Elah
Майтрейя. Слияние проявленного и непроявленного


Вероятно, Артур серьезно занимался спортом, у него была отличная фигура. Одет он был в синие джинсы, серую рубашку и пиджак на тон темнее рубашки, на ногах черные туфли. В целом Артур мне понравился. Только его желтая сумка выглядела нелепо…

– Я заметил Вас еще, когда Вы стояли у входа в магазин. Вы очень красивая девушка, Александра.

– Я Вас тоже тогда заметила, но больше привлекла внимание Ваша желтая сумка.

– Да, она заметная… но не совсем моя. Секретарь на фирме купила ее, чтобы носить в ней заказные детали. После случая, когда важные заказные детали в обычной сумке мы потеряли, перепутав нашу сумку с другой такой же. Кстати, я работаю на фирме «Абсолют». Занимаюсь охранными системами.

Артур достал из кармана визитницу и, открыв ее, достал и протянул мне свою визитную карточку. Я прочла текст на ней: Артур Горянов, исполнительный директор компании «Абсолют», охранные системы.

– На визитке есть мой мобильный телефон. А я могу записать Ваш?

– Да, конечно, – я назвала ему свой номер телефона.

– Я позвоню на днях, приглашу Вас поужинать, если можно.

– Можно. Мне пора уже возвращаться на работу. Спасибо за кофе, Артур, – поблагодарила я.

Артур оплатил счет, и мы вышли из кафе. Попрощались, я пошла к магазину, он уехал.

Пока меня не было, в магазин приехала хозяйка, Роксана Викторовна – эффектная крашеная блондинка. Ей скоро пятьдесят, но она старается казаться моложе, следит за фигурой, очень много внимания уделяет своей одежде, макияжу. Роксана Викторовна была замужем, но, по слухам, ее муж ушел от нее к более молодой сопернице. Ее взрослая дочь живет где?то за границей со своей семьей. При всем внешнем лоске нашей хозяйки чувствуется, что она одинока и несчастна.

Роксана Викторовна была не «в настроении» сегодня. И разговор начался неприятный.

– Александра, почему тебя нет на рабочем месте?

– Роксана Викторовна, здравствуйте. Я отпросилась ненадолго.

– Руслан говорит, что ты не отпрашивалась, просто поставила его перед фактом. И это не первый раз. Работаешь плохо, продажи падают, а тебе хоть бы что. За что я тебе деньги плачу? Ты помнишь, два года назад я пожалела тебя и взяла на работу ничего не умеющую, только после школы.

– Я помню, Роксана Викторовна. Больше это не повторится.

Не ожидала я, что Руслан так меня «подставит».

– Александра, твои обещания ничего не значат. Руслан и Катя говорят, что устали за тебя работать. Я больше не хочу видеть тебя в магазине. Ты уволена. Завтра можешь забрать расчет.

Такого поворота событий я вообще не ожидала.

– Как уволена?

– Так. Ты можешь идти куда угодно сейчас же. На твоем месте будут рады оказаться десяток других и даже за меньшую оплату, чем у тебя.

Кровь прилила у меня к голове.

– Но ведь это неправда, что я прогуливаю, что я плохо работаю!

– Александра, это правда. И Катя это тоже подтвердит. Так, Катя? – это сказал уже Руслан.

Катя кивнула головой в знак согласия.

Подумать только, мы с Катей поддерживали друг друга раньше, а Руслан мне говорил, что любит меня, еще совсем недавно… Я перевела глаза на Ирину – та смотрела изумленно и разводила руками, мол, что я могу.

В один момент я стала чужой для них, а они для меня. Я почувствовала, что это уже «не склеить». Медленно прошла в «подсобку», забрала свою сумку и пошла домой, не попрощавшись.

На душе было мерзко. Предательство, и еще я осталась без работы. Ужасный день.

В каком?то оцепенении я села в своем дворе на скамейку перед детской площадкой. Дети играли, я сидела, ничего вокруг не замечая. Не знаю, сколько это длилось. Ко мне подошла маленькая девочка и что?то сказала, протягивая игрушку.

Я поняла, что вот?вот разревусь и бросилась к подъезду в свою квартиру. Дома я все?таки разревелась. Плакала горько, безутешно от того, что мир так несправедлив, что со мной так подло обошлись, я жалела себя, свою жизнь. Я плакала от того, что скучала по родителям, что их сейчас нет со мной, что детство закончилось, что я так и не поступила в институт и… еще сама не знаю от чего.

«Вся в слезах» я уснула.

4. Сон. «Полная задница»?

Я снова оказалась в незнакомом городе с узкими улочками. Я бродила по ним, пока не увидела вывеску кафе «Рядом с тобой», зашла в это кафе и, как уже было, оказалась на своей кухне. На кухне кто?то был. Я увидела ее, девушку, как две капли воды похожую на меня.

– Ты не будешь возражать, если я похозяйничаю здесь и сварю кофе для нас? – она улыбнулась и добавила. – Я приготовила яичницу для тебя. Ты ведь не обедала и не ужинала.

– Опять ты?

– Я.

Я вспомнила свой недавний разговор с ней. Надо же, почему я не вспомнила о нем раньше?

– В прошлый раз ты говорила мне о парне с желтой сумкой – он заходил на работу. И после встречи с ним меня уволили. Это ты все подстроила?

– Нет.

– Если бы я не вышла пить кофе с ним, то была бы в магазине, когда приехала хозяйка. И тогда меня бы не уволили. Ты специально меня подставила!

– Знаешь, сначала тебе лучше поесть.

Она говорила спокойно, доброжелательно, и я послушно села за стол, а потом съела приготовленную яичницу.

– Ну вот, совсем другое дело. Теперь можно и кофе выпить, и поговорить, – сказала она с улыбкой.

После еды я разговаривала с ней уже не так воинственно.

– Ты сказала мне о парне с желтой сумкой, но ничего не сказала о том, что меня уволят. Ты знала об этом?

– Это был один из возможных вариантов.

– Что это значит?

– Это значит, что чтобы ты развивалась, нужны изменения. Насколько ты сама движешься навстречу им, настолько быстро они и происходят.

– Я не чувствую развития. По моему, я сейчас «в полной заднице». Что хорошего в том, что Руслан, Катя меня подставили, Ирина ничего не сказала в мою защиту – не могу простить им этого. А Роксана Викторовна меня просто уволила, не став слушать? Это больно, понимаешь? И я осталась без работы! Два года назад, когда не стало мамы с отцом, мне тяжело было где?то устроиться…

– Ты бы хотела вернуться работать в магазин, как раньше?
Новости
Библиотека
Обратная связь
Поиск