Elah
Майтрейя. Слияние проявленного и непроявленного


Лицо у меня вытянутое, «породистое», как говорят, со светлой матовой кожей. Высокий лоб открыт. Брови темно?русые изогнуты дугой. Над правой бровью едва заметный шрам: в детстве, играя, расшалилась и ударилась головой об обогреватель в квартире, рассекла себе лоб над бровью об острый край, после в больнице зашивали ранку. Небольшой след остался как напоминание об этом…

Больше всего в моей внешности мне нравятся мои глаза – серые, большие, с красивым миндалевидным разрезом, обрамленные длинными ресницами. Они достались мне от мамы. Чуть полноватые резко очерченные чувственные губы на моем лице – «папины». Нос у меня прямой, обычный. Я не ошиблась, считая, что у моей гостьи все мое, так и было – даже шрам над правой бровью.

Я налила в две чашки приготовленный кофе, открыла холодильник и подала ей пакет со сливками. Она сделала то, что обычно делаю я – налила сливки в чашку аккуратно по спирали. Мой любимый кофейный ритуал дома. Что же за гостья передо мной? Кто она?

– Тебе не встречался парень с желтой сумкой через плечо? – неожиданно спросила она.

– Не припомню, а что?

– Он зайдет к тебе в магазин.

– Знаешь, никогда не мечтала о таком. И это дурацкая шутка. Может, ответишь, кто ты?

Очертания кухни стали расплываться вместе с моей гостьей…

3. Встреча. Артур

В восемь утра зазвонил будильник в телефоне. Как же мне не хотелось вставать…

Как в детстве, забравшись с головой под одеяло, я пыталась удержать сон.

«Опоздаю!» – резко промелькнуло в голове, и я рывком села на кровать. Сон разлетелся, уступая реальности. Надо собираться на работу.

День обещал быть солнечным. Я встала, накинула халат и распахнула окно, наслаждаясь первыми лучами солнца и свежим воздухом.

Вернулась, заправила постель и посмотрела на рисунок, висящий на стене над кроватью. Это один из моих рисунков. Я изобразила на нем замок на берегу озера, на фоне замка силуэты мужчины и женщины, гуляющих вместе – моих родителей.

Они хотели, чтобы после школы я поступила в Петербургскую Академию художеств, и я этого хотела, а получилось иначе. Вместо вступительных экзаменов два года назад я хоронила маму и папу, они погибли в автокатастрофе.

На фото на моем столе мы втроем стоим перед этим замком. Улыбающиеся, счастливые. Это была наша последняя совместная поездка. Там я рисовала замок, а мои родители, действительно, прогуливались неподалеку. Я нарисовала их на фоне замка в средневековой одежде. Так нелепо оборвалась их жизнь через несколько месяцев…

Я посмотрела на часы на стене – осталось полчаса, чтобы собраться. Быстро умылась, на кухне приготовила для себя кофе как люблю, добавив щепотку какао. Открыла холодильник и нашла сливки – замечательно, значит, кофе будет со сливками, сделала себе пару бутербродов с сыром и достала творожок с фруктовой добавкой. Завтракаю я обычно плотно, а потом еще в магазине пью кофе, но уже растворимый.

После завтрака отправилась одеваться – рубашка, сегодня в мелкую вертикальную полоску синего цвета, и любимые светлые узкие джинсы. Осталось еще сделать хвост, подкрутить концы волос, немного подкрасить глаза и губы, и можно выходить.

До магазина идти минут десять – в этом с работой мне повезло, близко. Не спеша я подошла к магазину. Руслан и Катя уже на месте, Руслан что?то показывал Кате на своем телефоне. Он в магазине управляющий, Катя продавщица, как и я. И у Руслана, и у Кати темные волосы и карие глаза. Руслан почти на целую голову выше Кати, и ему пришлось нагнуться, чтобы Кате было удобно смотреть в его телефон. Увидев меня, он еще ближе наклонился к ней, так, что его губы коснулись ее щеки, свободной рукой обнял Катю. Ему хотелось задеть меня.

С Русланом мы встречались и даже собирались пожениться. Когда меня только взяла на работу Оксана Викторовна, хозяйка магазина, я ничего не умела, не знала. Руслан сразу тогда стал меня опекать, подсказывать по работе. Из?за этой его опеки мы и сблизились. Он познакомил меня со своими родителями, мы стали строить планы совместной жизни, и тогда я поняла, что не люблю его, просто пыталась заполнить пустоту одиночества. Не получилось. Я сказала ему об этом две недели назад. Мы расстались, в отместку мне он стал встречаться с Катей…

Теперь Руслан на работе все время с ней, и с работы они уходят вместе. Со мной он почти не общается, как и я с ним. С Катей мы раньше неплохо ладили, могли поболтать просто так, теперь же она стала меня игнорировать.

