Людмила Жиркова
Этерион. В поисках прошлого

Этерион. В поисках прошлого
Людмила Жиркова

Молодой парень шел по поляне, не понимая кто он и куда идет. Что произошло с ним? Кто он? И как вообще оказался в неизвестном месте с проломленной головой?Первая книга из серии Этериона рассказывает о появлении семерки героев, наделенных магией, которая долгое время была под запретом.В оформлении обложки использовано изображение с сайта pixabay.

Глава 1. Семерка

Молодой (очень молодой) парень шел по полю, спотыкаясь на каждом шагу. Кто он и как здесь очутился, он не помнил. Куда идет?.. Да лишь бы куда-нибудь дойти, а там может, кто и подскажет.

Слава Господу, имя свое он вспомнил: Владислав или просто Влад. Но, как он ни напрягался, кроме имени, не смог вспомнить ничего, даже имя матери.

Голова закружилась, и он снова споткнулся, и присел на колено, едва не упав лицом в снег. Схватившись руками за голову, он почувствовал под шапкой что-то мокрое и липкое. Долгое время Влад рассматривал пятно крови у себя на ладони, но не сразу смог понять, что это его кровь.

Пошел снег. Падающие на него снежинки отрезвили его, и только тогда серое вещество в его голове подсказало ему, что он ранен. И, похоже, серьезно – без сотрясения тут явно не обошлось. Юноша встал и нетвердой походкой направился прямо, надеясь вскоре выйти на деревню или, на худой конец, какой-нибудь трактир.

Солнце уже начало садиться, когда на горизонте показались первые крыши домов. Парень не сразу догадался, что он достиг цели и скоро ему окажут первую помощь.

Сознание парень потерял на пороге чьего-то дома, упав в заботливые руки хозяйки.

Проснулся Влад посвежевшим и слегка отдохнувшим. В голове слегка прояснилось, хоть и болела она жутко. Зато запах был восхитительным! Влад вспомнил, что он лет сто не ел (ну, по крайней мере, сутки точно). Влад сел на кровати и только сейчас заметил, что в комнате он был не один.

Женщина, чем-то похожая на Бабу-Ягу, что-то колдовала у печи. Юноша поднялся было, чтобы поприветствовать гостеприимную хозяйку, но не тут-то было. Сильное сотрясение снова дало о себе знать, и Влад бухнулся обратно на топчан. Хозяйка хижины, не поворачивая головы, пробурчала:

– Проснулся, родимый? Скоро ужин готов будет, потерпи немного.

– Ужин? – слабым голосом спросил Влад. – Сколько я спал?

– Два дня уже, – женщина, наконец, повернулась.

«Чтож, на лицо она довольно мила, – подумал про себя Влад. – Хотя, причесаться и переодеться ей не помешало бы». Когда до него дошло, что два дня – это все-таки долго, парень попробовал вспомнить, из-за чего он очутился в такой глухой дыре. …и не смог.

Кроме того, что он человек, его зовут Влад и ему шестнадцать лет, он не помнил ничего. Странно, но какого цвета у него волосы, глаза, как он выглядел вообще, он тоже не помнил.

– Тебя сильно ударили, – отвлек его мелодичный голос женщины. – Я заштопала тебе макушку. Три шва получилось.

– Ого! – удивился парень. – Самому интересно, где меня так…

Женщина нахмурилась:

– Ты ничего не помнишь? Это плохо. Что ты помнишь вообще?

– Влад, шестнадцать лет, родился где-то на земле, родителей не помню. Кто меня ударил – я не видел. Что я вообще делал на поле – не помню. Помню только, как шел. Падал снег, голова сильно кружилась, под шапкой кровь, вроде как моя. Проснулся я уже здесь, в этой комнате. А, кстати, где я?

– Деревня Черные Камни. Меня можешь звать тетей Варей.

– Очень приятно.

