Текст книги

Ниль Блэк
Ultraviolence

Ultraviolence
Ниль Блэк

Его взгляд убивает, его губы ядовиты, его пальцы крошат кости. «Он опасен» – кричат с каждого угла. Омари не слушается. Омари уверен – он справится. И ошибается. Омари не стоило переходить дорогу самому могущественному мафиози страны. Но он уже пересек черту – назад дороги нет.

Ниль Блэк

Ultraviolence

ULTRAVIOLENCE

========== Моя кровь на твоих руках ==========

– Мое присутствие обязательно? – Омари задает вопрос и очень надеется получить на него отрицательный ответ.

– Да, – Сэмуэль поправляет галстук, скептически осматривает свой внешний вид в огромном зеркале на стене и идет к полке с запонками. – Так что поднимай свою очаровательную задницу и начинай готовиться, – примеряя запонки от своего любимого итальянского дома моды, приказывает альфа.

– Сэм, у тебя много шлюх, возьми любую, я бы с удовольствием закончил этот день в постели, – продолжает ныть парень, но осекается, поймав в зеркале недовольный взгляд альфы.

– Я заключаю сегодня, можно сказать, сделку века, и меня бесит, когда мой омега отказывается делить со мной мой триумф, – Сэм медленно подходит к постели и останавливается напротив сидящего на ней Омари.

– Будь хорошим мальчиком, надень все самое лучшее, что у тебя есть, и через два часа мы с тобой поедем покорять этот город. Хочу насладиться выражением лица Морта, когда он увидит, какой лакомый кусочек я себе заграбастал, – альфа тянет омегу на себя и легонько касается его губ.

– Так я и знал, что ты не просто так меня тащишь на эту встречу. Показуха – твое второе имя! – Омари пытается выпутаться из захвата альфы, но Сэм притягивает его ближе и сминает губы в жестком поцелуе.

– Это не просто показуха. Ты же знаешь, без тебя никак: где надо – подмигнешь, где надо – отвлечешь, – усмехается Сэм и получает укус в губу.

– Не дождешься. Я не собираюсь помогать тебе с контрактами своей внешностью. Надоело, – парень сползает с постели и, провожаемый голодным взглядом мужчины, идет в гардеробную.

– Не выпускай колючки, – смеется альфа. – И не сверкай задницей, когда я тороплюсь, думаешь, я железный?

Омари слышит хлопок двери и, обреченно вздохнув, начинает выбирать себе наряд на вечер.

***

Рожденному от шлюхи – путь в бордель. Омари слышит эту фразу на протяжении всей своей не такой уж и длинной жизни.

Омери не знает свою маму. Но знает, что он – плод четырёхминутного секса и тридцати долларов. Об этом в порыве ярости любил повторять отец парня Джейкоб Бэрроу. Отец-альфа забрал его сразу же после родов и привел в свою семью. Омари уже в пять лет знал, что омега Сон не его папа. Старший сам объявил об этом ребенку, когда тот попросил для себя такую же красную курточку, как и у его брата-омеги Брина. По словам Сона, такую куртку Омари может просить у своего папы, а не у него. Омари тогда впервые спросил отца о втором родителе, но тот рявкнул, что тот умер, и больше они к этому вопросу не возвращались. Омари смирился с ролью нежеланного ребенка в семье, был искренне благодарен за пищу и крышу над головой и терпеливо сносил все упреки. Сон Омари так и не принял, но при этом и не мучал. Мучал его сам отец. Тот словно все ждал, когда сын повторит судьбу мамы. Вот только Омари раз за разом вдребезги разбивал картину, которую в своей голове собрал старший Бэрроу. Он прилежно учился, с отличием закончил школу и шокировал родителей, получив грант в колледже дипломатии. Брин мало того, что грант не получил, он даже минимальный проходной балл не набрал. Родители после этого еще больше обозлились на Омари, и парню приходилось проводить все свободное время в своей комнате. Вниз он спускался только глубокой ночью за бутербродом. Те минуты, когда он все-таки сталкивался с родителями, отец продолжал обидно обзывать его шлюхой и даже придумал новую теорию, что сам бы Омари экзамены не сдал. Открытые намеки отца на то, что парень переспал чуть ли не со всеми представителями приемной комиссии вконец довели Омари. В тот вечер он, громко хлопнув дверью, ушел из дома. Правда, ночевать на скамейке в парке оказалось не совсем удобно, особенно, когда к нему стали цепляться пьяные альфы, так что под утро Омари вернулся домой и больше на слова отца не реагировал. Старался не реагировать. Омари за все эти годы уже отрастил, казалось бы, непробиваемую броню, на оскорбления членов семьи почти не реагировал, иногда, очень редкими вечерами, он просто закрывался в ванной и тихо плакал от несправедливости. Омари знал, что его в семье никто не любит, и понимал, что отец притащил его только, чтобы получить плюсик в раю.

