Текст книги

Константин Хант
Шелортис. Книга первая.

Шелортис
Константин Хант

История о жизни и смерти, о добре и зле, о честности и подлости, обо всём, что мы видим, слышим, чувствуем. Это произведение написано для тех, кто любит с головой погружаться в атмосферу нового для себя мира, знакомиться с героями и сопереживать их жизням и судьбам, чувствам и эмоциям. Книга написана в простом лёгком для чтения стиле, но при этом раскрывает каждого героя, не упуская важных деталей. Надеюсь, любители магических сражений, путешествий, закрученных сюжетов и неоднозначных героев, обязательно найдут эту историю увлекательной для себя.

Константин Хант

Шелортис

Пролог

.

Брентвуд, Лос-Анджелес, 1989 год.

В этом зале загородного особняка Мистера Салленхарта собрались тринадцать человек: представителей разных уважаемых семей клуба Уэллот. Удобно разместившись в широких креслах, гости пристально смотрели в центр зала, где перед импровизированной стойкой стоял высокий седовласый мужчина в длинном балахоне – Мистер Салленхарт.

– Дорогие друзья! Леди и Джентльмены! – с наигранным задором в голосе начал владелец дома, радушно разводя руками и улыбаясь во все свои тридцать два белоснежных зуба, – Я рад приветствовать Вас в своём доме, в честь ознаменования столь Величайшего события.

Среди присутствующих прокатился одобрительный гул, сменившийся звонкими, но всё же, по-аристократически редкими, аплодисментами. Мистер Салленхарт продолжил:

– Не было никаких сомнений, что мы справимся, не было ни мгновения, когда бы я не верил в нас … В нашу идею! И … – оратор выдержал театральную паузу, продолжая улыбаться, оглядывая присутствующих прищуренным взглядом, – … и вот оно, свершилось!

Мужчина поднял руки на уровне груди и звук нескольких звонких хлопков разнесся по залу. В следующий миг, двери, ведущие в холл, распахнулись. В помещение вошли четверо, в именных балахонах, дома Салленхарт. Вошедшие везли на небольшой вагонетке короб. Накрытый плотной тканью, с вышитой той же символикой, что и на балахонах, короб был шесть с половиной футов в длину и полтора в ширину. Установив конструкцию возле мистера Салленхарта, прислуга учтиво отошла на задний план и, опустив взгляд вниз, замерла в ожидании очередных указаний.

– Вот оно будущее, вот оно! – с явным самодовольством в голосе старик дернул за, покрывавшую короб, ткань.

В то же мгновение помещение озарилось ярким светом, сопровождаемое ощутимым ветреным импульсом, отбросившим людей и предметы в зале на несколько футов. Яркая вспышка света начала слегка угасать, сменяя резкие холодные лучи на мягкое дымчатое свечение, однако, несмотря на это содержимое ящика различить всё же не удавалось.

Знатные зрители попадали со своих мест и, едва зрение стало возвращаться, принялись пытаться подняться на ноги. Театрально вздыхая, они испуганно озирались по сторонам, пытаясь понять, что происходит.

– Чистая энергия! – стирая кровь с, разбитых от падения губ, растянувшихся в ехидной улыбке, воодушевленно прокричал Салленхарт, – Энергия! Власть! Сила!

Территория близ специального лагеря Синий бриллиант, Рамади, Ирак, 2011 год.

Полуденное палящее знойное солнце, заняв свое место на вершине небосклона неимоверно пекло, ознаменовывая свою власть этим октябрьским днем. Сквозь многочисленные струящиеся дымки (haze) знойного воздуха, оставляя едва различимые следы на песке, отряд рейнджеров триста двадцать пятого пехотного полка небольшой группой направлялся к заданной точке.

– Полуночник десять одиннадцать, мы покидаем квадрат Лимо, продвигаемся к точке Фокстрот, без замечаний, –сообщил в радиостанцию координаты перемещения своей группы, Майкл Уанрайт, молодой офицер, в чине второго лейтенанта, периодически осматривая положение всех членов своего отряда на территории.

