Текст книги

Кира Стрельникова
Бездушная

Глава 5

– Как тебя зовут? – с искренним любопытством спросила девушка, сидевшая рядом на скамейке.

Танния посмотрела на нее, отметив и точеную изящную фигурку, которую почти не скрывали полупрозрачные одежды, и нежные черты лица, обрамленные локонами цвета карамели. Серо-зеленые красивые глаза опушали длинные ресницы, а на гладкой коже лица словно кто-то рассыпал крошки от ржаного хлеба. Девушка была красива мягкой, деликатной, какой-то уютной красотой, которая всегда привлекала мужчин. И улыбалась она открыто и доброжелательно, глядя на безучастную Таннию. Лишь привычка подмечать малейшие детали позволила Бездушной уловить в самой глубине взгляда новой знакомой странное выражение, даже его тень, скорее. Настороженность. Или опасение? Или готовность в любой момент… что? Танния мысленно отмахнулась от вопросов: какая разница, что именно отражалось во взгляде собеседницы.

– Танния, – послушно ответила она.

– Ты новая девушка в гареме Корхилла, да? – продолжила расспросы собеседница и подхватила с блюда сочную дольку ананаса. – Ходят слухи, он сам тебя привел? – Она чуть понизила голос и подалась вперед; на лице промелькнуло любопытство.

Потом вдруг девушка виновато ойкнула и прижала ладошку к губам.

– Прости, я не представилась, – поспешно добавила она и снова улыбнулась. – Я Силанна.

Танния наклонила голову в вежливом приветствии. Они сидели в одном из внутренних садиков, на изящной скамейке с мягким сиденьем. Вокруг росли пышные кусты, на которых покачивались крупные бордовые цветы, распространявшие густой сладковатый аромат. Рядом со столиком журчал низенький фонтан с утопленной прямо в мраморном полу чашей, и ножки Силанны, освобожденные от туфелек, касались прозрачной воды, в которой плавали лепестки. День и правда выдался жарким, как отметила Танния, и, подумав, она последовала примеру Силанны, сбросив обувь и опустив пальцы в прохладную воду.

– А если не секрет, зачем ты ему? – продолжила расспросы Силанна, и в ее голосе проскользнуло легкое удивление. – Вроде у Корхилла для всех чувств девушки есть…

– Вот вы где, красавицы мои! – Их разговор прервался появлением самого Карателя, и Силанна, мило зардевшись, замолчала, опустив взгляд.

Танния опять отметила, как учащенно начала вздыматься ее грудь, как под полупрозрачной материей проступили темные горошины напрягшихся сосков – белья под платьем у Силанны не было, а глубокий вырез едва прикрывал соблазнительные полушария. Впрочем, здесь их никто посторонний увидеть не мог, во внутренние покои Карателей могли зайти только те, кого сюда приглашали сами хозяева, как пояснила Таннии экономка, помогая переодеваться.

– Корхилл! – тихо воскликнула Силанна, явно разволновавшись – об этом говорил и особый блеск, появившийся в глазах, и приоткрытые губы, которые девушка быстро облизнула.

– Здравствуй, Лани. – Каратель с нежной улыбкой посмотрел на девушку, потом взял ее ладонь, не сводя взгляда, и медленно перецеловал каждый пальчик. – Чудно выглядишь, радость моя. Смотрю, развлекаешь мою новую гостью? – Темная бровь поднялась, а в голосе мужчины проскользнуло странное выражение, которое Танния не смогла распознать.

– Ну… – Та явно смутилась и прерывисто вздохнула, не торопясь высвобождать ладонь – Корхилл так и держал ее в своей руке, словно в задумчивости поглаживая тонкие пальцы. – Я просто вышла во двор погулять, вижу – здесь Танния, – пояснила она и подняла взгляд на Карателя. – Что-то не так? – с легким беспокойством спросила она.

– О, все отлично, малышка, – успокоил ее Корхилл. – Я и сам хотел попросить не давать Тан скучать в одиночестве. – Он бросил рассеянный взгляд на скамейку, на которой могли уместиться только двое, на молчаливую Бездушную, наблюдавшую за ним и Силанной без малейших признаков эмоций на красивом лице. – К сожалению, я не смогу проводить с ней все свое свободное время. – Каратель посмотрел прямо в непроницаемые глаза цвета аквамарина.

Такие же холодные, как эти камни. Силанна поспешно поднялась, освобождая место и правильно угадав намерение Корхилла провести время с новой гостьей.