– Привет всем, – сказала я, проходя мимо них.

На мое приветствие, как и ожидалось, никто не ответил. Ну и ладно, я быстро проверила, правильно ли расставлена обувь на полках. Как всегда, в женской секции нашлось, что нужно переставить. Поменяв несколько пар местами, кое?что поправив, я зашла в подсобку оставить куртку с сумкой и сделать себе кофе. В подсобке застала нашего кассира Ирину.

– Привет.

– Привет. По кофе?

– Давай. Пошли у входа выпьем, сегодня солнышко светит.

– Пошли.

И мы вместе, с кофе в руках, отправились к выходу из магазина, «подышать воздухом» снаружи у дверей пока нет покупателей.

Ирина, как обычно, пожаловалась на свекровь – вчера дома опять поругались. Уже год, как она вышла замуж, и они с мужем живут у его мамы. Несладко ей пришлось у свекрови. Было время, когда мы с ней могли сходить куда?нибудь после работы, вместе отдохнуть и повеселиться. После замужества она стала проводить вечера дома с семьей, и с работы теперь всегда спешит домой.

Свекровь вечно ей недовольна, Ирине пришлось «снять» джинсы, теперь она ходит только в платьях и юбках длиной не выше колена, сверху тоже не должно быть никаких провокационных декольте. И сегодня она надела закрытое сиреневое платье длиной до колена, свои длинные вьющиеся черные волосы собрала в хвост, лицо без косметики, только на губах немного блеска – все, чтобы угодить свекрови. Долго ли она так протянет?

Я посочувствовала Ирине, рассказала, что была вчера в ночном клубе с подругами – никто там из парней не приглянулся, разве что потанцевала с удовольствием.

– Может, ты зря с Русланом рассталась. Теперь вот одна, без парня. Не хочешь к нему вернуться? – спросила Ирина.

– Только не к Руслану – он ко мне, как к собственности, относился. А парня своего найду еще. Как тебе вон тот, с желтой сумкой? – про Руслана продолжать разговор не хотелось, и я показала в сторону машины, остановившейся неподалеку на стоянке. Из нее вышел парень с желтой сумкой на плече.

Парень неожиданно направился прямо к нашему магазину, и нам с Ириной пришлось быстро вернуться в торговый зал, прервав беседу. Он вошел следом за нами, осмотрелся и направился к секции с мужской обувью.

Я немного понаблюдала за парнем, потом подошла и предложила свою помощь. Он перевел взгляд с обуви на меня, улыбнулся и спросил:

– Как Вы думаете, какие туфли мне купить к этой сумке?

– Вы серьезно? – я не смогла сдержать улыбку.

Он улыбнулся в ответ.

– Артур.

– Александра.

– Туфли мне нужны, только обычные, черные, 43?й размер. Поможете подобрать?

Я предложила ему сначала одну пару, потом другую, третью… четвертой он остался доволен. Недалеко от нас уже «крутился» Руслан и подслушивал нас.

Артур сказал, что покупает эти туфли, а еще спросил, можно ли пригласить меня на чашку кофе в какой?нибудь из вечеров. Я почувствовала, как Руслан напрягся и, решив его позлить, сказала Артуру, что готова прямо сейчас пойти с ним в кафе.

– Вас отпустят?

– Если недолго.

– А здесь рядом есть кафе?

– Есть. Идем?

– Идем.

Я отвела Артура оплатить покупку в кассе и попросила его подождать на улице. В подсобном помещении надела куртку, подкрасила губы и направилась к выходу. Руслану просто сказала, что скоро вернусь. В дверях даже спиной я почувствовала, как Руслан «сверлил» меня взглядом. Разозлила я его.

В кафе поблизости за чашкой кофе, я, наконец, внимательно рассмотрела Артура. Мужественное квадратное лицо. Я обратила внимание на его глаза, глубоко посаженные, серые, они излучали внутреннюю силу, это был взгляд волевого, уверенного в себе человека. У него были густые брови, прямой нос, не полные, но и не тонкие губы, тяжелый подбородок. Лицо было гладко выбрито. Каштановые волосы коротко подстрижены и расчесаны на пробор.
Новости
Библиотека
Обратная связь
Поиск