Куратор-кинолог, снайперская пара и два штурмовых стрелка распределись по периметру. Воспользовавшись одним из немногочисленных, на пересечённой местности укрытий, отряд занял наблюдательную позицию. В этот момент, на расстоянии пара сотен ярдов оперативный малинуа-скаут патрулировал территорию под неустанным взором своего куратора. Отряд постепенно продвигался вслед за собакой, пристально осматривая каждый сектор разрушенных зданий неплотной застройки, расположившейся на пути.

– Ничего не обнаружено, сэр! – доложила командиру куратор служебных собак триста-двадцать пятого пехотного полка армии США, капрал Эми Эванс.

Наблюдая за псом через бинокль, девушка периодически переводила взгляд на ручной контроллер, закреплённый на запястье. На экране устройства дистанционного слежения за псом, отображалась картинка с электронного ошейника Дикса.

Посмотрев в бинокль, лейтенант Уанрайт, задумчиво хмыкнув, вновь доложил о ситуации:

– Полуночник десять одиннадцать, точка Фокстрот, без … , – командир отряда не успел завершить доклад, как его полушепотом окликнула по рации Эванс.

Куратор служебной собаки пристально вглядывалась в наручный монитор. Будучи собакой скаутом, Дикс был обучен в первую очередь тишине, так как его боевыми задачами, помимо стандартной караульно-патрульной службы, являлись поиск диверсионных групп и снайперских точек. Тишина в этом деле были критически важными навыками.

Обнаружив что-то подозрительное, Дикс лёг на песок. Служебный пёс, как на тренировках, положил голову на лапы, благодаря чему с камеры его ошейника открылся отличный обзор на местность. Обратив внимание на сигнал собаки, Эванс начала пристально всматриваться в монитор, выискивая всевозможные подозрительные объекты в изображении.

– Группа, полная тишина, возможный контакт на 8 часов, рассредоточится. Чиппер, Скаут занять позиции, – отдал приказы лейтенант, продолжая наблюдать за ситуацией в секторе обзора.

Двое солдат, молча кивнув в сторону командира, отделились от группы, направляясь к удобной позиции для сопровождения цели. Являясь снайперской парой, Чиппер и Скаут уже несколько лет работают в прекрасно слаженном тандеме. Дерек Сантос, он же Чиппер, вместе со своей лучшей боевой подругой, в лице армейской снайперской винтовки М 110 калибра 7.62 миллиметра, имел на своём счету более ста двадцати пяти успешных выстрелов. В то время, как его корректировщик, Марк Хонорс, с позывным Скаут, прекрасно справлялся с замерами и расчётами, едва ли не мгновенно давая нужные координаты по целям. Сейчас оба армейских специалиста, нашли отличное возвышение, не привлекающее внимания, которое будет служить им огневой точкой в этом боевом выходе.

Тем временем патрулирование продолжалось. Безмолвная давящая тишина, наполненная напряжением, могла свести с ума любого, но армейский отряд был неподвластен мимолетным эмоциям. Это была не самая обычная патрульная операция, в этот раз на отряд лейтенанта Уанрайта возложили очень большую ответственность. Дело в том, что на протяжении недели, по прилегающей территории лагеря работала снайперская группа противника. Хорошо ориентируясь на местности, противник всегда успевал уйти до того, как его вычислят и применят меры противодействия. При всём при этом, каждый раз применялась разная тактика отхода, в том числе и подземные ходы, хорошо знакомые армии США со времен Вьетнама. Ни один из способов контрснайперской борьбы не принёс плодотворных результатов.

Недавно воздушная разведка сообщила о нескольких точках вблизи военной базы, где была зафиксирована активность противника. В этот квадрат и был направлен сводный отряд лейтенанта Уанрайта, в который вошли все необходимые армейские специалисты.

