Александр Валерьевич Волков
Великий пир


– Нам повезло, – сказала Диана с удовлетворенным видом. – Это демон.

Демон!? Какой еще демон?! Да я ангел! Самый настоящий пай мальчик!

Я удивленно вскочил, вампирша впечатала меня лицом в грязь стремительным рывком за плечо. Почувствовав во рту привкус сырой земли и навоза, я едва не выблевал содержимое желудка, и проговорил сквозь тяжелое дыхание:

– Вы меня с кем-то путаете! Я обычный человек! Я управляющий Ритуальной корпорацией! Вот! – я потянулся во внутренний карман пиджака. – У меня в п-пропуске все написано! Отпустите меня!

– Оставь свои бумажки, нелегал, – презрительно фыркнул Леонид, остановив меня. – Тануанские бумаги нас не волнуют! Диана… Ты уверена? Это же не демон. Это вампир. Видишь, как у него клыки от вида крови прорезались? Прям каркарадон каркадиус. Большая белая акула.

– Я почувствовала, – кивнула Диана. – Я разных гибридов видела, но что бы демон и вампир… Такое впервые.

– Нельзя точно сказать.

Леонид снял с пояса небольшую колбочку, со скрипом вытащил пробку, из горлышка вырвался яркий энергетический сгусток по форме напоминавший человека, ослепивший меня. Он был прикован к колбе энергетическим жгутом и не мог улететь, хотя яро пытался сбежать. Стоило его увидеть – я испытал настолько острое возбуждение, что из головы напрочь выбило мысли. Сгусток энергии стал смыслом моей жизни, стал эпицентром блаженства, почти как кровь оборотня, но теперь чувствовался голод другого характера. Дикий, необузданный, загадочный и странный, какого я не питал никогда прежде. Крови требовало тело, а вот бьющей из колбы энергии хотелось душой, я был уверен, что пожрав ее, стану самым счастливым на свете существом.

– Дай! – кричал я, жадно потянув руку к колбе, но вампирша ступней надежно прижала меня к земле. – Дай сюда! Да-а-а-ай!

Невиданным приступом злости мне свело зубы. Тело напряглось, заполнившись невероятной силой, мышцы вспухли, майка затрещал по швам. Я, полностью игнорируя давление вампирши, оттолкнулся от земли, вскочив как пружина. Вампирша, отброшенная метров на пять, ошарашенно приземлилась. Я с диким, искаженным демоническим воплем бросился на Леонида, у меня на плечах выросли острые шипы, разорвавшие кожу. Леонид подбросил колбу, отвлекая мое внимание. Пока я жадно на нее смотрел, он отправил меня в полет, с разворота мощно долбанув тяжеленым молотом в лицо. Перед глазами посыпались искры, лицевая кость с хрустом проломилась, осколок носа вошел в мозг, голову прострелило острой вспышкой боли. Я болезненно взвыл, пролетел метров десять, рухнул на лопатки. Ворочаясь в грязи, я стонал, схватившись за лицо. Спустя несколько секунд я заметил, что сломанные кости спешно регенерировали, вставая на место.

– Сильный нелегал, не зарегистрированный демон.... – сухо проговорила вампирша. – Но его нельзя раскрыть без глубокого анализа.

– С чего ты взяла?

– Такой удар Идорном, – Диана взглянула на молот, – Даже мне башку оторвет.… А у него только косточка сломалась, и та заживает, как на кайнуре.

– Да.... Я не жалел сил, – доложил Леонид.

– Вы – хватайте его, и тяните в гнездо.

В голове стоял безостановочный звон, звуки доносились до ушей как сквозь толстый слой ваты, тело ломило усталостью, терзало дикой болью, я жалел, если честно, что меня сразу не убило. Копейщики крепко стянули мне ноги веревкой, и волокли по земле, как мешок с картошкой.

Глава 2

Очнулся я крепко связанный по рукам и ногам, сидящий на очень жестком и очень неудобном стуле. Мир постепенно обретал краски, становился более ясным и четким. Настенные факелы, воткнутые в кривые пещерные стены, давали тусклое освещение. Решетчатая входная дверь, пара столов с кучей режущих предметов, забрызганный кровью пол – элементы незамысловатого дизайна.

Пыточная камера, что ли?

– Давай продадим его, – настойчиво требовал Леонид. – Дмитрий за не зарегистрированного демона даже низшей печати готов кучу денег заплатить. А этот, если не подох от Идорна в рожу, явно не какой-нибудь внепечатный черт. Тем более он гибрид.

– Он вампир, – сказала Диана, прислонившись спиной к стене. – Ты когда-нибудь видел помесь вампира и демона? Я считаю, что нужно показать его Хагрону. Это ведь странно, понимаешь? Не было никогда в природе не зарегистрированных демонов. Они все появляются за третьей гранью, а тут Дмитрий объявил награду за того, кто появится перед первой. На Земле. Это что-то очень важное, ты не думаешь? Вдруг тут есть какая-то огромная выгода? Зачем-то же он Дмитрию нужен. Да и нам он нужен. И он вампир, а с каких пор мы продаем братьев?