– Мне уйти? – уточнила она, обратив внимание на безучастность девушки, и это ее удивило: к Кору не оставалась равнодушной ни одна женщина от шестнадцати до восьмидесяти.

– Ты мне не мешаешь, – тепло улыбнулся Корхилл и наконец отпустил ладонь. – Я просто хочу пообщаться с Таннией. – Его взгляд вернулся к молча сидевшей Бездушной.

Поколебавшись, Силанна отошла и расположилась на небольшом возвышении с другой стороны фонтанчика, похожем на диван из мрамора, заваленный множеством ярких подушечек. Она легла, опершись на локоть, и взяла со столика раскрытую книгу, казалось, потеряв всякий интерес к происходящему совсем рядом. Корхилл же сел рядом с Таннией, положил руку на спинку, повернувшись к девушке, и внимательно вгляделся в ее лицо.

– Скажи, а другие тоже были такими же красивыми? – спросил он, улыбнувшись уголком губ.

– Да, – коротко ответила Танния, глядя ему в глаза. – Хозяин любил красивые вещи.

Корхилл склонил голову, его взгляд медленно скользил по девушке, словно оценивая: ее наряд, конечно, был скромнее, чем у Силанны, но тоже с довольно глубоким вырезом и из тонкой ткани. А белья под него ей не выдали, портниха сказала, принесет позже по ее меркам.

– Можно я прикоснусь к тебе? – Странная просьба Карателя вызвала бы у Таннии удивление, если бы она могла чувствовать.

А так Бездушная лишь пожала плечами.

– Хозяин никогда не спрашивал нас, – ответила она. – Если вы хотите – прикоснитесь.

Голос девушки звучал ровно, спокойно, и, лишенный эмоций, он был неестественным. Кор, казалось, не обратил внимания и медленно поднял руку. Его пальцы легко, едва ощутимо дотронулись до гладкой щеки, провели вниз, обрисовали контур губ, потом прошлись по прямому носу. Корхилл разгладил брови Таннии и вернулся к губам, внимательно за ней наблюдая.

– Что ты чувствуешь? – тихо спросил он, поглаживая их, заставляя приоткрыться от такой деликатной ласки.

– Ничего, – честно ответила Бездушная.

Силанна при этих словах едва заметно вздрогнула, на несколько мгновений оторвалась от книги и покосилась на пару с удивлением. Чтобы кто-то так говорил о прикосновениях Корхилла?! Невероятно… «Где он нашел эту девушку?» – тут же завозилось любопытство, и Лани поспешно вернулась к книге. Потом еще будет время пообщаться с Таннией, а пока лучше не мешать им – Корхилл явно пытается приручить новенькую.

Каратель же тихо хмыкнул, убрал руку и посмотрел на блюдо с фруктами. Выбрал половинку спелого сочного персика и поднес ко рту Таннии:

– Кусай. – Он как-то по-мальчишески озорно улыбнулся, его зеленые глаза хитро блеснули.

Бездушная не стала ничего спрашивать, лишь послушно потянулась и аккуратно взяла зубами фрукт, подчиняясь просьбе. Но она не учла, что персик окажется слишком сочным и сладкая жидкость потечет по подбородку, норовя капнуть на грудь. Танния поспешно втянула дольку в рот, но облизнуться не успела – судя по вспыхнувшему взгляду Корхилла, он именно на это и рассчитывал. Каратель придвинулся ближе, его указательный палец медленно стер каплю и оказался прямо около ее рта.

– Облизни, – почти шепотом попросил он, положив вторую руку на спинку скамейки вплотную к плечам Таннии.

Она, так же молча, обхватила губами подушечку и провела по ней языком, собирая сок, а потом слегка втянула и провела губами: встретившись с потемневшим взглядом зеленых глаз, Танния прекрасно поняла, что именно представил Каратель на месте пальца. А его участившееся дыхание лишь подтвердило ее догадки.

– Такая умелая, Тан, – слегка охрипшим голосом произнес Корхилл, наклонившись совсем низко к ней, и его ладонь легла на щеку девушке, не давая отвернуться.

Впрочем, она и не собиралась этого делать, терпеливо дожидаясь дальнейшего воплощения задумки Карателя.

– Можно я тебя поцелую? – выдохнул он, тихонько погладив большим пальцем бархатистую кожу.