Превозмогая жуткую жару от нещадно палящего солнца, Дикс профессионально лежал на месте, поджав уши к голове. Не двигаясь с места, он периодически что-то ритмично вынюхивал в воздухе. Уловив запах своего хэндлера, Дикс немного успокоил внутреннее волнение. Однако ушедший ментальный дискомфорт, неминуемо сменился физиологическими потребностями. Дикс очень хотел пить, но давать волю своим желаниям он не мог. Стойко контролируя свои эмоции, служебный армейский пёс ожидал дальнейших указаний от своего куратора.

***

Вот уже на протяжении двух лет Дикс и капрал Эванс совместно служат в армии США в триста двадцать пятом пехотном полку. Бывший куратор Дикса – мастер-сержант армии США, Харви Майерс, погиб во время выполнения задания по разминированию территории несколько лет назад. В тот день на подразделение саперов вышел неизвестный мужчина из местных. Сжимая в руках стартовый пульт детонатора, от которого, под одежду уходил витиевато извивающийся шнур, он угрожающе шёл на американских солдат. На его плечах размещалось что-то, наподобие жилета, только собранного из самой настоящей взрывчатки. Находившийся в десяти футах от террориста Дикс, тут же рванул в его сторону и в одно мгновение сбил его с ног. Придавив преступника лапами, пёс плотно зажал его кисть в челюсти. Взрыва не последовало, и подоспевший штурмовой отряд задержал террориста. Самодельное взрывное устройство было некачественно собрано, а, следовательно, не сработало в критический момент.

Несмотря на то, что, по сути, проблему удалось разрешить достаточно тихо, у местной полиции, осуществлявшей оцепление, было своё видение на сложившуюся ситуацию. Прорвавшийся через кордоны смертник, уязвил местных представителей правопорядка, чем спровоцировал череду фатальных событий. Ситуация стала накаляться после того как местная полиция принялась жёстко разгонять местное население, что привело к суматохе и панике среди собравшихся зевак.

Один из местных жителей, держа за руку свою дочь, пытался пройти через возникшее столпотворение. Несколько десятков, мечущихся в разные стороны, людей не давали пройти отцу со своим ребёнком. Запутавшись и не сумев найти правильно направление, мужчина попытался хоть куда-нибудь вывести дочь из толпы. Волей случая, этим местом оказалась территория возле полицейского ограждения. Увлечённая подавлением беспорядков среди местных, полиция не заметила мужчину с девочкой, который решил обойти толпу, отправившись через заминированную территорию.

Увидев происходящее, Майерс попытался окликнуть полицейского, чтобы обратить его внимание на происходящее. Однако в этот момент, пытаясь стабилизировать обстановку, полицейские начали стрелять короткими очередями в воздух. Полицейские не слышали оклика сержанта армии США, и шанс обратить их внимание на происходящее улетел вместе с пулями. В свою очередь мужчина с ребёнком на стрельбу отреагировал очень оперативно. Поспешив убраться как можно скорее, он разительно увеличил скорость своего шага.

Не имея других возможностей предотвратить неминуемую катастрофу, куратор служебной собаки бросился наперерез, размахивая руками и всячески привлекая внимание. Дикс, помчался рядом, с той же скоростью, что и сержант Майерс. Ещё полтора фута и житель с дочерью прошли бы точку невозврата, пересекнув черту разминированной зоны. Однако Харви сумел добежать и окликнуть их так, чтобы они услышали. Молодой отец обернулся, в его глазах читался страх и непонимание. При всём желании услышать сержанта, он не знал английского языка и не понимал, что от него хочет военнослужащий с автоматом на шее, да ещё и в сопровождении собаки.

Куратор Майерс вместе с Диксом стояли в шести футах от молодого отца. Плавно приманивая его к себе руками, Харви медленно приближался, оставив Дикса сидеть на месте. Пёс ждал в полной тишине, не издавая ни звука.