– Его? Владыке ночи? Ты в своем уме? – усмехнулся Леонид, проигнорировав вопрос Дианы.

– Багровые секиры переживают не лучшее время, ты это прекрасно понимаешь. У нас сейчас каждый боец на счету. Если солдаты Десятого квадрата узнают о нашей слабости, то просто поработят нас, как и любые честные соперники. Нам нужны люди.

– Если мы укроем не зарегистрированного демона – Дмитрий вырежет весь клан, сожжет гнездо, и сожрет наши души.

– Его печать все еще не проявлена, даже не смотря на частичную трансформацию. Пока ее нет – его не найти. Хагрон поможет скрыть его....

– Отпустите меня домой… – жалобно попросил я, бесцеремонно вмешавшись в разговор.

Леонид презрительно фыркнул, и сказал:

– Он тряпка, ты разве не видишь? Не боец. Как ты хочешь сделать из него преданного члена клана?

– Нужно просто помочь ему, – Диана с легкой жалостью взглянула на меня. – Каким бы он ни был – это наш брат. Неважно, в Астарте он родился, или это обращенный тануа. Ему нужна пища, ему нужно покровительство и кров. Он еще не осознал, что больше не сможет жить жизнью тануа, но скоро осознает, и вот тогда рядом быть лучше нам, а не каким-нибудь Жалам тумана или бойцам Демонических квадратов. Большая часть наших операций проходит нелегально, вероятность понести ответ перед Дмитрием, даже в случае сокрытия не обращенного демона, ничуть не изменится.

Раздражало отношение к себе, как к вещи. Хотя, я вещью и был. Местное рабовладение не могло найти общий язык с моими моральными принципами. Я, теперь, был собственностью Багровых секир, но мириться с этим не хотелось.

– Я не планировал присоединяться к кланам, – тихо возразил я с дрожью в голосе. Леонид хмуро взглянул на меня. – Отпустите меня домой. Меня будут искать серьезные люди. Я управляющий могущественной корпорацией, а не какой-то там вампир или тануа. Отпустите! – я перешел на крик.

– Закрой пасть! – рявкнул Леонид. – С тобой не ведут диалога! Ты – раб! Ты – вещь!

Сердце испуганно забилось в груди, я отвел глаза, не выдержав тяжелого взгляда Леонида. М-да…. Спастись по схеме «Олигарх – беспомощный полицейский» не получилось. Если с нашей полицией мое заявление внушило бы страх большинству людей, то вампирам было плевать и на мои деньги, и на мой статус.

Обидно.

– Успокойся, – Диана равнодушно обратилась к Леониду, Леонид метнул на нее недовольный взгляд, покорно кивнул.

На фоне Леонида девушка казалась самой сдержанностью.

– Ты слышал меня? Как тебя там? – спросила у меня Диана.

– Я хочу домой! – вновь заладил я, почувствовав возросшую уверенность. Леонид теперь вряд ли влезет, а девушке возражать я не боялся подсознательно. – Отпустите меня!

– Я не договорила.

– Отпустите!

Диана взглянула на меня стальным взглядом, полным молчаливой ярости, от которой бросились бежать бы самые суровые хищники. В кровь прыснуло адреналина, сердце трусливо заколотилось. Угрожать Диана, как я понял, не особо любила, но ей хватало и взгляда.

Я отвел глаза.

– Не нервируй меня, полукровка, – хладнокровно молвила Диана. – Если я добра с тобой, это не значит, что у меня бесконечное терпение. Понял?

Я кивнул. Испытывать Диану не хотелось. Судя по местному интерьеру разбираться, в случае чего, со мной тоже будут не по-человечески.

– Ты нелегал, – продолжила Диана. – Нелегалы человеческой расы нам до одного места. Будь ты обычным смертным, будь ты всего лишь кормом с планеты Земля, мы бы бросили тебя в деревне, но ты не человек.

Из всего предложения наиболее смутила фраза «Корм с планеты Земля», которая была произнесена так естественно, будто звучала тут каждый день. Возникло желание возмутиться, но мужество и глупость – не совсем мой конек, потому я промолчал. Пусть хоть как людей называет, мне-то какая разница? Я не посол от человеческого рода.

Но всё же…. С чего это Диана считала людей кормом?

– Ну, допустим, понимаю…. – согласился я, временно капитулировав. – И как мне теперь…. – страх заставил проглотить слова, руки тряслись.

– Не робей, – ухмыльнулась Диана. – Ты всегда такой трусливый?

– Обстановка так себе, – я взглянул на пыточные инструменты, а затем спросил неловко: – Пытать будете?