Витамина Мятная
Бои без правил

Стены поплыли вниз, потолок взлетел к небу, сразу стало больше света и воздуха. Они оказались на огромной площадке, каждая группа на своем участке поля. Стены, разделявшие их, медленно ехали вниз и тонули в песке.

Вокруг простирался большой темный зал с редкими прожекторами.

Баст увидела, что скрывалось за стенами – клетки! Много клеток! Большие и маленькие, некоторые подрагивали, другие оставались неподвижны, и запах… Запах хищных животных, сырого мяса и крови. Ноздри кошки задергались, шерсть на руках встала дыбом.

– Что? Мы же только вошли, неужели мы должны сражаться сразу же? – завопили и загалдели вокруг.

Вспыхнул свет. Они оказались на гигантской арене, настолько большой, что девушка не видела противоположного конца.

Все стояли в растерянности.

Незнакомый воин, который вошел в ворота под тем же номером, что и Баст с Алиеном, подмигнул ей:

– О да, детка! Держись меня и не бойся. – Волосатый боец подвигал бровями вверх-вниз и подергал мускулами груди. – Я спасу тебя!

– Бэ-э-э! – Девушку чуть не стошнило.

– Это она! Я знаю ее! – завопили с другой стороны. В этой серо-грязной толпе кошка с кипенно-белой шерстью выделялась, как вбитый посреди доски гвоздь, а всем известно – торчащий гвоздь бьют по шляпке.

Ободранный мужик тыкал пальцем в лицо Баст:

– Это та тварь, что украла моего механического коня! На Протее ее однопалубный корабль взорвал пивную скупщика краденого! – Мужик, который предлагал кошке защиту, резко исчез, ввинтился в толпу и был таков. Вокруг девушки расчистилось свободное пространство.

Вокруг зашептались, в толпе зазвучали крики узнавания, половина собравшихся тыкала пальцами в девушку-кошку и кричала:

– Воровка! Украла мой честно присвоенный груз!

– Эта садюга сломала мне ногу, увела мой космический корабль! На его угон я потратил целый месяц, а она вернула его владельцам!

– Она потопила мою космическую станцию. Избила всю команду!

– Она выпустила моих рабов на свободу и разбила мой звездолет!

– Э-э… – впала в ступор Баст, – кажется, мы уже не в малоизученных участках галактики. Девушка нервно хихикнула, но радости на ее лице не было, только испуг. – Как быстро время летит, – пробормотала она про себя. – Прогресс не дремлет, когда-то эта часть была не исследована и не обжита. Обычно я пакостничаю в пределах нецивилизованного космоса.

– Я смотрю, тебя хорошо знают в этой части галактики, – прошептал ей на ухо Пират, внезапно оказавшийся рядом. – Потом расскажешь поподробнее, что у тебя за дела с этими отбросами.

Девушка стояла ни жива ни мертва, примерзнув пятками к песку арены. И больше всего боялась посмотреть на воина.

Обиженные ей грабители и разбойники, обступив парочку кольцом, надвигались всей толпой, попутно доставая оружие.

– Та-ак, – неспешно протянул Алиен. – Смотрю, ты очень популярна и широко известна за пределами цивилизованного космоса. Каждая шваль знакома с тобой.

Толпа обокраденных воров, замкнув кольцо, дружно двинулась к девушке выяснять отношения. Воин обреченно вздохнул и властным движением прижал впавшую в ступор кошку к себе. Вынутый из ножен меч он небрежно закинул на плечо.

Драчуны разом потеряли интерес. Но парочка особенно сильно оскорбленных воров косилась на торчавшие над мускулистым плечом Сетта белые ушки.

– Так, – начал отдавать приказы Алиен, – держимся вместе, смертоубийство продолжится и вне арены. Скорее всего, некоторые захотят отделаться от соперников заранее и будут предпринимать всякие подлости и хитрости для этого. Цветник вокруг нас – краше не бывает: воры, грабители, налетчики и прочие отбросы космоса. Поэтому в одиночку не ходить. – Он зыркнул в сторону кошки, но не успел договорить.