Мужчина сильно сжал руку дочери, сложившаяся ситуация очень пугала его. В какой-то момент он одним движением завёл дочку себе за спину, тем самым, вытащив её за черту разминированной зоны. Увидев это, Майерс непроизвольно громко крикнул требование остановиться. Резкий возглас напугал местного ещё больше, и тот немного попятился назад, протолкнув дочь ещё глубже на опасную территорию.

Включив рацию, Майерс еле слышно призвал саперов срочно подойти к ним, взяв с собой кого-нибудь, говорящего на арабском языке. В следующий момент, глядя прямо в глаза молодому отцу, Харви отрицательно покачал головой. Двигаясь очень плавно, он успокаивающе покачал руками вверх вниз, уговаривая его никуда не бежать и просто стоять на месте.

Спустя несколько минут, позади сержанта послышался звук быстрых шагов и лязг амуниции. С каждым мгновением, приближающихся шагов, на душе Майерса становилось чуть легче, ведь помощь была рядом. Но в этот день у судьбы были совершенно другие планы, на сей счёт.

Один из местных полицейских, увидев молодого отца рядом с американцами, направился к нему и начал окрикивать на арабском языке, явно намереваясь отогнать. Повернувшись к полицейскому, Майерс принялся размахивать руками, изображая крест на уровне груди и крича, чтобы тот остановился. Полицейский также как и молодой отец, не был силён в английском и понял американца совершенно в обратном смысле. Видя, что местный не шевелится, полицейский принялся стрелять в воздух, чем напугал его и заставил попятиться ещё назад, отправив свою дочь в кровавые руки коварной смерти.

Глухой пронзительный треск возвратной пружины взрывного устройства пронзил не только слух, но и душу опытного военного. Харви понимал, что девочка наступила на взрывное устройство и есть меньше двух секунд до того как, взрывчатка сдетонирует, в лучшем случае оставив ребёнка калекой на всю жизнь. Хотя как можно называть этот вариант лучшим.

В этот момент время словно замерло. Правда ли то, что перед смертью у человека проносится вся его жизнь перед глазами, что он думает о своей прожитой жизни и о своём будущем, которое не наступило? А о чём думает человек, который идёт на смерть, выбирает её для себя сам? Мучается ли он выбором или же совсем не поддаётся философским мыслям? О чём думал мастер-сержант армии США Харви Донован Майерс, к сожалению, уже никто и никогда не сможет у него спросить.

В последний момент, Харви крикнул своему псу команду о поисковой задаче, отправив его в противоположном направлении от себя. Дикс без раздумий, профессионально рванул в указанное куратором место.

– Подры-ы-ыв!!! – что есть сил, закричал Харви, рывком скинув с себя быстросъёмные подсумки с боеприпасами.

В следующий миг, сержант Майерс со всей силы дернул местного жителя с его дочерью на себя, словно совершая борцовский бросок, в ходе которого сам он по инерции летел на их место. Местные отлетели на пару футов, неловко упав на песок, сержант в свою очередь грузно бухнулся на мину, придавив её своим телом, облачённым в бронежилет.

Почуяв ужас и страх, никогда ранее не источаемый его куратором, Дикс резко развернулся и, не помня себя, бросился на помощь, но было уже поздно. Глухой взрыв разнёсся пронзительным рокотом вдоль улиц ближайшего поселения, уходя вдоль ровных песчаных барханов.

К сожалению, даже вовремя подоспевшая бригада врачей, не смогла повлиять на судьбу. Смерть желала получить свою жертву в тот день, и она её получила. Сержант армии США Майерс, погиб, не приходя в сознание. Это событие очень сильно отразилось на ментальном здоровье Дикса. В течение двух месяцев группа кинологов не могла вернуть пса в строй. Он отказывался от еды, не выходил из вольера, вёл себя отстранённо. Ветеринары прогнозировали контузию, вставал вопрос о его списании на пенсию. Как итог, Дикс смиренно ожидал решения своей судьбы в вольере лагеря.

***
Новости
Библиотека
Обратная связь
Поиск