котелка, который стоял в центре стола.

– Похлебку с чем? – уточнила девушка.

– Похлебку с похлебкой. Здесь в котелке одна вода и что-то плавает на дне.

– М-да… – задумчиво протянул старик. – На еду для своих игроков они не разоряются и на отопление тоже. В любом случае это лучше не есть, котел стоял в неохраняемой комнате, мало ли кто сюда смог забраться, возможно, там яд или какая-нибудь зараза.

– Помещение премерзкое… – У Баст опустились руки. Мало того, что они все измучены и избиты, так еще лягут спать голодными.

Коротко посовещавшись, молодой воин вышел, а старик остался прибирать в комнате. Стол он сдвинул, поставил у стены.

– Может, поможешь, сопля малолетняя, это из-за тебя мы так влипли! – осведомился старик и кинул в Баст облезлой метлой с торчавшими наперекосинку хворостинками.

Девушка инстинктивно шарахнулась в сторону, уворачиваясь и вставая в боевую стойку. Но, видя, что это всего лишь веник, устало подняла его и стала возюкать по полу. Метла была плохенькая и только перегоняла грязь с места на место.

Алиен вернулся быстро, энергичным шагом вошел в дверь и закрыл ее за собой. Первое, что воин сделал, – заблокировал дверь и пристроил к ней купленный замок, теперь они были заперты изнутри. Свалив кучу свертков в центре комнаты, Алиен начал их распаковывать и доставать продукты. Развел костер посреди серой комнаты, и она преобразилась. Наскоро устроил походный мангал и начал что-то раскладывать на решетке. По помещению поплыл аппетитный аромат пополам с теплом, излучаемым костром.

Вместе со Старцем они быстро расставили мебель по-новому, натянули две занавески, деля комнату пополам, и еще одну, отгораживая уборную и торчащий над "нужной" дырой кран. Баст удивленно смотрела на эту слаженную работу, продолжая протирать дырку в полу драной метлой.

Когда нестерпимый запах жарящегося мяса привлек всех в костру, Алиен скомандовал:

– Обед готов, налетай! – Воин достал три огромных булки, разрезал их, положил внутрь мяса и овощей и раздал. Все налетели на еду и стали жадно есть. Не у одной кошки сосало в желудке.

– Вообще-то готовить должна женщина, – пробурчал старик, облизывая пальцы.

– Я не умею готовить, – отрезала кошка, предупреждая все попытки использовать ее как рабыню. – Но я умею вкусно резать колбасу…

Оба воина удивленно на нее уставились.

– А что ты тогда ела в путешествиях в космосе и в походах?

– Консервы, рыбу, ягоды и того, кто попадался мне на дороге, – буркнула Баст и вцепилась голодными клыками в бутерброд.

Оба воина переглянулись.

– То есть ты ничего не умеешь, ни костра разводить трением в сырую погоду, ни варить? Где же ты добывала огонь, сырым, что ли, все ела? – спросил удивленный старик.

Баст, не желая расставаться с бутербродом (это была первая еда за сегодняшний трудный день), зажала его в зубах. Подняла руку вверх, зажмурилась. Ошейник загудел громко, как боевой шмель, летящий на задание, кончики пальцев засветились, сверкнула короткая вспышка. Ладонь девушки вспыхнула, загорелась. Кошка резким движением бросила файербол в уже догорающий костер. Пламя взметнулось к потолку, лизнув овощи, стоявшие на гриле. Алиен поспешно снял их с огня, чтобы не сгорели.

– Значит, ошейник блокирует не всю магию?

– Это почти не магия. Особо много энергии в таких маленьких огоньках нет.

После еды все разошлись по своим койкам. Постели оказались еще хуже, чем сарай, в котором их поселили.

– Совсем бесполезная. Если ты не умеешь готовить, что же ты умеешь делать? – спросил в тишине старик.

– Убивать, – послышалось из темноты.

* * *

Утром они обнаружили, что заперты в этом большом ангаре. Войти мог кто угодно, но выйти только по пропускам. А разрешения на выход давались либо участникам, либо торговцам, уже заполонившим площадь в центре и развернувшим бойкую куплю-продажу.

Девушка стояла у стены и билась головой об нее: она опять заперта и в плену! Она же хотела сбежать! Воин невозмутимо подставил руку между ее лбом и стеной. Баст уткнулась в его ладонь головой, воин притянул ее к себе и обнял. Когда она успокоилась, от нечего делать троица пошла на разведку – осматривать гигантский ангар и площадный рынок.

Плавучая планета-станция, на которой проходили Бои без правил, первоначально была тюрьмой. Причем собственных родичей Баст – островитян. Поэтому девушка легко ориентировалась на ней. На стенах начертаны полустертые руны кошек, которые она с легкостью читала. Интересное открытие. Тюрьмы Королевства Роз славились тем, что из них практически нельзя бежать. По крайней мере, до этого времени у Баст не было подобного опыта. Как такой корабль мог попасть в руки пиратам и устроителям этого кровавого тотализатора, история умалчивала.

Кошка и Сетты оказались заточены в крепости-тюрьме против своей воли, но с согласием на это. Они сами в этом виноваты. Оставалось только держаться и выиграть все раунды, став абсолютными победителями.

Троица шла по большому, ярко освещенному, многолюдному коридору, рассматривая стеллажи и прилавки с товаром. За ними, пытаясь пристроиться рядом, скользила тень.

Рынок гудел, все затаривались оружием помощнее. Бои предстояли кровавые.

Алиен шел, нахмурив брови. Девушку надо было экипировать получше: деревянное копье, поднятое на арене в первую битву, она сломала об какую-то шипастую тварь.

К грозному Пирату боялись походить люди, так сильно он хмурился и зло бурчал про себя.

Кошка хлопнула рукой по карману. Это что такое сейчас было? Что-то заподозрив, она змеей юркнула в полутемный проход.

В коридоре за спиной Алиена и Старца раздался женский визг:

– И-и-и!

Сетты кинулись в темный проход.

– Баст, фу! Не смей! – одновременно гаркнули воины. На полу среди разбросанных вещей и уворованных монет валялся жирненький торговец-воришка, болтавший короткими толстыми ножками. Девушка держала его за складчатую шею и направляла ему в лицо руку с выпущенными острыми когтями.

– Брось эту дрянь, испачкаешься, – прокомментировал, морщась, старик.

– Этот гад мне в карман залез! – прорычала сквозь клыки Баст.

Торговец маленькими заплывшими глазками водил из стороны в сторону, перебирая наглыми зенками воинов, стоящих над ним, и верещал, как из пулемета тараторя слова:

– Добрая госпожа, дорогие сэры, чем могу быть полезен? Для таких хороших клиентов я чего только не сделаю, чего только не достану! Оружие, наркотики, девочек… – все трое нахмурились, а кошка еще и сквозь зубы зарычала.

– Мальчиков? – предположил скользкий торговец и получил затрещину. Рычание стало угрожающе громким.

– У-у-у… – взвыл мошенник. – За что вечно меня обижают, а для своих клиентов я уж так рад стараться, так рад стараться!!! У-у-у-у… – ныл торговец.

– Пойдем, – позвал Старец девушку-кошку, – он того не стоит, нечего руки марать.