После поступления в колледж к родителям присоединился и Брин. Омари знал, что брат завидует его успехам, а самое главное – его внешности. Брин бледный, болезненно-худой омега, но этого словно было мало. Судьба сыграла с ним злую шутку – он пах полынью. Омари пахнет малиной. Но Брин завидует не его запаху, а его внешности. Омари красивый. Он хрупкий, с гладкой алебастровой кожей и идеальными чертами лица. Будто высшие силы собрали в Омари все, что должно быть во внешности роскошного омеги, но этого оказалось мало, они еще подарили ему трудолюбие и упорство. Все то, чего у Брина не было. За Омари толпами ходили альфы в колледже, заваливали подарками и ухаживали, но он отказывался от отношений. Он хотел выучиться, потом подать документы в университет, хотел доказать всему миру, что он может лучше, что кровь не имеет значения, но каких бы успехов он ни достигал, он все равно слышал мерзкое «шлюха» в спину. Омари планировал после колледжа съехать от родителей и жить отдельно, но судьба распорядилась по-своему. Ему было семнадцать, когда вся его семья, возвращающаяся с дня рождения друзей, куда Омари конечно же не взяли, чтобы не позориться, погибла в автокатастрофе. Виноват был отец, который в условиях плохой видимости выехал на встречную полосу. В той аварии, кроме семьи Бэрроу, погибла еще одна семейная пара, в автомобиль которых влетела тойота отца.

Омари даже не дали время их оплакать. Несколько месяцев ушли на судебные разбирательства и окончательно истощили и так уже шаткую нервную систему парня. Омари начал учиться жить один, потому что другой родни, кроме так и не ставшей для него родной семьи, у парня не было.

С Сэмюэлем Омари познакомился на вечере доноров для колледжа. Тогда Сэм был всего лишь правой рукой своего брата, главы одного из пяти могущественных криминальных домов страны. Омари про их небольшой диалог на вечере забыл бы, но Сэм стал напоминать о себе. Присылал подарки, звал на свидания и красиво ухаживал, а для Омари тепло тогда было вопросом жизни и смерти. Еще Сэм был взрослым, в отличие от толп альф, бегающих за Омари в колледже. С Сэмом было интересно общаться, и вообще, Омари стал ловить себя на мысли, что альфа ему нравится. Недолгие дневные встречи в кафе переросли в ужины, а потом Сэм начал оставаться на ночь. Сэмуэль был первым мужчиной Омари. Омари не знает, была ли это любовь, но с ним он чувствовал себя в безопасности и в тепле, поэтому он сразу принял предложение альфы съехаться. Оставаться в доме, где каждая деталь напоминала о погибшей семье, Омари было тяжело, а продавать наследство отца – рука не поднималась. Омари переехал к Сэму, продолжал учиться и планировал поступать в университет.

