Александр Валерьевич Волков
Великий пир


В нем чувствовалась ужасная, первобытная мощь, вызывавшая такой испуг, который испытывал беззащитный первобытный человек, столкнувшись в пещере с кровожадным медведем.

Местные даже носа боялись высунуть. Валфорец брел по улице, издавая тихий, утробный рык. Моя спина покрылась холодным потом. Интуиция подсказала, что я обречен. Если вампиры так испугались валфорца, то куда та мне, простому непонятно чему.

Валфорец зашагал к домику, в котором скрывался я. У меня глаза чуть из орбит не вылезли, я осознал, что везение закончилось. Я испуганно прижался к стене, стараясь унять участившееся дыхание, в окне показалась тень валфорца, он злобно зарычал, как вдруг я услышал крики и плач Мэри.

– Не надо, папа! – молила она.

Валфорец шевельнул ушами, и ушел, хлюпая грязью.

Старик тащил сопротивляющуюся Мэри за волосы, она кричала, плакала, пыталась вырваться, но это ей не помогало. Напуганный вид девушки, – глаза, полные ужаса, щеки, мокрые от слез, отчаяние в выражении лица – невольно заставили сопереживать ей. Валфорец на четвереньках приближался к вампирам, хищно двигая лопатками, как готовящаяся к броску пантера.

Зрелище завораживало, напоминая о справедливости природы, и демонстрируя, как легко страшный хищник мог превратиться в беспомощную добычу.

– Стой, валфорец! Стой! Я отдам ее тебе! – старик кинул Мэри к ногам валфорца, она плюхнулась в грязь, встала, и испуганно застыла, глядя ему в светящиеся глаза и дрожа. – Давай не будем драться!

– Нет, – неожиданно ответил валфорец басистым голосом, чем поверг меня в шок. – Одной девчонкой я не наемся. К тому же, вы хотели истребить нас, хотели войны. Так получите.

Старик бросился прочь, поняв, что идея не сработала. Мэри попыталась парализовать валфорца волшебным прикосновением пальца, по валфорцу прошлась волна силы, колыхнувшая шерсть. Мэри рванула вслед за стариком, но массивного валфорца такой магией взять невозможно, и он в один прыжок повалил Мэри, став рвать ей глотку зубами. Мэри визжала, хрипела, кровь брызгала во все стороны. Кода жертва стихла, валфорец догнал старика и вспорол ему торс размашистым взмахом лапы. Когти с легкостью врезались в плоть, оставив глубокую страшную рану, перебив старику хребет. Вампир умер моментально.

Вкус крови раззадорил валфорца, жажда усилилась, он ворвался в первый попавшийся дом. Вампир пытался убежать, но валфорец повалил его и разорвал взмахами лап, окно забрызгало кровью, слышались крики. В следующем доме вампир стрелял в валфорца в упор, гремели выстрелы, вспышками озарило дом, но пули не помогли. С ревом валфорец снес вампиру нижнюю челюсть ударом лапы, а затем раздавил череп ногой, забрызгав пол кусками мозга и кровью.

Вампир пытался убежать по улице, но валфорец скакнул ему наперерез, прошиб его лапой, поднял над землей, как плюшевого. Вампир закатил глаза, пуская ртом пену, из раны толчками била кровь, на ладони валфорца билось вампирское сердце.

– Такие древние, – с иронией произнес валфорец, – и такие жалкие. А еще нас называете чернью и скверной, когда сами полные ничтожества.

Валфорец раздавил сердце вампира, оно лопнуло, как воздушный шарик, брызнув кровью, вампир обмяк. Смахнув убитого с руки, валфорец направился ко мне.

– Не волнуйся, про тебя я не забыл, – сказал валфорец, окончательно развеяв надежду на выживание.

Он бросился на дом, пытаясь ворваться в него. Я застыл на месте, не зная, что делать. Дом трусило ударами мощных лап, со стен сыпалась кухонная утварь, по ногам волнами проходила вибрация. Мое сердце трусливо колотилось, перегоняя наполненную адреналином кровь.

Я все еще не мог поверить в происходящее и просто стоял посреди комнаты, совсем не соображая, что делать. Стена треснула под тяжелой лапой, деревянные щепки посыпались на пол вместе с застоявшейся пылью. В трещине я увидел блеснувший глаз хищника и оскаленную зубастую пасть. Сердце пропустило пару ударов. Захотелось притвориться мертвым, захотелось провалиться сквозь землю. У меня не было никакого желания оказывать сопротивление, да я и не знал, как сопротивляться. Валфорец с легкостью разорвал несколько вампиров, что уже было говорить обо мне?