Танния моргнула, совсем не ожидая услышать такой вопрос от нового хозяина. Раньше ее никогда не спрашивали, да и целовали вообще крайне редко. От Бездушной требовали совсем других умений. И где-то в самой глубине сознания шевельнулось что-то, непонятное пока ей, но определенно похожее на… чувство?.. Корхилл же мягко улыбнулся, снова погладил ее губы и обнял, прижав к себе.

– Я делаю что-то не так? – тихо-тихо спросил он, внимательно наблюдая за девушкой. – Тебе неприятна моя близость, прикосновения?

– Нет. – Танния покачала головой, поймав себя на том, что не может отвести глаз от зеленых омутов напротив.

– Ты не хочешь, чтобы я тебя поцеловал? – снова спросил Корхилл, его ладонь переместилась на затылок девушки, и пальцы зарылись в темные локоны. – Только скажи – я отпущу, Танния. Но лично мне бы хотелось попробовать твои губы на вкус, – выдохнул он, их лица разделяло уже совсем небольшое расстояние. – Ты не против?..

– Нет, – находясь словно в каком-то трансе, ответила Танния, послушно приподняв голову и подставляя приоткрытый рот.

Кор довольно вздохнул и аккуратно прижался к нему, придерживая голову девушки за подбородок и не торопясь углублять поцелуй. Он мягко провел языком по контуру губ, пощекотал уголок, а потом нежно втянул нижнюю, посасывая и лаская ее, чутко ловя любой отголосок реакции. Сначала Танния сидела неподвижно, давая ему делать то, что хотел, а потом Корхилл с внутренним ликованием ощутил, как по телу Бездушной прошла волна дрожи, девушка подалась вперед, открыв рот чуть шире. Каратель на несколько мгновений отстранился и шепнул:

– Тебе понравилось, Тан? Скажи мне. – Его ладонь медленно провела по плечу, прикрытому полупрозрачной тонкой тканью, и спустилась на грудь.

– Это было приятно, – ответила она правдиво, не опуская головы и продолжая смотреть ему в глаза.

– Хочешь, я сделаю это еще раз? – Улыбка Кора стала искушающей, во взгляде появились искры. – А ты ответишь, м-м, Тан? Тогда и мне тоже будет очень приятно, милая.

– Хорошо, – покорно произнесла она то, что Каратель хотел услышать.

Ей в самом деле было приятно, она не соврала, и повторить хотелось – хотя бы для того, чтобы проверить, в самом ли деле тело отозвалось на поцелуй или показалось. Его губы снова прижались к ее, только в этот раз настойчивее, язык властно раздвинул рот, а ладонь обхватила полушарие и мягко сжала, массируя. Танния мельком отметила, что ее медленно наклоняют назад, на мягкую подушку, а потом отвлеклась на поцелуй – Каратель хотел, чтобы она ответила, а Бездушная привыкла быть послушной. Ее голова чуть откинулась, тело изогнулось, подставляясь под пальцы мужчины: он уже поглаживал ее грудь и сосок, красноречиво проступавший под тонкой тканью, и от прикосновений по коже гуляли щекочущие волны удовольствия. Танния включилась в игру, подавшись вперед и шире открыв рот, довольно уверенно целуя Корхилла, и тут она поймала себя на странном желании обнять его за шею, запустить пальцы в волосы так же, как он это делал с ней несколько минут назад.

Наверное, будь она обычной девушкой, так и сделала бы – целовался Каратель очень хорошо, и Таннии с каждым мгновением нравилось все больше, – но она не поддалась порыву. Ей ведь не сказали, может она прикасаться к новому хозяину или нет, и лучше не смелеть прежде времени: ее прошлый опыт подсказывал, что это может закончиться плачевно. А Таннии не хотелось портить эти минуты, в которые она чувствовала что-то хотя бы физически. А Корхилл не останавливался, поцелуй становился жарче, настойчивее, и краем сознания Танния отметила, что пальцы ласкают ее грудь уже без всякой преграды… Горячие, нежные и уверенные, они то едва ощутимо поглаживали, то мягко сжимали, причиняя острое удовольствие, и от него кожу покалывали сотни невидимых иголочек. Сосок превратился в твердый розовый камешек, ставший слишком чувствительным, до болезненности, и когда Корхилл в очередной раз сдавил его подушечками, Танния не выдержала и тихо вскрикнула, зажмурившись и отстранившись от его губ.

И тут же замерла, распахнув ресницы и уставившись на Карателя. А он довольно улыбался, склонившись над ней, и ничуть не разозлился, что Бездушная прервала поцелуй.