Все изменилось, когда в ходе очередных конфликтов Домов погиб брат альфы. Вся власть перешла к Сэмуэлю, и он стал меняться на глазах. Омари понимал, что на его альфу переложили огромный груз и это тяжело, но Сэм стал чаще пропадать со своими головорезами, пристрастился к белому порошку и будто охладел к омеге. Сэмуэль появлялся в особняке, когда вздумается и сразу же тащил Омари в спальню. Утолив сексуальный голод, он обычно перебрасывался парой слов с омегой и снова уходил. Во время одного из таких визитов альфы, Омари ему не дался и потребовал объяснений. Омега хотел нормальных отношений, таких же, какие у них были до того, как Сэм пошел на повышение, но альфа только ухмыльнулся на истерику парня, и его изнасиловал. Наутро Омари собрал свои вещи и вернулся в свой старый дом. Сэм приехал вечером и пригрозил, что если парень не вернется в особняк, то его из дома вынесут в черном пакете. Омари понял, что этот Сэм может такое сделать. После громкого скандала и разбитых губ, Омари вернулся в особняк. Он решил переждать немного, надеялся, что альфе он надоест и тогда можно будет уйти. К Сэму ничего у Омари не осталось. Все его чувства прошли в ту же ночь, когда альфа, до хруста выворачивая его руки, взял его насильно.

Омари закончил колледж, продолжал жить в особняке альфы и готовил документы для поступления. Все так и продолжалось до сегодняшнего дня, когда альфе приспичило вновь потащить омегу на свои сходки. Омари эти встречи ненавидит, но альфе старается не перечить. Сэмуэль часто пользуется омегой как отвлекающим маневром на таких сходках и откровенно выставляет того напоказ.

Омари девятнадцать, и он знает, что красив. Знает, что стоит ему появиться в обществе, то он моментально притягивает взгляды. «Ты рожден, чтобы жить в постели, тебя из нее выпускать – самая большая глупость», – шепчет ему в порыве страсти Сэм, и омега мрачнеет. Потому что может его семья уже и кормит червей пару лет, но он все равно слышит про то, что его место – постель, от других. Хотя, видит Бог, все не так. Омари эта красота не нужна.

Омари поправляет пальцами огненно-красные волосы, жирно подводит глаза черным лайнером и в последний раз окидывает взглядом свой образ в зеркале. Бордовые узкие брюки и белая полупрозрачная блузка, обнажающая ключицы, идеально смотрятся на хрупкой фигуре омеги. Омари понимает, что выглядит шикарно, стоит опуститься на заднее сиденье бронированного лимузина, где его уже ждет альфа. Сэм пожирает парня глазами, обещает заняться им сразу же после встречи, так как портить макияж и идеальный вид омеги не хочется. «Покрасоваться ведь куда важнее своих желаний», – горько усмехается Омари. Но он готов сыграть свою роль и сегодня, он к ней привык.

***

Машины останавливаются перед небольшим казино на выезде из города, двор которого уже забит автомобилями. Сэм терпеливо ждет в салоне автомобиля, пока его люди осматривают территорию, а потом выходит из него, утягивая за собой и омегу. Казино закрыто на встречу, и их уже ждут. За обтянутым зеленым сукном столом в глубине зала сидит грозного вида альфа, окруженный своей охраной. Стоит Сэму подойти, как все приподнимаются и здороваются. Омари, как и принято на таких встречах, очаровательно улыбается в ответ на пожирающие его взгляды и, взяв с подноса пробегающего мимо официанта шампанское, прислоняется к колонне в нескольких шагах от Сэма. Омари не единственный омега в зале: сидящий за столом будущий партнер Сэма, Морт, окружен тремя омегами. Омари бы ненавидел себя за то, что опустился до такого, что играет для кого-то роль детали интерьера, но нет желания снова копаться в себе. Лучше перетерпеть. Он знает, что небольшие переговоры закончатся рукопожатием, потом они вернутся в особняк, где Сэм выполнит обещание, данное в машине, и уйдет. А потом для Омари, наконец-то, наступит долгожданный отдых и несколько дней, посвященных только себе. Омари как раз сходит на недавно открывшуюся выставку, потом поедет в комиссию узнать, что там с приемом документов. Так что полчаса в этом казино, полном до зубов вооружённых и недружелюбного вида альф, можно пережить, тем более Сэм рядом, и Омари в относительной безопасности.

