Текст книги

Alex Slepisch Alex Slepisch
Белгхар – Легенда Теней

Белгхар – Легенда Теней
Alex Slepisch

Кто тот воин, что готов с гордостью нести на груди символ, вызывающий у других презрение и ненависть только за то, что ты получаешь честную плату за самую черновую работу из всех отвратных и пагубных дел? Кто чувствует дыхание смерти за спиной, но продолжает несгибаемо стоять, прикрывая щитом всё королевство? И кто сделает то, что необходимо, а не то что правильно? Ответ один – веркист…

Alex Slepisch

Белгхар – Легенда Теней

Глава 1

Во мраке безумной ночи, среди тёмных дубов и повалившихся елей, воин в тяжёлых доспехах из чёрного железа, облокотившись на ствол старого погнутого древа, покрытого сырым мхом, вслух размышлял:

– Скажи мне, кто такой герой? – спросил он, чуть смягчая грубоватый низкий голос. – Многие ответят, мол, это человек храбрый сердцем, не боящийся смерти, идущий на риск во благо людей. Но ведь не бывает блага для всех… Что одним хорошо – другим смерть. Я знаю это не понаслышке. Некоторые считают меня героем за успехи в войне, но они даже не представляют, сколько боли и страданий я причинил горцам, магам… обычным людям… – медленно выдохнул он с тяжестью на сердце. – Другие скажут, что герой это тот, кто спасает обреченных. Помогает слабым… Но нет, это не геройство. Скорее благородство, хотя, по правде говоря, никто не делает что-то просто так. Только дурак выполнит дело, не получив выгоды. Такова реальность жизни.

Мужчина спокойно повернул голову в бок и посмотрел на дрожащую безбородую беременную гномиху, чьё измазанное кровью лицо освещали языки пламени от горевшей лесной деревушки мятежников.

– Так кто же тогда настоящий герой? – вновь задал он вопрос, не отводя глаз от девушки. – О них не пишут легенды, а если и пишут, то не упоминают главное. Нас восхваляют за успех, победы, “освободительную миссию”, кх-хы-хы-ха-а-а… – боец толи посмеялся, толи хотел заплакать, но не смог. – Всё брехня. Героем становятся не из-за того, что побеждаешь врага и спасаешь мир от внешней угрозы. Это ни добро и мораль сделала меня таким, каким ценят жители королевства, а умение делать любую работу. Настоящий герой по уши в дерьме. Настоящий герой делает то, что необходимо, а не то, что он хочет и считает правильным. Если потребуется убивать детей, женщин и невинных – он это сделает. Запачкает руки, обречёт душу на медленное гниение, но дело будет выполнено. Во благо короны! – с акцентом окончил свой монолог мужчина.

Горчиха была под метр сорок ростом с тёмно-медными вьющимися длинными волосами и блестящими от слезинок янтарными глазами. С виду – девушка приятной внешности, и только большие мужские ступни, как у двухметрового здоровяка, раскрывали её происхождение. Такие гномы получили у людей прозвище "большеноги".

– По мнению короны, вы несёте угрозу нашему существованию. Но знаешь, ты можешь продлить себе и будущему ребёнку жизнь, – неожиданно для горки произнёс мужчина. – У тебя есть шанс спасти его. Я закрою глаза на всё. Только скажи одно… – воин выждал недолгую паузу, чтобы та успела обдумать его слова. – Куда ушёл Албулакс?

Гномиха со страхом глядела на доспехи мужчины, тёмная ткань на которых была пропитана кровью её друзей и родных…

– Поверь, я не хочу делать зло. По крайней мере, именно вам. Мне нужны только настоящие преступники… Как твоё имя?

– Ори…– тихо промолвила горка в ответ.

– Слушай, Ори. Меня зовут сэр Феррус Зозимос, и я, как второй советник короны по вопросам северогорцев и командир отряда веркистов по уничтожению инакокровных существ “Тени”, обещаю тебе помочь. Разумеется, взамен на необходимую мне информацию. Просто скажи, где он… – слова ударом молота по наковальне отозвались в голове девушки.

Женщина задумалась. На кону был выбор – предать своих братьев по крови и спастись либо умереть.

– Тосхно помосхете? – спросила она с гномьим акцентом.