За спиной воина щелкнул замок. Дверца клетки медленно открылась. Тысячи замков по всей арене под действием магнитного поля раскрылись. Решетки массово распахивались.

Молниеносно в руке Старца оказался меч.

А девушку толкнули между стариком и Алиеном. Упав на песок, она увидела, как Сетты встали спина к спине, защищая ее.

Бойня началась, из темных проемов хлынула волна зверья. И что это были за монстры! Мелкие, как угри, скользящие среди песка ядовитые гады. Выскакивающие из клеток пятнистые саблезубые кошки, стремительные, как молнии, и столь же смертоносные.

Баст вскочила с песка.

«Оружие! Где взять оружие?!»

Алиен в своей милости властителя крепости совершенно не дал ей вооружиться и заявил:

– Тебе не придется драться! Я тебя и близко к арене не подпущу. За тебя выступит Старец!

– Конечно! Я просто посижу на лавочке! – Кошке хотелось съязвить что-то вроде: «А как Старец это сделает? Платье наденет и ободок с ушками нацепит на свою рогатую балду?» Но девушка сдержалась. Пират и так был зол, не разговаривал с ней без необходимости, хотя упорно спал в одной постели, заграбастав Баст в свои медвежьи объятия. Стоило ссориться еще больше? Она и так уже много дел натворила.

Теперь, если кошка в ближайшее время не раздобудет хоть что-то, что можно использовать как оружие, ее просто-напросто съедят.

Со всех сторон слышались крики боли и ликующий рев хищных тварей: «Еда!»

Метались тени, распорядитель боев где-то высоко на трибунах быстрым речитативом комментировал сражение.

Со всех сторон вокруг девушки падали обезображенные тела людей и тварей, она металась среди двух спин. Алиен и Старец зажимали и не давали ни ей подобраться к хищникам, ни монстрам задеть девушку. Вокруг воинов росли кучи израненных чудовищ. Некормленых долгое время зверей это не волновало, у них был день пира после долгого воздержания и поста. Особенно голодные сразу же вцеплялись в раненых собратьев и ели их, глотая кусками. Каждая сторона дралась за выживание. Если сейчас хищники не набьют брюхо, нет гарантии, что их вскоре покормят, поэтому надо натрескаться до отвала.

На песке арены валялось выроненное кем-то копье, Баст схватилась за него, как за спасительную соломинку. Когда оружие оказалось в руках, она почувствовала себя увереннее.

Трубный рев многократно разнесся над ареной, монстры остановились. Попятились. Горн заревел снова, некоторые твари развернулись и побежали. В песке открылись люки. Огрызаясь и оглядываясь на недоеденных участников боя, твари ныряли вниз, назад в неволю, в тишине и покое клеток переваривать съеденное.

Рядом с девушкой, рыча, саблезубый монстр затаскивал обезглавленный труп в ближайший люк, стреляя по сторонам глазами: вдруг отнимут сладкий кусок.

Бой кончился. Арена опустела. Кое-где стояли одинокие фигуры выживших.

Комментатор пригласил участников проследовать в свои покои и подготовиться к завтрашним соревнованиям.

Когда они уходили с арены, Баст оглянулась. За их спиной песок был усеян трупами и кусками тел. Кое-где мелкие хищники, не подчинившиеся команде «домой», растаскивали кровавые куски, надеясь попировать где-нибудь в тени.

Первый отсев участников прошел, бойцов осталась половина.

* * *

Огромный зал был поделен на крохотные отсеки, которые возвышались ярусами, возносясь ввысь и теряясь в темноте. Присмотревшись, под далеким потолком Баст увидела переплетение больших и малых труб. Из некоторых вырывались облачка пара, другие, как видно, холодные. Из-за конденсата с потолка непрерывно шел дождь, пол под ногами был мокрый.

Здесь и там приставлены грубо сваренные из металлического мусора лестницы, чтобы забираться на верхние этажи-ярусы. В центре образовывалась большая площадь. Вокруг, устраиваясь, копошились люди. Кое-где уже загорались костры.

Троица подошла к своему ангару. На двери были их цифры. Номера участников 3573–3574.

Баст и Алиен уперлись в дверцу, дернули, нажали. Теряя куски и скрипя, она пошла вверх.