Валфорец разъяренно ломился в трещину, вскоре просунул в нее голову, став яростно щелкать челюстями и воображая, как рвет меня на кусочки. Бревенчатая стена была тонким препятствием, мешавшим врагу реализовать задуманное, но она уже трещала по швам. Колени дрожали, руки отказывались слушаться, но кое-как мне удалось вернуть над собой контроль. Усилием воли я вывел организм из ступора, схватил попавшийся под руку мясницкий нож, стал с воплями рубить монстра по черепу. Вопреки ожиданиям не брызнуло даже капельки крови. Единственное, что мне удалось сделать, так это сбрить с тигриной головы шерсть, парившую теперь в воздухе как пух. Клинок отскакивал от кожи монстра, отдавал в ладонь мощной отдачей, на лезвии появлялись сколы с трещинами. Мои нелепые атаки вызывали у валфорца скорее раздражение, чем боль.

Он с разгона, свирепо рыча, жестко таранил стену, заставляя ее трещать по швам.

Замечательно, подумал я, выбросив нож, ставший напоминать кривые зубы семидесятилетней старухи. Надо было просто молча умереть на улице, но теперь отступать было поздно. Я приготовился бежать к двери, как только валфорец ворвется в дом. Нужно было точно просчитать этот момент. Если я выбегу слишком рано, то тварь достанет меня на улице, а если слишком поздно, то окажусь под обломками. Там моя смерть станет вопросом времени. Голодный валфорец разгребет завалы и достанет меня очень быстро.

Я лишь оттягивал неизбежное и прекрасно понимал это, но желание действовать не слабло. Я цеплялся за каждый миг, цеплялся за любую возможность выживания, потому что очень хотел домой.

Там теплая кровать, там шумные вечеринки, там роскошь, лишаться этого совсем не хотелось. Стоило вообразить, как я влачу жалкое существование в незнакомых грязных землях, меня брала оторопь. Не готовили меня к такому, ох не готовили.

Меня вообще ни к чему не готовили.

Услышав, что валфорец снова брал разгон для тарана, я рванул к двери, перескакивая валявшуюся посуду. За спиной раздался оглушительный грохот, валфорец прошиб стену, она разлетелась на кусочки. Мне по лопаткам ударило крупными кусками дерева, я еле устоял, но до двери, все же, добрался. Выломав дверь (засов оказался ветхий), я вырвался наружу, бросился по улице наутек, поскальзываясь на грязи. Выпрыгнув из полуразрушенного дома, валфорец зашлепал по грязи лапами, преследуя меня.

Вот и все.

Набегался.

Было ясно, что валфорцы – отличные спринтеры. Тягаться с ним напрямую у меня бы не вышло, но и деться было некуда. Я просто несся по улице как напуганная дичь, с криками, со слезами на глазах, с безумной тягой к жизни. Монстр дышал мне в спину, приготовился к смертоносному рывку. Мне послышался стук выстрела баллисты. Валфорца снесло увесистым гарпуном, воткнувшимся в бок. Гарпун настолько стремительно промчался до цели, что отследить траекторию было невозможно. Валфорец с ревом рухнул в грязь. Он обломал гарпун, как спичку, кровь рекой струилась из раны, но монстр еще был способен сражаться. Он с ревом вскочил, остервенело оглядываясь и рыча от ярости.

– С флангов! С флангов заходите! Диана – ты с лева! – послышался громкий командный бас. – Не дайте ему уйти!

С соседних улиц высыпали, звеня тяжелыми латами готического вида доспех, несколько десятков воинов. На нагрудниках были красиво выгравированы два скрещенных в ударе топора. Одни воины крепко вцепились в острые изящные копья, а другие несли светящиеся жезлы высокотехнологичного вида, вырывавшие улицу из темноты и освещавшие пространство. Глаза воинов излучали красное свечение, как у жителей деревни. Группа бойцов с жезлами обступила валфорца, угрожающе размахивая ими у него перед мордой, а копейщики заняли позиции за их спинами, чего-то ожидая. Запаниковавшее животное растерялось, схватило первого попавшегося вампира, повалило на землю, зверски терзало взмахами когтистых лап. Брызгала кровь, перемешанная с грязью, вампир верещал, куски окровавленного мяса жертвы шлепались на землю. Доспехи совсем не могли защитить от смертоносных когтей. В свете жезлов происходящее выглядело как сцена из фильма ужасов. Пока валфорец был занят жертвой, копейщики синхронно вонзили в него копья, на которых извивались электрические дуги. Тело монстра дрогнуло от мощного электрического разряда, животное болезненно взревело. Шерсть оборотня встала дыбом, запахло палеными тряпками и сгоревшим мясом. Валфорец упорно перебирал ногами, тащил за собой целый отряд, протягивая лапы к ближайшему копейщику, но дотянуться не мог. Вампиры вдесятером еле сдерживали чудовище, если бы вампира не принесли в жертву, если бы зверя не напугали светом, он бы в два счета всех перебил.

Я даже позавидовал такой мощи.