– Я дал слово. Ну, так что? Расскажешь? – ответил Зозимос сквозь дым пожара и чьи-то близкие стоны.

– Он усхол тхри дхня назхат кх госхподинху Белгхару…– выдавила из себя слова горка.

– Умница,– улыбнулся воин. – А где живёт этот Белгхар?

– На востхоке. Гдетхо вх Мрасхном лесху…

Зозимос расплылся в улыбке.

– Точнее сказать не можешь?

– Нетх…

– Молодец, ты всё сделала правильно, – произнёс Феррус и, подойдя поближе, погладил её по голове и поцеловал в испачканный лоб.

– Я могху идтхи? – спросила дрожащая от страха горка.

– Да-да, теперь ты свободна. Уговор есть уговор. Я обещал помочь, значит помогу… Эй! Закругляемся! Надо спешить в Мрачный лес! Добейте раненных и в путь! – крикнул он своим людям. – Что же ты стоишь? Ступай… Хотя нет, постой! Мы же лишили тебя дома. Мне, действительно, очень жаль, но такова была цена этой информации. Тебе холодно? Ты вся мокрая – так нельзя. Иди, погрейся у костра, теперь их тут много, и попроси у моих солдат, чтобы они вернули какие-нибудь сохранившиеся вещи.

Ори с опаской смотрела на Зозимоса

– Не бойся. Я приверженец теории, что гномы вообще не опасны, но такова служба. Вы не так разрушаете грани, как маги. Смысла тебя убивать, пока нет. Горцем больше, горцем меньше – для нашего мира всё равно. Мне нужна была информация, и я её получил. Что ж, надеюсь, их души обрекут покой. Ступай, да пусть хранят тебя те, в кого ты веришь, – проговорил командир отряда веркистов и отправился к своим бойцам.

Гномиха, хромая на правую ногу, пошла к своей горевшей палатке, где погиб её муж, младшая сестра и сыновья.

В том бою отряд потерял двадцать веркистов против более двухсот жителей лагеря, среди которых были не только гномы, но и полсотни человек, дюжина эльфов и старший земляной маг, павший от рук Ферруса.

Возле трупов мятежников стояли солдаты Зозимоса, обирающие мёртвых.

– Гляньте, ещё живая сволочь! – крикнул один из солдат, изготовив меч к атаке.

– Не трогай! Командир оставил её в живых, значит так надо, – ответил старший сержант Красис, который был непосредственной главой присутствующих бойцов. – Эй, отродье! Феррус приказал оставить тебе одежду и немного еды. Всё лежит тут, а теперь забирай и проваливай, куда глаза глядят. Тут больше нельзя оставаться,– проговорил с неприязнью боец.

– Тьфу, ладно. Пошли. Пора,– добавил солдат, и группа отправилась к выходу из пылающего лагеря.

Веркисты покинули это место, а обречённая горка присела у трупа сестры, которую пронзили стрелами в шею и спину.

“За что они так с нами? Почему люди такие твари…”– думала про себя Ори, дотронувшись дрожащей рукой до холодной сестры. В одну секунду ей стало так больно, грустно и одиноко. Эта горечь потекла сквозь слова прощальной горчей песни:

“Спи брат, спи сес-тра,

Засы-паешь на-всег-да.

Ско-ро встре-тит Мелиус-мунд

И не-счастья все уй-дут

Мир, где дадут тепло и ласку,

И не на-до спать с опаской. 

Там встре-чают с добро-той,

И не на-до жить войной…”

Феррус слышал это обречённое пение. Несмотря на твёрдость гномьего языка, оно пробирало до мурашек костей и веяло той болью, что причинили веркисты, но Зозимос лишь хмуро глядел вперёд, будто всё в жизни должно быть именно так. Должны быть живые, убитые и обречённые…

Воины возвращались к своим лошадям, которых оставили в тройке километров от лагеря, чтобы не привлекать внимание шумом. “Тени” почти всегда действовали скрытно и теряли в разы меньше людей, чем их главный конкурент отряд веркистов “Истребители”.

Среди чуть более двухсот человек особо выделялись только двое: Зозимос Феррус и Амон Фатуматос.

***

Из различных писем и рапортов:
Новости
Библиотека
Обратная связь
Поиск