Омари всем своим видом показывает, что ему убийственно скучно, медленно потягивает шампанское и ждет, когда уже Сэм заключит сделку и можно будет уйти. Он усиленно игнорирует похотливые взгляды пытающегося привлечь его внимание альфы рядом с Мортом и тянется за вторым бокалом, который сразу же падает из его рук и разлетается вдребезги. Омари слышит грохот и последовавшие за этим выстрелы, кажется, даже автоматную очередь. Он инстинктивно ложится на пол и зажимает уши. Омега с ужасом следит за тем, как люди Сэма, достав пистолеты, целятся в Морта и его людей, те в свою очередь тоже в долгу не остаются. Обе стороны обвиняют друг друга в подставе, и Омари, воспользовавшись суматохой, пытается отползти к двери, как вдруг ее буквально сносят. Омари заново отползает к стене, вжимается в нее, словно он сможет ее пробить и оказаться по ту сторону. Выстрелы и крики прекращаются, все внимание присутствующих направлено на дверь, куда через секунду входят несколько альф и, остановившись друг напротив друга, пропускают вперед того, о ком Омари миллион раз слышал от самого же Сэма, и даже видел его лицо пару раз в новостях, но в реальной жизни омега видит его впервые. Киран Каан. Глава второго по могуществу Дома страны. Человек, полностью контролирующий торговлю оружием и наркотиками в этой части света. Омари шумно сглатывает, не в силах оторвать взгляд от словно возвышающегося над всеми остальными мужчины. Киран Каан высокий, широкоплечий альфа с привлекательной внешностью. Его черные волосы зачесаны назад, выглядывающие из-за воротника рубашки шея и горло покрыты татуировками.

Каан лениво делает шаг вперед, брезгливо осматривает стоящих внутри альф, скользит взглядом по омегам около Морта и усмехается.

– Я не помню, что на сегодняшнюю встречу я приглашал Дом Каан, – зло шипит Сэм и идет к вошедшим.

– Знаю, я без приглашения, – усмехается Киран и, обойдя Сэма, идет к так и приросшему к стулу Морту.

– Это нарушение правил! – Омари видит, как Сэм багровеет и семенит за Кааном. – Я обращусь в совет, ты ответишь за самовольность!

– Замолкни, – ледяным тоном приказывает Киран и обходит стол. Морт нервно сжимает в руке пистолет, и Омари уверен, что он даже не дышит. Альфа не поворачивается, не смотрит на Кирана, он просто сжимает в руке пушку и смотрит на свою руку. Омари уже не различает, где чьи телохранители. Остальные омеги испуганно жмутся друг к другу невдалеке от стола. Воздух в комнате разряжен до предела, кажется, чиркни спичкой, и все взлетит к чертям. Омари с мольбой в глазах смотрит на Сэма, но альфа в его сторону не поворачивается, в следующую секунду парень слышит выстрел, а потом еще несколько. Омари следит за тем, как зеленое сукно на столе окрашивается в черный из-за вытекающей из головы альфы крови. На полу лежат даже не успевшие поднять свое оружие охранники Морта.

– Как? Что? – растерянно выдает Сэм, и его уже утягивает на пол начавшая отстреливаться охрана. Омари прикладывает ладони к ушам и жмурится. Молится, чтобы все закончилось. Просит высшие силы, чтобы его смерть была быстрой, а то, что он умрет, он точно знает. Теперь это уже сто процентов. Киран убил партнера Сэмуэля, вмешался в заключение контракта и, кажется, сейчас убьет самого Сэма. Киран пошел против правил и, судя по всему, пойдет до конца.

Омари открывает глаза только, когда наступает полная тишина, смотрит туда, где до этого лежал Сэм, и видит, что почти вся его охрана мертва. Сэм ползет к двери, а за ним медленно, меняя обойму в пистолете, идет Каан.

– Ты не имеешь права, – хрипит Сэм. – Ты покусился на Дом! Ты за это ответишь! – альфа продолжает ползти, оставляя за собой кровавый след.

– Нет свидетелей – нет обвинений, – смеется Киран и целится в голову. – Передавай привет своему братцу, – альфа спускает курок.

– Нет, – еле слышно выдыхает Омари и, как завороженный, смотрит на размазанные по полу мозги своего уже бывшего парня.

Киран поворачивается к залу, окидывает его взглядом, замечает омег и улыбается им. Омари думает, что, наверное, так улыбаются приговоренным к смерти. Хотя Каан улыбался вовсе не ему, он даже ни разу в его сторону не смотрел, но парню кажется, что от одной его улыбки липкий страх обволакивает кожу, и его из пор уже не вытравить.