– Да, мне тоже, – вздохнула тетя Варя. – Ну и занесло же тебя, парень. Места здесь глухие, гиблые. Народу здесь – по пальцам пересчитать можно, и те все сплошь старожилы. Молодежь вся в город на заработки ускакала, а гостей к нам и палкой не загонишь. Каким же это ветром тебя, молодой, сюда занесло?

– Если бы я знал. А почему деревня так называется? – парень помнил, что человеческие поселения называли не просто так, а по какой-нибудь примете. В Черноземье, например, почва была черной на вид, перемешанная с углем и пеплом. Светлолесье было окружено лесом из берез и каких-то еще белокорых деревьев. Ну, и так далее…

– На северо-западе от деревни есть места болотистые. Тропка там есть, но сильно неприметная, заброшенная. В конце той тропки стоит полянка, а вокруг нее семь камней. Говорят, сила в них есть волшебная, в каждом своя, особенная. Коснешься их по очереди – и один из них обязательно тебя выберет, коль есть в тебе способность.

Влад заинтересовался, заерзал на месте:

– И что, много народу их касалось?

Женщина пожала плечами:

– На моем веку такого не было. Никто еще не возвращался оттуда.

– Так может они вышли другой тропой?

– Это исключено. С другой стороны лес дремучий да высокие скалы, – женщина улыбнулась. – А ты, небось, решил и сам счастья попытать?

– Да можно бы, – пожал Влад плечами.

– И даже не задержишься, по хозяйству помочь? А то и пожить здесь можешь, домов пустых здесь много – бери любой. Просто заходи и живи.

– Спасибо за предложение, тетя Варя, как вернусь, обязательно им воспользуюсь. Да и по хозяйству помогу, но только когда вернусь с болот.

Женщина как-то не особенно пыталась отговорить от похода. Слова звучали как-то стандартно, шаблонно. Видимо, она уже не первый раз сталкивалась с такими путешественниками.

– Ну, а самочувствие как? У тебя же сотрясение.

– Ничего, как-нибудь доковыляю. А за помощь спасибо. Я обязательно вас чем-нибудь отблагодарю.

– Ну что же, раз уж решил, не буду отговаривать. Только помогу в дорогу собраться.

На том и порешили. Собрала тетя Варя сумку с продуктами: немного фруктов, овощей, хлеба и флягу с водой, провела через всю деревню к болотной тропинке и отвесила на прощание низкий поклон.

По пути Влад заметил, что в деревне-то жизнь кипит. Много домов было и заброшенных, но в целом, деревня жила. Как и говорила женщина, в основном это были люди пожилого возраста. Но изредка попадались и дети, в основном малыши. Иногда сюда приводили внуков на потеху бабушкам и дедушкам. Веселый смех раздавался на каждом углу. В общем, жизнь в деревне была бурной..

Дойдя до края деревни, тетя Варя отвесила низкий поклон и помахала на прощание. Дальше Влад пошел один.

Прощупывая тропинку клюкой, подаренной на прощание заботливой тетей Варей парень медленно, но верно продвигался вперед.

Спустя какое–то время от сильного запаха сероводорода начала кружиться голова и немного стало подташнивать. Вдалеке сквозь негустой туман появились слабые очертания каменных глыб. Влад уже было обрадовался, как что–то придавило его к земле. На мгновение показалось, что ему на голову упало нечто тяжелое. Дышать стало тяжело грудную клетку, будто сдавило обручем от бочки.

Когда Влада отпустило, он заметил что стоит на тропинке на коленях, опираясь на клюку.

– Сынок, родной! Наконец–то я тебя нашла! – пропел нежный голос слева от парня.

Влад уставился на женщину, пытаясь рассмотреть в ней что-то знакомое. Симпатичная, чертами лица чем-то похожая на него, она протягивала руки, улыбаясь, но не решалась подойти ближе.

– Ну, иди же ко мне, сынок! Я так тосковала по тебе!

Влад очень хотел, чтобы женщина на самом деле оказалась его матерью. Но… он ничего не чувствовал, сердце не дрогнуло.

– Я так долго искала тебя, – продолжала женщина, – а ты не хочешь даже подойти ко мне?