С криком через головы вампиров скакнула девушка, ее длинные черные волосы распустились на ветру, она отсекла оборотню голову увесистым двуручным мечом. Клинок блеснул в свете жезлов, голова оборотня откатилась в сторону, тело монстра безвольно обвисло на копьях.

Копейщики победоносно закричали.

Диана, так ее назвал командир, с криком подняла клинок острием к небу, звякнув наручами легких доспех. Я смотрел на нее с испугом и восхищением, она напоминала дьявольскую фурию, способную разорвать любого противника. Дьявольская фурия – мягко сказано. Она полностью оправдала титул, когда стала пить хлеставшую из шеи валфорца кровь. Почувствовав кровавый аромат, вампиры выпустили клыки, всем скопом подступали к туше, но Диана с шипением взмахнула перед ними мечом, прогоняя их, как обнаглевших собак.

– Мое! – крикнула Диана, и жадно вцепилась клыками во вскрытую рану, большими глотками выпивая кровь. Вампиры даже не подумали с ней спорить, но такой поступок с ее стороны казался мне несправедливым. Валфорец был побежден совместными усилиями, а все лавры достались Диане. Видимо, по местным меркам, она была очень сильным вампиром, ведь с ней побоялся поспорить десяток вооруженных мужчин.

Диана присосалась к ране, не отрываясь от нее ни на секунду. Кровь пачкала ее губы, аппетитными струйками стекая по шее, напоминая мне сладкий гранатовый сок. Я завистью и удовольствием наблюдал, как сексапильная вампирша пила жертву, не оставляя даже капли для товарищей.

Стоп.

Какая аппетитная кровь? Какой гранатовый сок и какая зависть?

Я стоял, как и остальные, тупым загипнотизированным взглядом наблюдая за трапезой Дианы. В животе заурчало, рот мигом наполнился слюной, в деснах возникла нестерпимая режущая боль, языком я нащупал острые клыки. Я был нестерпимо голоден, мне очень хотелось крови, свежей и бодрящей, божественно сладкой, как свежевыжатый сок.

Зажав рот ладонями, я испуганно промычал, чем привлек к себе нежелательное внимание. Широкоплечий мужчина, облаченный в мрачные, отличающиеся от других, грузные доспехи, хищно на меня взглянул. Свет жезлов отражался в его лысине и освещал густую бороду. Он напоминал брутальную, закованную в массивный стальной панцирь черепаху, способную пальцем раздавить череп.

– Охренеть… – прошептал он. – Диана!

Диана с рыком оскалила окровавленные клыки и сердито посмотрела на лысого. Ей не понравилось отрываться от еды, но с мнением этого лысого мужика она явно считалась, не рискуя игнорировать. Похоже, он был довольно силен.

– Угомонись, – мрачно велел он. – Посмотри на это, – лысый указал на меня огромным двухметровым молотом, испускающим тусклое фиолетовое свечение.

– И что? – усмехнулась Диана. – Леонид, ты из-за любой черни дергаться будешь?

Взглянув на меня, Диана замолчала, что-то очень ее напрягло. Меня подобные взгляды смутили, я сразу почувствовал себя белой вороной, к тому же с общипанным крылом.

Диана зашагала ко мне, копейщики мигом намертво вгрызлись в оборотня, допивая оставшуюся кровь. Диана не обратила на это ни малейшего внимания, что меня совсем не порадовало. Если она из-за меня даже ради добычи готова отказаться – то я ей сильно понравился, и симпатии такой не хотелось.

Сожрет. Высосет до последней капли. У меня колени подкосились.

– Ты, – Диана обратилась ко мне надменным тоном. В ее ярких белых глазах блестел свет жезлов. – Ты не обычный тануа. Откуда ты пришел?

Меня охватил испуг, сердце заколотилось в бешенном темпе, я рухнул на задницу, став отползать от вампирши. Такая реакция не вызвала у нее ровным счетом никаких эмоций, она наблюдала за мной, как за слабоумным бараном. Со стороны, наверное, я так и выглядел.

– У меня деньги есть! Адвокат! – бессвязно затараторил я, сам не понимая, какой эффект собирался произвести на Диану. – Я богат! У меня много связей! Давай договоримся!

Диана с усмешкой схватила меня за воротник, оторвала от земли, пристально заглянула в глаза. Когда ноги потеряли контакт с поверхностью – я затаил дыхание. Она смотрела с любопытством исследователя, изучая меня как редкий экспонат, внезапно попавшийся на археологических раскопках. В груди что-то словно шевелилось – я физически ощущал, как меня сканируют неведомым сканером. Глаза Дианы затянуло пеленой мрака на какое-то время, а затем глаза вновь стали обычными. Закончив, Диана безразлично отпустила воротник – мир рванул перед глазами, я плюхнулся в грязь.