– Раненых добить, всех остальных убить, – приказывает остановившемуся рядом альфе Каан, подтверждая мысли Омари. Закончив с распоряжениями, Каан снова идет в сторону двери. Омари понимает, что все – это конец. Ему не выжить. Он в ужасе следит за тем, как падают на пол омеги, подкошенные пулей, еле сдерживается, чтобы не вывернуть свой желудок прямо на пол, и видит, как к нему, на ходу заряжая пистолет, идет один из телохранителей Каана. Омари собирает все свои последние силы и срывается к выходу, где его сразу перехватывает идущий за боссом охранник и больно бьет ногой под колено, заставляя осесть на пол. Охранник достает пистолет и сразу же целится в лоб.

– Не убивайте меня, пожалуйста, – жалобно скулит Омари и впервые за вечер ловит на себе взгляд Кирана.

– Какая куколка, – Киран подходит к стоящему на коленях парню, цепляет его за подбородок и заставляет подняться на дрожащие ноги.

– Я не скажу никому, обещаю, не скажу, – продолжает тараторить Омари и не в силах удержать равновесие, прислоняется к столу позади. Каан оценивающе скользит взглядом по парню, еле заметно усмехается. Омари от этого взгляда антрацитовых глаз ежится, что есть силы вжимается в стол, пытается сохранить между ними расстояние.

Альфу это только веселит, он становится вплотную, видит, как мечется омега в попытке избежать прикосновения, и продолжает изучать паренька перед собой. Задерживает взгляд на молочно-белых ключицах, проводит языком по своим зубам, словно проверяет свои клыки, поднимает глаза к губам, давит на них большим пальцем, резко притягивает омегу к себе и шумно внюхивается. Омари лихорадит, он подрагивает в руках альфы, пытается удержать остатки стремительно покидающего его сознания и буквально задыхается от обжигающего его легкие запаха альфы. Омари его точно запомнит и узнает из тысячи. Потому что невероятная смесь лимона и сандала заставляет колени омеги сгибаться, а комнату идти ходуном перед глазами. Единственное, что удерживает парня в реальности – это черные глаза, смотрящие прямо в душу, и Омари мысленно за них цепляется, лишь бы не потерять сознание.

– Пожалуйста, я не скажу, – одними губами, смотря глаза в глаза, просит Омари.

– Конечно не скажешь, – скалится Киран, притягивает омегу к себе и впивается в губы. Раскрывает их, врывается языком внутрь, терзает чужой рот. Омари хватается за плечи альфы, как за опору, пытается не соскользнуть на пол. Киран одной рукой зарывается в волосы омеги и сильнее вжимает его в себя, будто он его сожрёт, вот так вот всего и сразу.

В следующую секунду Омари слышит выстрел, эхом разносящийся по комнате. Он даже не думает, что это с ним. Он словно в вакууме, и пусть он чувствует прошивающую боль в области живота, Омари не верит. Не хочет верить. Он отрывается от чужих губ, так подло забравших его последний вздох, с обидой смотрит в черный омут напротив с одним единственным вопросом в этих бездонных карих глазах «за что». Каан на вопрос отвечать не намерен. Омари это понимает, чувствует, как мокнет рубашка, видит огромное красное пятно, расплывающееся на животе и медленно начинает оседать на пол.

– Теперь точно не скажешь, куколка, – шепчет Киран омеге в ухо, подхватывает того поперек и укладывает на стол. Так бережно, что аж самому от себя тошно. Будто не он сам только что пустил в него пулю и не окрасил белоснежную блузку в красный. Киран аккуратно убирает сбившиеся пряди за ухо мертвого парня и, убрав пистолет за пояс, идет на выход. Уже у самой двери Каан поворачивается и, задержав дыхание, смотрит на невероятно красивую картину. Омега, которого он убил, был прекрасен и даже после смерти, умытый своей же кровью – он нереально красив. Бледное лицо с прикрытыми веками завораживает. Киран запоминает картину, доставившую такое эстетическое удовольствие, и, в последний раз втянув в себя уже рассеивающийся запах малины, выходит за дверь.

========== Я иду искать ==========
Новости
Библиотека
Обратная связь
Поиск